fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Рассказ о цунами в Тайланде

Публикую рассказ, который глубоко меня взволновал: человеку есть что сказать...
                                                                       Живи!
Автор Вадим Безобразов.
Светлой Памяти очень хорошего человека и отца.
21.05.2017.

Они стояли на набережной океана - отец и дочь... Был прекрасный тёплый и как всегда солнечный, таиландский день. Тропическая природа словно ласкала их, ни на минуту не давая опомниться
от опьяняющего для северного человека, чувства совершенства бытия. Очень необычно... Не надо мечтать о тепле - оно везде настолько, что порой так и хочется прислониться к чему-нибудь холодному и
отдышаться...


- Подышим немного морским бризом, освежимся и пойдём, перекусим, доча, - глядя куда-то в океан, как-то неуверенно сказал отец...

- Пап, у тебя все в порядке? Ты сегодня какой-то задумчивый... Тебя что-то беспокоит?- дочь смотрела
в глаза отца, - Пойдём уже...

 - Да, вот только....- ещё напряжённее всматриваясь вдаль, как-то отрешённо сказал он.




- Ну пап, вперёд навстречу счастью... - попыталась увлечь отца от внутреннего напряжения, которое он уже даже не мог скрыть. - Ну что с тобой сегодня?
Тебе нездоровится?


- Я не знаю, что происходит.... Но что-то не так... Не так, как обычно. Необычно... - медленно и ещё более растерянно произнёс он.

 Она, пожав удивлённо плечами огляделась, не обнаружив ничего такого, взяла отца за руку... И вдруг
в этом прикосновении, в сжавшей её маленькую ручку отеческой рукой, она почувствовала - это... Они продолжали стоять как заворожённые и уже оба смотрели туда, откуда каким- то неведомым предчувствием, всем своим существом, улавливали приближение неминуемой беды. И она пришла...

 Пришла неожиданно, коварно, не оставив им - таким естественным, трогательным и живым, никакого шанса.... Никакого! Вдруг наступила звенящая тишина, природа вокруг как бы замерла, притаившись...

 Всё вокруг казалось исполненным какого-то неведомого, сокровенного смысла. В нём и было, чувствовалось, и даже осязалось непомерной тяжестью, нечто сверхъестественное...
Лёгкий бриз куда-то исчез, оставив влажный горячий воздух накаляться добела... Все звуки смолкли как по команде неведомого и очень требовательного режиссёра.


Они так и продолжали стоять, крепко держась за руки, и смотрели в океан. А он, словно чувствующий свою вину огромный зверь, стал отползать от берега, обнажая мокрый песок.

  Это было потрясающее зрелище, вводящее в оцепенение, перехватывающее дыхание...

 Всё твоё существо, потрясённое этим величием, взывает о спасении, чувствует в себе десятикратную силу, чтобы бежать подальше от опасности,
но скованное какой-то магической беспомощностью, не силах сдвинуться с места. Да и сам отец осознавал, что времени у них больше нет, бежать было поздно...


Он стал лицом к дочери, прикоснувшись своими сильными руками к её плечам, глядя в испуганные глаза и стараясь подавить в голосе волнение, спокойно, но твёрдо сказал:

 - Девочка, слушай меня внимательно! Это - цунами... Именно так они начинаются... У нас нет времени... Сейчас будет волна... Ничего не бойся, помни - я с тобой! Что бы ни случилось, главное - не сдавайся!
Что бы ни произошло, ты должна спастись! Ты должна жить!

 - Папочка! Вместе... Ты и я... Мы останемся жить... Мы спасёмся... - она смотрела на отца широко раскрытыми глазами, ещё наверное не осознавая всей серьёзности происходящего...


Это был какой-то нереальный сон, в который не хотелось верить... Но океан неумолимо отползал всё дальше от берега, словно собираясь силами для своего прыжка... И вдруг он на каком-то этапе замер, а
из далёкой океанской синевы вдруг образовалась волна.

Даже на приличном расстоянии она выглядела внушительно, но с каждой секундой она росла и крепла всё больше, превращаясь в неудержимое своей стихией чудовище. Это было настолько жуткое зрелище, что на него было невыносимо смотреть... Но и не смотреть на него было - невозможно! От этого чудовищного величия невозможно было оторвать взгляд.

 Отец, не отпуская руку дочери быстро огляделся, оценивая их шансы. Он всеми силами старался сохранить спокойствие, подавить в себе вскипающее в сознании состояние необузданной паники. Он прекрасно понимал, что паника - это неминуемая смерть... Надо было торопиться, использовать
для спасения каждую секунду...

 - Доча, мы должны занять удобную позицию безо всяких препятствий, об которые нас ударит волна. Когда это случится, главное - держаться на плаву и всеми силами уворачиваться от всего... Плаваешь ты хорошо, поэтому уверенно держись на поверхности, ты сможешь!

 Старайся дышать так, чтобы не вдохнуть воду.... Главное - слышишь.... Не паниковать, не кричать, береги силы.... Если я вдруг пропаду из виду, не бойся и помни, что я рядом, я тебя обязательно спасу! Он обнял дочь так, чтобы при ударе волны хоть немного защитить её...
- Ничего не бойся, папа с тобой... Я люблю тебя! Ты сможешь... Доченька, пожалуйста... Живи!



Тем временем какой-то ужасающий и потрясающий сознание гул и грохот надвигающейся волны, неумолимо приближался. Эта стена взбушевавшейся воды была настолько огромна, что гнала перед собой воздушные потоки ветра... И больше не слышно было ни криков, ни мольбы...

 Одна только неукротимая и чудовищная стихия. И казалось что весь мир, всё бытие сейчас выглядит именно  так, и не осталось больше ничего, кроме этой чудовищной жути!

 Удар волны был невероятной силы, опрокинув, разметал обнявшиеся воедино тела. Её спасло только то, что за мгновение до удара, она сделала глубокий вдох, а сильное тело обнявшего её отца хоть как-то защитило в самый страшный момент... Вода, которая должна была убить немедленно, напротив вывела её из состояния шока и заставила бороться.

 И сознание отозвалось мгновенной, как электрический разряд мыслью: "у тебя теперь только два пути- жизнь или - смерть... выбирай...".



Ворвавшись на берег, волна вскипела, словно забилась
в неудержимой истерике и понеслась дальше
на сушу, сметая беспощадно всё, что находилось на пути.

 Страшный грохот воды, слился с грохотом сносимых ею препятствий, криками обречённых людей...

Это была единая, неудержимая, кипящая пеной, неуправляемая масса, в которой, казалось, нет и не может быть места ничему живому.

 Она не чувствовала боли, и её иссечённое солёной водой
с песком, избитое о препятствия тело, онемело... Но руки и ноги были не сломаны и помогали держаться.

Она как-то подсознательно, как бы  со стороны, ощутила себя маленькой частицей какого-то глобального движения. И казалось, что оно  не закончится никогда...

 В редкие моменты мгновенной передышки, когда не было поблизости опасных препятствий, она старалась максимально повыше вынырнуть над поверхностью воды, напрягала своё зрение и слух, ища отца... Поначалу даже несколько раз пыталась звать его...

- Папа, папа! - но её хриплый, какой-то чужой голос не слышен был даже ей самой... в какие-то моменты она как-бы отключалась, сознание проваливалось, ища самый короткий путь из цепких объятий страданий... Но она упорно, одержимо заставляла себя жить! И голос отца в еле живом, как будто постороннем сознании: "Девочка, ты сильная! Ты- сможешь! Пожалуйста - живи!"


И она снова и снова включалась в борьбу... Одна, юная, слабая и беспомощная - преодолевая эту неудержимую массу воды и растворённую в ней чудовищную разрушительность.

А тем временем это движение, эта река смерти продолжалась и энергия её не иссякала. Добравшись до городских кварталов и улиц, она, как чудовище, ощетинилась всем, что снесла на своём пути, затирала, рвала и корежила всё живое и неодушевлённое. Повсюду в этом месиве были видны изувеченные, безжизненные тела несчастных людей...

Уже на последних остатках своих сил, в последних вялых признаках своего сознания, она заставила себя понять, что если не спрячется в какое- то укрытие, её просто раздавит... И теряя сознание, уже в каком-то бреду, она смогла, собрав остаток сил, открыть дверь проплывающей мимо искорежённой красной машины.

 Так хотелось в неё забраться, уйти от этого безумия и страданий и пускай даже - умереть... Она была истерзана и морально измучена настолько, что смерть казалась ей неким даром, облегчением, избавлением. Она не боялась больше смерти, а значит - обречена!

 Но открыв дверь и сделав движение, чтобы пробраться внутрь, она застыла, её словно ударило током- внутри были змеи! От неожиданности, жуткого зрелища скопления змей её словно подхлестнула  неведомая внутренняя сила, и всё огромное, вселенское напряжение нечеловеческих испытаний хлынуло из неё с душераздирающим криком отчаяния, страха и боли...

 Последнее, что она помнила: моторная резиновая лодка с людьми в камуфляже и оранжевых спасательных жилетах... "Папа, я жива".




Оригинал здесь

Tags: Рассказ "Живи", Цунами
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments