fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Неравенство неизбежно. Но вы ещё можете что-то предпринять


hightech.fm приводит очередной обзор статьи израильского историка о будущем, но обзор слишком технологичный и много теряет уже от отсутствия финальной постановки проблемы: если кому-то нарисованные образы будущего не нравятся, то он ещё может что-то предпринять.

Но самое важное в этом материале заключается в следующем противоречии.

Рубрику «Неравенство»
в авторитетнейшей британской газете «Гардиан», где напечатана статья, спонсирует не менее серьёзная организация — Фонд Форда.

 Поэтому от текста, если он действительно претендует на реальную постановку действительно серьёзной проблемы будущего неравенства, вполне правомерно ожидать как её полноценного раскрытия, так и размышлений на тему её преодоления.
Однако, ни первого, ни второго автор не делает. Проблематику он сглаживает и зауживает, а от рассуждений о возможных путях он явно отказывается, ограничиваясь только предупреждениями.

 Отсюда складывается впечатление, что основная цель и этой статьи, и всего проекта «Неравенство», — предуготовление массового сознания к мысли о неотвратимости наступления описываемой модели будущего. А это вполне логично ожидать от тех, кто уже сегодня записал себя в будущих «сверхчеловеков».

Будущее неравенство автор видит как деление глобального человечества на биологические касты, а, может быть, и на разные виды. С одной стороны, новые биотехнологии позволят состоятельным элитариям колоссально развить и усилить свои способности, став «сверхчеловеками». С другой, обычные люди, вытесненные с рабочих мест прогрессом в сфере алгоритмики и роботизации, превратятся
в ненужный, безработный, и потому не имеющий никакого веса в обществе класс.  Произойдя, изменения станут необратимыми, и неравенство достигнет максимума за всю человеческую историю.

И самое первое, за что цепляется глаз, заключается в том, что это страшное будущее с непреодолимым разделением на «сверхчеловеков» и «бесполезных» не называется прямо по своей сути — фашистским.

 Равенство людей в их праве каждому быть человеком не провозглашается самой главной ценностью перед лицом стоящего перед человечеством вызова. Не говорится, что все народы Земли должны сплотиться для его преодоления.

Наоборот, озвучивается мысль, что люди на протяжении практически всей своей истории принимали неравенство не только естественным, но и даже божественным порядком, противоположность которому — хаос. Дескать, священники, философы и поэты по всему миру изображали общество метафорически
в виде человеческого тела, в котором ноги должны подчиняться голове.

 По каким причинам можно так исказить суть христианского учения, которое говорит о равенстве всех людей — братьев и сестёр — детей одного Бога? Слова Апостола Павла, пишущего не о подчинении членов единого тела друг другу, а об их взаимной потребности друг в друге (1Кор.12)?

 Да, апостолы говорили о необходимости подчиняться государственным властям, а Иисус Христос о необходимости отдавать кесарево кесарю, но никто из них не ставил кесарево на первое место, предавая забвению равенство всех перед Богом.

Во-вторых, опускается ключевая деталь о равенстве, как наивысшей ценности человеческих обществ века Модерна, который сейчас подходит к своему историческому концу.

Причиной называются новые идеологии — гуманизма, либерализма и социализма, и индустриальная революция. Последняя подразумевает потребность власть имущего капиталистического класса заботиться о массах ради собственной выгоды — рабочие должны быть образованными и здоровыми для конкурентно-способного производства, а солдаты — преданными для его охраны в рамках национальных государств. Далее подчёркивается, что равенство в 2000-м году намного превосходит равенство в 1900-м, и отмечаются надежды людей на ускоренное развитие этой тенденции в связи с окончанием холодной войны. Несбывшиеся надежды.

Из этого сюжета — вплоть до упоминаний — абсолютно исключён СССР и советский Красный коммунистический проект, конец которого пришёлся на распад Советского Союза при «окончании холодной войны». А вместе с этим — два важнейших момента. Первый заключается в том, что не все разделяли общий оптимизм на волне крушения коммунизма, но предупреждали об обратном:

«Конец коммунизма, казалось бы, не вызывает сомнений. Обсуждается лишь то, как именно будет выглядеть послекоммунистическая эпоха. Общество старается верить, что оно станет эрой всеобщего благоденствия. В связи с этим мы считаем необходимым заявить свое особое мнение по этому самому принципиальному из всех философско-политических вопросов современности.

 Мы считаем, что оснований для упований на светлое будущее в связи с концом коммунизма нет.
Мы ожидаем в ближайшее десятилетие, коль скоро действительно оно станет концом коммунизма, срабатывания "принципа домино", приводящего к серии идеологических катаклизмов, сбрасывающих вслед за коммунизмом не только христианство, но и другие мировые религии (буддизм, ислам, иудаизм), мы предвидим опасность аннулирования их общего, как сказал бы Н. Бердяев, богочеловеческого, то есть гуманистического, стержня и в связи с этим возможность перехода от эры "красной" к эре "черной" — постгуманистической…
»

(Постперестройка. Кургинян С. Е. и др. — М.: Политиздат, 1990)

Второй — именно русский коммунизм в Советской России впервые воплотил на практике идеи максимального человеческого равенства, после чего западные капиталистические элиты были вынуждены откупиться от своего рабочего класса внушительной долей доходов для сохранения власти в своих руках. Якобы, и у капитализма есть человеческое лицо, и он ничем не хуже коммунизма. Однако, исчезновение альтернативы быстро показало, что лицо было лишь маской, которую теперь постепенно снимают, потому что необходимость в её ношении отпала.

«Я бы сказал, что XX-ый век, в прямом смысле слова, был Советским веком. Я не хочу принизить другие важные силы и события. Но, русская революция стала, вероятно, больше, чем любое другое событие, кристаллизующим событием прошлого века.

И теперь, когда этого коммунистического движения нет или оно сильно расколото, капиталисту незачем больше подкупать рабочий класс социальными пособиями. Значит, они и не будут делать этого больше. Они не боятся сегодня, что рабочие повернутся к коммунизму. Они не боятся, что все рабочие будут лояльны к Советскому Союзу».

(Гровер Ферр. Интервью для проекта «Фашизм-Реваншизм XXI», 2012)


Параллельно сдерживанию коммунизма в лице СССР, западные элиты занялись проблемой сохранения своей власти в глобальном масштабе на стратегическом уровне. Чтобы выявленная Марксом закономерность о развитии буржуазией угнетаемого ей рабочего класса до состояния, когда он станет способен к преобразованию общества для преодоления угнетения, не воплотилась в жизнь, было принято решение об отказе от развития вообще. Так в мир пришёл Постмодерн, отрицающий абсолютные Правду, Истину, Справедливость и т. д., движение к которым и составляют суть исторического процесса.

Общество переключали на потребительскую идеологию, основной ценностью которой является удовлетворение индивидом любых (в том числе и самых низменных) пожеланий. Её принятие означает отказ от равенства, как общечеловеческой ценности, поскольку не может быть взаимной необходимости друг в друге между теми, кто смотрит на ближнего лишь как на инструмент удовлетворения своих потребностей. К чему мы, собственно, почти пришли.

По всей видимости, в рамках этого потребительского мировоззрения ожидается вера в «добрых» элитных «сверхчеловеков» из стран типа Великобритании, которые, возможно, будут заботиться о ненужных им массах. Например, предоставят им животное существование в виде бесплатного корма и бесконечных увеселений в виртуальных мирах (об этом автор писал чуть ранее в другой статье рубрики «Неравенство»).

При этом в неприглядном свете оговариваются элиты развивающихся стран — Китая, Индии, ЮАР и Бразилии, которые, скорее всего, сразу избавятся от ненужных простых людей. Откуда такая уверенность? История говорит совсем о противоположных примерах.

  Английское колониальное правление в Индии
привело в 19 веке к голоду, жертвами которого стали миллионы людей. В Китае — массовая наркотизация населения проводилась для получения сверхприбылей и удержания его в повиновении. Не это ли «гуманистическое» отношение к населению колоний способствовало его обнищанию и неразвитию, которое до сих пор не преодолено?

 Так чем же тогда будет отношение английского «сверхчеловека» к простому обывателю в 21 веке принципиально отличаться от отношения цивилизованного белого жителя метрополии к «цветному варвару» из колоний в 19-м?

Отдельное место в упоминании стран БРИКС отводится России. Она появляется в глазах читателя лишь в первом абзаце текста, как пример неравенства в Каменном веке. «Тридцать тысяч лет назад группы охотников-собирателей в России одних своих членов хоронили в роскошных могилах с богатым наполнением, а других клали в пустую яму» («Inequality goes back to the Stone Age. Thirty thousand years ago, bands of hunter-gatherers in Russia buried some members in sumptuous graves replete with thousands of ivory beads, bracelets, jewels and art objects, while other members had to settle for a bare hole in the ground».).

С тем же успехом можно было вместо «Россия» написать «Европа», «Америка», или вообще ничего не писать — это не изменило бы смысл. Кроме неявной увязки соответствующих ассоциаций с нашей страной, я не вижу другой цели употребления её имени в данном контексте.

Точно также кажется маловероятной неосведомлённость экспертов, пишущих в проекте «Неравенство» Фонда Форда, о нераскрытом потенциале Красного коммунистического проекта и советском опыте, опираясь на который, можно искать альтернативный путь — в будущее без неравенства.

 По регулярным нападкам на Россию и русских на информационно-идеологическом направлении со стороны Запада с объявлением нашего государства мировой угрозой номер один можно судить, что альтернативный путь западной элите не нужен. Глобальная элита готова расплатиться даже собственной человеческой сущностью за власть над себе подобными, а русские, органически не принимающие такого подхода, им как кость поперёк горла.

Поэтому слова «вы ещё можете что-то предпринять», обращённые к читателяем «Гардиан», должно услышать прежде всего нам. Ведь, во-первых, кроме нас полноценно переосмыслить наш опыт никому не возможно, а это значит, что возглавлять поиск альтернативного пути и первыми пойти по нему предстоит именно нам. И, во-вторых, это вопрос выживания России и нашего народа, так как двигаясь вперёд по западному пути, мы придём в будущее, где для нас места попросту нет — роботы вполне справятся с добычей нефти, газа и других полезных ископаемых на нашей территории.

Пока мы ещё можем что-то предпринять. И это «что-то» начинается со снятия завесы с исторической памяти для ясного взгляда на будущее, в которое у нас есть собственный путь.

До встречи в СССР!

Tags: #Неравенство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments