fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Борец за освобождение народа – Степан Халтурин

Ольга Скопина

За желанье свободы народу,
Потеряем мы сами свободу,
За святое стремленье к добру —
Нам в тюрьме отведут конуру.

/Некрасов Н.А./
Степан Халтурин
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

Постыдно прозябание народа в голодной нищете, в рабском угнетении. Да, можно пожалеть такой народ, но если
в этих жутких условиях народ не способен рождать своих освободителей, то нет в истории места такому народу. Русский народ всегда рождал освободителей, такова наша история, поэтому мы не растворяемся в исторических вихрях, а идём через века.

 Горький очень образно описал освободителя в легенде о Данко, спалившего своё сердце ради освобождения и спасения людей. А что же люди, разве вознесли они своего спасителя, разве осознали, чем он пожертвовал ради них, ради людей, которые до этого готовы были разорвать смелого юношу? Нет, не оценили, и только «осторожный человек, боясь чего-то, наступил на гордое сердце ногой».


Сегодня очень легко современники в очередном угаре десоветизации навешивают таким освободителям различные обвинения в преступности, в терроризме. И всё так же как у Горького, не понимая, что для них сделали эти люди. Такой ярлык повешен и на имя борца за освобождение народа — Степана Халтурина. Навешивающие ярлыки современники не понимают, что своей нынешней свободе они, в том числе, обязаны и Степану.

 А ведь это был простой крестьянский мальчишка из Вятской губернии. Родился он 2 января (по новому стилю) в 1857 году в деревне Верхние Журавли. Через четыре года Крестьянская реформа упразднила крепостное право. Стали ли люди в России свободнее? Некрасов в ту пору писал: «Знаю, на место сетей крепостных люди придумали много иных»
.

Но хоть какая, а всё-таки свобода. В Вятской же губернии почти не было крепостных. Вятская земля была настолько бедна, что не могла обеспечить ни одному барину достойного существования. Да что говорить, она и мужика прокормить не могла. Жилось там людям тяжело и без крепостничества, крестьян прижимали так, что не вздохнуть.

Степан рос в крепкой, дружной семье. Глава семейства Халтурин Николай Никифорович, отец Степана, много работал, он отличался сметливостью и был грамотным. Чтобы выжить, семья жила промыслом. Все, от мала до велика, были при деле. С ранних лет Степан мастерски обучился столярному делу, что сыграло в его судьбе важную роль.

  Ещё маленьким мальчиком Степан наблюдал, как частенько конвоировали через их деревню ссыльных и арестантов. Были среди них те, кто боролись за облегчение тяжкой жизни простого народа — это были «политические».

  Видел Стёпа и как жилось этому простому народу, как год от года тяжелее становилось мужику, как душили его поборами. Видел он, как засухи и неурожаи усугубляли положение людей. Видел Стёпа, как у многодетной солдатской вдовы забирают за долги единственную коровёнку.

  Тогда в порыве справедливого гнева наш ещё совсем юный герой не побоялся напасть и ударить урядника, чтобы отвоевать соседским детям их корову. Но что может мальчик против государственной машины, выжимающей
из народа последние соки? Видел Степан и то, как в голодные годы целыми деревнями люди уходили побираться. Тяжело и горько было Степану видеть, как вымокшие под дождем, плелись по грязным бездорожьям нищие люди
с голодными ребятишками и еле живыми стариками.

 Стёпка возненавидел душителей и угнетателей бедного человека. В его мальчишечьем сердце навсегда укрепились сострадание и любовь к угнетённым людям. Любовь эта укрепляла характер мальчика, разжигала дух борьбы и желание сопротивляться, освободить народ.

  Огромное влияние на становление мальчика оказал ссыльный Евпиногор Ильич Вознесенский. Он был товарищем Дмитрия Каракозова, казнённого за покушение на Александра II. За эту дружбу и сослали Вознесенского в Вятский край на пять лет. Степан познакомился с Евпиногором, когда того этапировали через их деревню.

  Можно сказать, что Стёпка спас и арестанта и конвоирующих жандармов, когда те застряли в овраге на своих санях в мороз и почти замерзли. Мальчик услышал крики, и Халтурины спасли замерзающих людей, обогрев их в своем доме.

  В благодарность за спасение Евпиногор Ильич подарил Степану небольшую книжечку — Басни Крылова. Басни произвели на мальчишку ошеломляющее впечатление, там говорилась правда об их жизни. Навсегда Степан запомнил жгучие слова:"У сильного всегда бессильный виноват".


Много времени спустя вновь свела судьба Степана и Евпиногора, мальчишка снова спас ссыльного, когда тот заплутал в лесу. Евпиногор в этот день рассказал Халтуриным, что в царя стреляли не напрасно. Царь — тиран и деспот, он измучил народ голодом, заставил нищенствовать, а людей, которые осмелились бороться за освобождение народа, измотал по тюрьмам и каторгам, самых лучших — казнил. Эти боровшиеся люди считали счастьем пожертвовать собой во имя народа. Слова Вознесенского заставили мальчика задуматься, что, возможно, действительно, не зря стреляли в государя.

В третий раз их свела судьба весной 1871 года в школе, когда Вознесенского поставили детям на замену заболевшей учительнице. Радости Степана не было предела. Новый учитель читал притихшим детям поражающие своей прямотой и откровенностью стихи Некрасова о тяжёлой жизни народа. Рассказывал ребятам и о свершениях французской революции, когда пришедший к власти народ создал Парижскую коммуну. Рассказал, что и в России есть мужественные люди, мечтающие о революции. Они борются за спасение народа, хоть их и ссылают на каторги, и даже казнят. Он рассказал детям, что революция в России, во имя погибших за освобождение народа и во имя самого народа, будет совершена. Учителя вскоре арестовали, о чём Степан очень переживал.

Через некоторое время пятнадцатилетнему Степану пришлось уехать в Вятку, чтобы скрыться от разгневанного урядника, которого мальчик ударил, пытаясь вернуть корову соседским детям. Мальчик стал отличным столяром в артели своего дяди. Он много работал и любил читать.

В 1874 году Халтурин поступил в Вятское земское училище. В студенческой среде юноша понял, что нужно бороться за свободу народа. Ему начали попадаться и запрещённые книги. Степан настойчиво искал в них правды, объяснения тому, что же происходит вокруг. Он говорил тогда своему товарищу Николаю Котлецову, что для борьбы
за освобождение народа надо всем стать настоящими революционерами.

  Николай рассказал Степану, что в городе есть тайные кружки, где смелые люди собираются и обсуждают запрещённые книги, они говорят революционные речи. Там есть и настоящие революционеры, как Евпиногор Ильич, которые борются за освобождение народа. Степан захотел быть среди них.


Евпиногор Ильич Вознесенский помог Степану попасть на такие тайные собрания, когда они вновь встретились
в Вятке. Бывший учитель Халтурина отрекомендовал юношу своему другу Трощанскому, этого студента сослали
в Вятку из Петербурга. Вечерами Трощанский собирал у себя рабочих и студентов, это была смелая молодёжь.
На собраниях после прочтения запрещённых книг часто затевались жаркие споры. Впервые побывав на таком кружке, Степан узнал о горестном, унизительном разгроме Парижской коммуны. Так началось революционное обучение Степана.

  В училище Халтурин совершенствовал своё мастерство столярного дела и полировки. Главный мастер считал, что
у Степана талант от бога. Действительно, в училище не было другого юноши, который превзошёл бы его
в мастерстве. Степан твёрдо решил быть рабочим, мастером столярных дел.

  Весной 1875 года в Вятке начались аресты. Арестовали Трощанского, Котлецова и других товарищей Халтурина. Степану удалось укрыться у дяди. А летом юноша понял, что надо создавать коммуну, но, так как в России за это сажали в тюрьму, он решил ехать в Германию. И в сентябре Халтурин с товарищами направились за границу.

 Но до Германии Степан не доехал. Его обманул один из товарищей, забрав все деньги и документы. Так Халтурину пришлось остаться в Москве, где ему посчастливилось найти работу в столярной мастерской. Степан мечтал поехать в столицу и работать на крупном заводе. Дождавшись документов и накопив денег, в октябре он уехал в Петербург.

  В Петербурге Степан сошёлся с настоящими революционерами, там и началась его борьба за освобождение народа. Халтурин принялся за пропагандистскую деятельность на механическом заводе Главного общества российских железных дорог. Рабочие верили девятнадцатилетнему юноше, а он понимал свою ответственность за судьбы этих людей.

  Степан участвовал в первой рабочей демонстрации 6 декабря 1876 года, собранной революционерами партии «Земля и воля» на площади Казанского собора. Рабочие и студенты, не желая быть вечно угнетёнными, впервые
в истории России вышли с красным знаменем на улицу Петербурга. Демонстрацию открыл речью землеволец Георгий Валентинович Плеханов. Но вскоре нагрянула полиция, и демонстрантов разогнали. Многих товарищей арестовали и бросили в тюрьму. Халтурину удалось скрыться, и он продолжил борьбу.


Георгий Валентинович Плеханов в в 1870-е годы
Открытые источники


Слухи о демонстрации у Казанского собора в Петербурге разнеслись по всей России. Рабочие промышленных городов радовались, что петербуржские революционеры не побоялись выйти с красным знаменем на улицы главного города страны. Степан, думая о прошедшей демонстрации, всё более убеждался, что рабочим надо объединяться
в свою, рабочую партию.

Вскоре он был вынужден перейти на нелегальное положение и взять имя мещанина Степана Королёва. И вот уже наш революционер сам создаёт кружки и ведёт пропаганду идей освобождения народа. А дальше листовки, забастовки на заводах, новые демонстрации и стачки.

  В конце 1878 года завершился суд над 193 революционерами, который длился три месяца. Этим судом власть хотела запугать всех, кто жаждал освобождения народа. Запугать не удалось.

  Осенью 1878 года Халтурин со своим товарищем Виктором Обнорским принялся объединять рабочих, налаживая связи с рабочими кружками. Степан быстро сходился с людьми. К нему тянулись и молодые, и пожилые. Он же в свою очередь, умея поговорить по душам, был добр с каждым.

  Рабочие в один голос заявляли Степану, что им надо объединиться
в свою рабочую партию, чтобы можно было бы всем вместе бороться
за права и улучшение жизни рабочих.

  Вскоре Халтурин и Обнорский основали «Северный союз русских рабочих». Программа их партии звала: «Рабочие! Становитесь смело под наше знамя социального переворота, сомкнитесь в дружную братскую семью...»

   Они требовали ниспровержения строя, требовали свободы слова, печати, права собраний и сходок, уничтожения сыскной полиции и дел по политическим преступлениям, уничтожения сословных прав и преимуществ, требовали обязательного и бесплатного обучения, ограничения числа рабочих часов и запрещения детского труда. Программа союза получила единодушное одобрение на собраниях рабочих.

Лидеры Северно-русского рабочего союза
Открытые источники


У товарищей возникла необходимость создания рабочей газеты, которая смогла бы нести правду людям и объединять их в борьбе.

В то время Степан говорил с Плехановым, который критиковал «Северный союз русских рабочих» за нежелание объединяться с партией «Земля и Воля». Халтурин объяснил это нежелание тем, что рабочие не разделяют террористических методов борьбы, которые используют землевольцы. Террор вредит рабочим, так как считают виновными именно их и первыми хватают после очередного покушения или убийства какого-либо чиновника.

  Григорий Валентинович, видя в Степане будущего вождя рабочей партии, больше других землевольцев ценил его мнение. Плеханов согласился, что террором революцию совершить не получится, он тоже был против террористической борьбы. Эта позиция позднее расколет партию «Земля и воля» на плехановский «Чёрный передел» и «Народную волю», которая продолжила борьбу с помощью террора.

Программу первой русской рабочей партии «Северный союз русских рабочих» опубликовали в очередном номере журнала «Земля и воля». И 13 января 1879 она была распространена среди рабочих заводов. Многие пожелали вступить в рабочий союз, первыми записались около 200 человек.

Весной 1879 года в России поднялось стачечное движение. Глава Северного союза Степан Халтурин управлял стачками столичных рабочих. Вот что гласила одна из листовок союза: «Братья рабочие! Мы поднялись потому, что не можем больше терпеть гнёт и издевательства, мы требуем от хозяев восстановить на работе всех уволенных рабочих. Мы требуем сократить рабочий день до одиннадцати с половиной часов. Мы требуем сократить штрафы и увеличить расценки! Мы требуем убрать неугодных нам мастеров!.

 Полиция задушила весенние стачки. Были усилены обыски и облавы. Степан без устали крепил союз, который нёс после облав большие потери. Но рабочих сблизила стачечная борьба, они стали настоящими товарищами, готовыми стоять друг за друга. К ним приходили новые рабочие. Союз становился еще крепче, его мужественная борьба
не прекращалась.

Владельцы заводов, радуясь, что рабочие ничего не добились в своих стачках, стали ещё неистовее ограничивать их права. Рабочих безудержно обсчитывали и штрафовали. Сверхурочные, переработки превзошли прежние нечеловеческие нормы. Начальники бесстыдно издевались, занимались вымогательством и повальными увольнениями недовольных рабочих.

Недовольство рабочих росло, терпению пришел конец. Вновь волна забастовок пронеслась по заводам столицы. Северный союз рабочих во главе с упорным Степаном Халтуриным снова организовывал стачечную борьбу.

Когда забастовки перестали шуметь, Степан нашел работу в столярных мастерских Нового адмиралтейства.

2 апреля 1879 года было совершено очередное покушение на царя. Стрелял бывший студент Петербургского университета Соловьёв. Степан понимал, что после этого покушения гнев власти вновь обрушится на рабочих. Вскоре в Петербурге начались новые аресты. Степану удалось остаться на свободе. Теперь он был единственным
не арестованным руководителем рабочего союза. Халтурин не отчаивался, он понимал, что должен возобновлять работу союза, невзирая на то, что почти все его соратники за решёткой.

Летом Степана направили на императорскую яхту, там требовалось его мастерство отделочных работ. Роскошь убранства царской яхты потрясла Халтурина, он помнил, как бедствовал и голодал простой народ, как страдали
в тюрьмах и каторгах его товарищи революционеры, боровшиеся за свободу народа. И вновь, как тогда в детстве, подумал он, что неспроста революционеры покушаются на великодержавного угнетателя. Возможно после убийства царя в России закончилась бы эпоха самодержавия тиранов и деспотов, а народ получил бы долгожданную свободу.

Вскоре в Зимний дворец потребовался столяр. Туда и был отрекомендован Степан Халтурин.

Возродить союз Халтурину не удалось, он был окончательно разгромлен властями, а часть его членов, которым удалось избежать арестов, примкнула к партии «Народная воля». Степан не мог смириться с поражением, все его труды были разрушены. Его товарищи, революционеры, лучшие люди среди рабочих были в тюрьмах, ссылках и каторгах. Никаких возможностей не оставалось у Степана для дальнейшей борьбы, и он решил отомстить за разгром рабочего союза.

Теперь способы борьбы, которые использовали народовольцы, уже не казались Степану такими отталкивающими, потому что царское правительство своей непримиримостью просто толкало революционеров на радикальные действия. Народовольцы считали, что после казни царя его преемники должны будут пребывать в постоянном страхе за свою жизнь, а наследник тирана после этого мог бы отречься от престола. И быть может это дало бы народу России долгожданную свободу в новой республике.

  Все способы борьбы перепробовали революционеры, а что в итоге? Пропагандисты томились в тюрьмах, союзы рабочих разгромлены, рабочую газету создать не дали, не по силам оказалось поднять крестьянский народ. Да к тому же политических, после оправдания присяжными Веры Засулич, начали судить военные суды и Особое присутствие Правительствующего сената, где жестокие судебные решения принимались по прямому указанию деспота царя.

  Выходило, что царь попрал закон, чтобы не дать народу возможность бороться за свою свободу. А если царь презрел закон, то и революционеры, готовые вести борьбу с тиранией, тоже могут презреть закон. Что же остаётся революционеру для борьбы, кроме террора, если больше нет никаких средств? Степан понял, что надо уничтожить царя, эту месть должен свершить рабочий! Другого способа борьбы он больше не видел, власть задавила все попытки рабочих вести политическую борьбу без применения насилия.

5 февраля 1880 года в Зимнем дворце раздался оглушительный взрыв. Это Степан Халтурин вершил святую месть рабочих над царем. От взрыва погибло восемь солдат и больше сорока было ранено. Великодержавный тиран вновь остался невредим. Степан совсем отчаялся, ведь вместо деспота он убил невинных людей.

 Скрываясь в Москве, Халтурин узнает трагические вести — на Семёновском плацу были повешены Желябов, Перовская, Кибальчич, Михайлов, Рысаков... Милые друзья и братья его убиты, непоправимая утрата. Пролитая кровь товарищей требовала возмездия. Степан был готов ради этого пожертвовать своей жизнью.

   Исполнительный комитет народовольцев послал Степана Халтурина и Николая Желвакова в Одессу для казни военного прокурора Стрельникова, который прославился жестокими расправами над революционерами. После неудачи с казнью царя, Степана вновь стали одолевать сомнения в необходимости вести борьбу средствами террора.

  Убивая одного подлеца, которому быстро найдут замену, самые смелые революционеры рискуют своими жизнями. Борьба ведётся для создания новой свободной жизни, а для этого важно сохранить каждого для будущего. Но вопреки таким мыслям, товарищам пришлось исполнить решение Исполнительного комитета.

  18 марта 1882 года Халтурин и Желваков совершили казнь, убив Стрельникова. Товарищам не удалось скрыться, их арестовали на месте. В полиции Халтурин заявил: «Я вёл пропаганду среди рабочих и надеялся возродить союз русских рабочих, чтобы рабочие могли организованно бороться за свои права. Он мешал моей работе. Он сажал и вешал революционеров. И я решил его казнить».

  Полиции не удалось установить личности революционеров. В телеграмме царя от 20 марта говорилось: «Означенных преступников повелеваю повесить в 24 часа без всяких отговорок».
22 марта в Одессе товарищи были казнены.

«Народная воля» в своей прокламации написала о подвиге Халтурина и Желвакова, завершив текст пророческими словами: «Их подвиг воспламенил не одно чуткое сердце... Их светлые образы будут неотлучно сопутствовать нам во всех трудах, направленных к счастью русского народа».

  Вот так потухло горящее сердце борца за свободу Степана Халтурина. Герою было всего двадцать пять лет. Позднее Плеханов скажет: «Теперь мы знаем, что уход Халтурина к терроризму был ошибкой. И главная заслуга его перед народом состоит не в том, что он устроил взрыв в Зимнем, приведший под знамена «Народной воли» многих молодых людей, не в том, что он был участником казни военного прокурора-палача Стрельникова, а в том, что создал Северный союз русских рабочих».

  После народовольцев по пути борьбы за народ пошли большевики. О методах предшественников Ленин сказал:
«Мы пойдём другим путём», это означало его отказ от методов индивидуального террора. Думаю, что Степан Халтурин безоговорочно был бы в первых рядах большевистской партии Ленина. Но он погиб очень рано.

  Веря в победу революции, веря в победу рабочего класса, веря в освобождение народа, он умер настоящим героем. Имя этого мужественного революционера стало воспламеняющим примером для многих поколений рабочих. Свет его яркой борьбы и сегодня освещает путь всем борцам за свободу.

Таким он останется навсегда! Человеком, боровшимся за освобождение народа!






Tags: #Революция, #Халтурин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments