fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

История по Александрову-власовцу и Буничу-фантасту,


или Господа либералы, учите матчасть!

И эту коллаборационистскую дрянь компания наших либералов собирается доносить детям в школах?!

Накануне пресс-конференции в ТАСС, посвящённой «Шагам истории», против нашей скромной школьной стенгазеты — вдруг возмутившей долгий сладкий либеральный сон либералов, считавших, что они уже до конца расправились
с патриотическим воспитанием, — подал голос белогвардейский «петербургский историк», обелитель Власова Кирилл Александров.



Подал он голос не просто так — к нему как к большому авторитету кинулся за поддержкой депутат Вишневский, собственно, и попытавшийся осуществить аутодафе над «Шагами истории».   Выбор «авторитета» столь красноречив и не случаен, что стоит приглядеться к данной фигуре.

Кирилл Александров родился в 1972 г.
В 1995 г. окончил факультет социальных наук Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена.
С 1989 г. — член белогвардейской структуры «Народно-Трудовой Союз российских солидаристов» (НТС).
Эта структура некогда при тесном сотрудничестве с западными спецслужбами активно засылала в СССР диверсантов, а ныне мирно базируется в России. 
Кроме того, Александров — заместитель главного редактора белогвардейского журнала «Новый часовой», также издающегося в России.

Перу Александрова принадлежит ряд книг, восхваляющих коллаборациониста А. Власова и его «Комитет освобождения народов России» (КОНР) — такие как «Офицерский корпус армии генерал-лейтенанта А. А. Власова 1944–1945» (2001 г.), «Против Сталина» (2003 г., сборник более ранних статей), «Русские солдаты Вермахта. Герои или предатели» (2005 г., сборник статей), «Армия генерала Власова 1944–1945» (2006 г.) и «Мифы о генерале Власове» (2010 г.)

В своих работах Александров активно пользуется весьма сомнительными мемуарами и помощью уцелевших власовцев. Так, в «Армии генерала Власова» он приносит благодарность за «помощь и участие при написании книги» «члену КОНР, доктору Дмитрию Левицкому». Ну а за «трогательное внимание, советы, консультации и поддержку» — респект от Александрова «Виктору Суворову (Бристоль)». Да-да, тому самому Резуну-Суворову, который запустил ложь о том, что «Советский Союз был агрессором, намеревавшимся напасть на Германию» (фантастическая «операция Гроза» и пр.).

В начале своих первых книг Александров благодарит и своего однофамильца, главу «Конгресса Русских Американцев» Евгения Александрова. Правда, в последней книге этого имени уже нет. А 24 ноября 2006 г. редактор эмигрантской аргентинской газеты «Наша страна» подверг критике недостаточно решительное, на его взгляд, сотрудничество Кирилла Александрова с Е. Александровым в издании библиографического словаря «Русские в Америке»: «Конгресс Русских Американцев отослал рукопись профессора Евгения Александрова его однофамильцу, питерскому солидаристу Кириллу Александрову — вкупе с 30 тысячами долларов — на предмет её издания...

  К. Александров сокращал или вовсе выбрасывал биографии представителей правого спектра русской эмиграции, а взамен расширял и умножал материалы, посвящённые членам его партии — НТС... Отсутствует и такая колоритная личность как Анастасий Андреевич Восняцкий, возглавлявший русских фашистов в США... Обойдён молчанием возглавлявший «Русскую Жизнь» Николай Николаевич Петлин...

  Причина — до войны состоял в рядах дальневосточных фашистов К. Родзаевского...». Действительно, налицо прискорбное умалчивание об истинных, полнокровных фашистах, описываемых давним соратником и американским автором рукописи!


Зато в отношении Власова такой осторожности нет. Так, в книге под красноречивым названием «Русские солдаты Вермахта. Герои или предатели» Александров заявляет, что применение термина «коллаборационизм» по отношению к власовцам есть «упрощение действительного положения вещей»:

  «В отличие от европейского коллаборационизма, в наибольшей степени спровоцированного определёнными общественно-политическими симпатиями непосредственно к социально-политической или политической доктрине фашизма, разносторонняя поддержка, оказанная противнику гражданами Советского Союза, обусловливалась беспрецедентными внутренними пороками сталинского общества».

А коли столь «порочным» был советский режим — то, «естественно», и встать на сторону врага «не было коллаборационизмом»!


Характерно и то, что предисловие к «Армии генерала Власова» Александрова написано протоиереем-власовцем Георгием Митрофановым, введшим в отношении Дня Победы отвратительный, весьма любимый нашими либералами мем «победобесие» и распространяющимся о том, как именно власовцы были исполнены «любовью к родине».

Послесловие к «Мифам о генерале Власове» Александрова написано рукой еще более сановитого лица — епископа Штутгартского Агапита, иерарха Русской Православной Церкви заграницей (РПЦЗ известна своей поддержкой власовцев во время войны). Епископ в своем послесловии пишет уже совсем откровенно:

  «Не было в Германии такого уничтожения христианских начал, как у нас, не было перелома станового народного хребта, как у нас коллективизации: не были уничтожены интеллигенция, офицерство, традиции». Вот так, слышите?

  Гитлер «берёг» христиан, крестьян и интеллигентов — надо полагать, помимо евреев, славян и прочих многочисленных неариев, но это ведь «такие частности»! — а СССР был «хуже» гитлеровского рейха. И эту коллаборационистскую дрянь компания наших либералов собирается доносить детям в школах?!


Кирилл Александров — также соавтор белогвардейско-энтээсовской книжицы «Две России XX века. 1917–1993» и написанного по её лекалам двухтомного издания «История России. XX век», претендующего на роль «учебника для учителей школ и вузов».

  Мы уже упоминали об этом черносотенно-погромном двухтомнике, изобилующем манипуляциями и ложью.
В частности, авторы называют Великую Отечественную войну не иначе как «советско-нацистской», используют такие откровенные фальшивки, как «докладная записка Берии от 21 июня 1941 г.», приводят ложные цифры соотношения военных потерь Германии и СССР.


Наконец, Кирилл Александров — давний пропагандист темы «ужасной агрессии Советов» против «бедной, маленькой Финляндии Маннергейма» (развиваемой, в частности, в написанной под его соавторством книге «Советско-финляндская война 1939–1940»).

  Поскольку одним из обвинений против нас стало упоминание в «Шагах истории» об известной необходимости СССР накануне войны с Германией обезопасить Ленинград как о причине начала Финской войны, а также о стрельбе со стороны финской границы, ставшей непосредственным поводом к началу боевых действий («Майнильский инцедент»), мы решили ознакомиться более подробно с писаниями Александрова о Финской войне.


В уже упомянутой книге «Русские солдаты Вермахта. Герои или предатели» Александров в позитивном ключе рассказывает о надеждах белогвардейских эмигрантских организаций на то, что Маннергейм победит СССР, и
о тесных связях с ним белогвардейцев.


Так, 25 августа 1939 г., сообщает Александров, Маннергейм писал главе врангелевского Русского Обще-Воинского Союза (РОВС) А. Архангельскому в ответ на поздравление с днём рождения:

  «Глубоко тронутый уважаемым, крайне для меня лестным письмом Вашего Превосходительства, прошу за добрую память и дорогие сердцу старого Русского генерала обрадования, поздравления зарубежного Русского воинства и его высокочтимого Начальника, принять мою глубокую благодарность, а также горячие, сердечные пожелания и привет товарища по боям Великой войны. Маннергейм».


Маннергейм, как также сообщает Александров, состоял в активной переписке с редактором РОВСовского журнала «Часовой» капитаном В. Ореховым, стремившимся организовать военную помощь белогвардейцев Маннергейму. И, кстати, кому бы как не Александрову об этом помнить и горделиво сообщать, если «Новый часовой», замом главного редактора которого является Александров, — продолжатель дела журнала «Часовой»?

Как повествует Александров, 30 декабря 1939 г. Маннергейм писал В. Орехову расплывчато:

  «В настоящем периоде нашей войны я не вижу никакой возможности воспользоваться сделанными Вами предложениями... Мысль, высказанная в Вашем письме, неосуществима по причинам, на которых мне трудно более подробно остановиться. Как обстоятельства разовьются, трудно предвидеть в настоящий момент. Кто знает, какие возможности ближайшее время может открыть и для Вас».


Из-за этого вынужденного отказа Маннергейма белогвардейцы были вынуждены в основном поддержать финнов лишь пропагандой.

Почему Маннергейм остерегался легализовать русский корпус белогвардейцев? Ответ на этот вопрос был очевиден Архангельскому. СССР не просто начал войну, а поддержал внутри Финляндии социалистические силы во главе с Отто Куусиненом (уже бывшим у власти в 1918 г.), а Маннергейму во что бы то ни стало было важно представить войну не как гражданскую, а как общенациональную. Архангельский рассуждал, вспоминая о вынужденном отказе Маннергейма принять их добровольную коллаборационистскую помощь:

  «...Участие русских, да еще окрашенных в «белый цвет», для Финляндии было недопустимо — оно не только внесло бы известное недоумение в стране, но и дало бы повод советской власти вести агитацию о «захватно-белогвардейских» планах финнов, «поддерживаемых русскими белогвардейцами».

  При этом финны считали, что вред от такой агитации не может быть компенсирован значительностью наших сил
на фронте. Кроме того, финское правительство, «ведя борьбу на жизнь и смерть один против пятидесяти» (слова фельдмаршала Маннергейма) не могло расширить её рамки и поставить себе задачей помимо оборонительной ещё и наступательную войну, вызывая гражданскую войну в СССР, как это ни было выгодно для Финляндии».


Несмотря на эти обстоятельства, — прискорбные для белогвардейцев, стремившихся рвануться в бой против своей страны на стороне Финляндии, как позднее они это сделают на стороне фашистской Германии, — планы помощи продолжали вынашиваться.

  К февралю 1940 г., как утверждает Александров, перебежчик из СССР Б. Бажанов («бывший высокопоставленный сотрудник технического аппарата ВКП(б)») успел подготовить для войны на стороне Финляндии аж 150 белогвардейских добровольцев.


Часть из этих добровольцев успела принять участие в военных действиях.
А в марте 1944 г., уже в разгар Великой Отечественной войны, всё тот же Бажанов, по сообщению Александрова, предлагал союзнику рейха Маннергейму «перебросить русские подразделения Восточных войск Вермахта (РОА) из Германии на территорию Финляндии». Однако Маннергейм уже не успел воспользоваться этой помощью...

По прочтении писанины Александрова возникает один вопрос: на каких основаниях белогвардейско-либеральные «историки», прославляющие Власова и сожалеющие о  неготовности финнов и белогвардейцев побить Советы ещё
в Финскую, учат «Шаги истории» (и имеют претензии учить школьников), как любить Родину?


А также...
Что представляла собой на самом деле накануне войны с Германией «маленькая, беззащитная Финляндия Маннергейма»?

Почему Маннергейм хотел, если бы мог, перейти к активным наступательным действиям на территории СССР с привлечением дружественных белогвардейских организаций?

Чьим союзником Финляндия Маннергейма могла стать в надвигавшейся войне с Германией?

Обо всем этом, а также о пущенных в 90-е годы в исторический оборот белогвардейско-либеральных фальшивках, призванных доказать «всемирные агрессивные устремления советских чекистов», — в следующей статье.

Ирина Кургинян



Опубликовано в газете «Суть времени» №126

Источник

Tags: #Война с историей
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments