fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Колчак и фашизм


25 апреля 2017 года городской суд Петербурга постановил-таки убрать памятную доску деятелю белого движения Александру Колчаку, установленную почитателями «России, которую мы потеряли».

До установки этой злополучной доски лично я равнодушно относился к Колчаку.

 Однако всё-таки понимал, что Колчака населению постоянно навязывают совсем не честными способами, например, с помощью пива и кваса под маркой «Адмирал Колчак».

 Позже выяснилось, что это делается также установкой памятников и досок на частной территории за чьи-то деньги.

И вот мы пришли к тому, что увековечить память об этом деятеле на государственном уровне решилось правительство Санкт-Петербурга.

Парадоксально, но в некоторой степени установка этой доски в Петербурге нам помогла.
Помогла она тем, что дала «понять, где тьма».

Например, когда в ответ на заявление истцов о том, что почитание военного преступника нарушает конституционное право чтить память предков, представитель правительства Петербурга на автомате объявила:

«Обязанности чтить память предков не предусмотрено законодательством, и я сомневаюсь, как можно заставить кого-то чтить чью-то память».

Чтить память предков – это принцип нашего народа, а не просто конституционное право.

Таким образом, власть сама лишает себя легитимности, потому что открыто заявляет, что формальные законы выше одного из основополагающих принципов нашего народа. И если власть действительно почитает Колчака, то как же не понять, что именно несоответствие ценностей народа и власти привело Колчака к полному краху.

Георгий Константинович Гинс (1887 – 1971) – ближайший соратник Колчака.
С августа 1919 вплоть до разгрома Колчака Гинс был управляющий делами Верховного правителя России, которым провозгласил себя Колчак.
В своих мемуарах «Сибирь, союзники и Колчак» Гинс напишет:

«Умеренная демократия тоже не выдержала экзамена. Но понять её неудачи можно только тогда, когда вникнешь в психологию периода. Он весь был приникнут отвлечёнными идеями: «единой России» и «единоличной власти». Эти идеи выставлялись как самоцель, им приносились жертвоприношения… Адмирал Колчак был символом
этой идеи, её пламенем он горел и за неё погиб».

Насчёт «единой России» не могу согласиться с Гинсом, ведь именно Колчак заявил в письме Деникину о необходимом «временном раздроблении единого Российского государства» во имя устранения разногласий между антибольшевистскими силами. Остаётся только идея «единоличной власти» и, как пишет сам Георгий Гинс, любой ценой. Даже на штыках интервентов:

«Интервенция, всё время подававшая надежды, приносила существенную поддержку, но так бессистемно и непланомерно, что всегда порождала излишнюю самонадеянность командования и переучёт сил».

И несмотря на очевидное попрание ценностей народа, Гинс пеняет на народ и винит именно его в крахе колчаковской власти. Последняя глава его книги начинается с эпиграфа, где приведены общеизвестные строки из концовки «Бориса Годунова» А.С. Пушкина: «Народ безмолвствует». Далее Гинс развивает мысль:

«Все неудачи русской революции объясняются, главным образом, безучастным отношением народа
к судьбе правительств и к их деятельности… Народ жил своими обычаями. Они выросли вместе с ним и были ему понятны и близки. Но они были непонятны русской интеллигенции. Как можно жить варварскими обычаями, когда существует римское право».

Народ не безмолвствовал, а вступал в Красную армию, которая к 1919 году насчитывала до 3 млн. человек, в том время как Белая армия располагала 0.3 - 0.5 млн.

Налицо безмерная воля к власти любой ценой, диктатура, отношение к народу как к некой низшей касте – всё это свойственно фашистской идеологии. Колчак погибнет в Сибири, а Гинс впоследствии вместе
с другими создаст Народно-трудовой союз (НТС), который в Великую отечественную войну пополнит ряды карателей на территории Советского союза.

Генерал армии Колчака Константин Вячеславович Сахаров (1881 – 1941)
напишет в своих мемуарах, что стремление белой идеи приобрести форму фашизма в Сибири эпохи Гражданской войны «было лишь первым робким опытом его, белое движение в самой сущности своей являлось первым проявлением фашизма» .

Это высказывание указывает на не случайность совпадения принципов колчаковской власти и известных фашистских режимов. Не случайно и то, что многие из соратников Колчака оказались в стане нацистов после свержения Колчака.

Примириться с фашизмом невозможно, но именно фашизм проталкивают сегодня и далеко не маргиналы.

Не случайно ведь в защиту доски Колчаку в городском суде Петербурга выступали не активисты маленькой организации «Белое дело», инициировавшие установку доски, а лично вице-президент фонда «Возвращение» Даниил Петров.
Членами данного фонда являются потомки белоэмигрантов, некоторые из которых воевали на стороне Вермахта, члены НТС, а до недавнего времени даже министр культуры РФ Владимир Мединский.

 Руководитель фонда Юрий Бондаренко открыто заявляет:


«Большевистское иго уничтожало саму суть России – имена и символы. Вернём Двуглавых орлов на башни Кремля, вернём исконные названия улиц и городов!».

Этих людей в полном смысле можно назвать продолжателями чёрного дела адмирала Колчака, раз именно ему они воздают почести.
Оригинал взят у raasta в Колчак и фашизм
Оригинал взят у efimov_m_v в Колчак и фашизм
Tags: Власть, Колчак, Фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments