fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Белорусский вокзал.

Александр Лукашенко: "Беларусь — ещё раз подчёркиваю — миролюбивая страна. Не хотим мы ввязываться ни в какие международные конфликты. Прямо говорю: мы не будем воевать в Сирии.
Для нас это и невозможно, и не нужно. Но мы переживаем за сирийский народ и оказываем ему посильную помощь, и будем оказывать сирийцам посильную помощь, что в наших силах. Но воевать мы там не будем".




Эти кадры сразу стали одним из самых известных и ярких символов победы. Через 73 дня после окончания Великой Отечественной войны в Москву из Берлина прибыл первый поезд с победителями. Сотни тысяч ликующих людей встречали солдат, которые наконец-то вернулись на родину.

Из обращения Александра Лукашенко к парламентариям пятого и шестого созывов 7 октября 2016 года.


Ориентиры так называемой оппозиции во внешней политике:  Америка — друг, Евросоюз — друг, Россия — враг, Китай и другие — это вообще далеко, не рассматривается. Вы знаете, мы должны забыть мышление «свой — чужой», «враг — противник — друг».

Мы должны во внешней политике с нашими возможностями, с нашими ресурсами действовать настолько осторожно и аккуратно, чтобы не обозлить ни слева страны, ни справа, тем более соседей. Мы выиграем только от того, если будем проводить нормальную взвешенную политику. Потому что мы находимся в эпицентре тех событий, которые вокруг нас разворачиваются. Ну зачем нам сегодня брать ружьё и идти в окопы? Нам это надо? Нам это не надо. Поэтому мыслить таким образом, что там друзья, а вот Россия — враг, это глупо и недальновидно. Еще раз подчёркиваю, может, я действительно устарел, но русские, россияне — это наши братья, с которыми мы живём давно.

В руководстве России разные люди, и политику они провозглашают разную. И действуют порой, не сообразуясь с действиями собственного народа. Будем откровенны, есть там такие люди, и вы их знаете хорошо. Я же говорю о русском народе, россиянах, которые души не чают в белорусах.

Исходя из этого — об «уничтожении русского языка и культуры». «Да, Господь с вами, от какого наследства мы отказываемся», - как говорил классик. Зачем выбрасывать то, во что целые поколения белорусов вложили свой разум, свои устремления, свои чаяния.  Русский язык, культура, ну извините меня, наверное, на треть и наши. Тогда можно сказать, что там, за Уралом, все тоже должны отказаться от русского, там же живет дай бог сколько народностей. Но никто же от этого не отказывается.



С другой стороны, и никто не выбрасывает свое национальное. Нигде вы в России не слышали, что чукчи, якуты и прочие не должны развивать свои традиции и свой язык. А некоторые доморощенные у нас в Беларуси и особенно на Востоке начинают нас упрекать в излишней, подумайте, белорусскости. Что это за глупость такая? Мы нация, а у каждой нации есть свои признаки национального, и главное, кроме территорий, суверенитета и так далее, это язык. Почему мы должны отказаться от белорусского языка? Почему?

Еще говорят: «Вот мы, белорусы, мало «размаўляем», пишем на «беларускай мове»... «Русской у нас больше». Да господь с вами! Я недавно приводил пример, я живу этим. В пятом, шестом классе у нас английского языка по четыре–пять часов, а наши доморощенные в Министерстве образования доработались до того, что «беларуская мова i лiтаратура» — два. Так почему мы не говорим, что здесь перекос? Правда, после моего замечания час добавили.

Понимаете, надо же соображать, прежде чем чего–то говорить: долой белорусское, долой русское, долой русскую культуру, в которые вложено столько ума и здоровья нашего белорусского народа. Что ещё очень опасно для любого общества, люстрация, то есть изгнание всех нынешних государственных служащих и занятие властных кресел деятелями оппозиции по примеру Украины.



Главный вход. Фото от periskop.

Предыдущий состав Национального собрания заслуживает нашей благодарности. Срок его полномочий пришелся на непростой период мировой истории. Особенно драматичные события происходили за рубежом.

Достаточно вспомнить насильственную смену власти в некогда благополучных странах Северной Африки и Ближнего Востока, говорю это с ответственностью, потому что я в этих странах не единожды бывал.

Я старый Президент, я хорошо знаком не с самим даже Башаром Асадом, которого сейчас там бомбят,
с его отцом — Хафесом Асадом. Вы не представляете, насколько это глубокий и умный человек.

 Мы когда–то с Фиделем Кастро целые сутки, поверьте, сидели... Муамар Каддафи в Ливии, которого там на кол посадили, повесили, изуродовали. Это был не дурак, это был мужественный человек, который, зная, что его убьют, из страны не уехал. А теперь скажите, пусть на меня не обижаются некоторые мои коллеги, в том числе на Западе, кто бы так поступил? Вот время и показало, кто есть кто. Но, тем не менее, начали с Туниса, жемчужины Африки. Дальше пошли в Ливию и по всему побережью до Сирии.
Что получили?


Мир скатывается к открытому горячему противостоянию. Ответственно говорю не первый раз об этом. Ситуация хуже, чем в годы холодной войны. Права сильного доминируют, лицемерие, неискренность в международных отношениях, особенно между геополитическими игроками, попрание международного права под якобы благовидными предлогами. Все государства стремятся на этом фоне найти свою нишу, создаются новые региональные интеграционные структуры, которые стремятся защитить себя высокими оградительными барьерами, в первую очередь в экономике.

 Ну а что нам остаётся делать? Вы, наверное, заметили, что сегодня идет болтовня о некоем противостоянии России и Соединенных Штатов Америки в Сирии. Мы с вами политики, кто знает, в чём суть этого противостояния? И вот из этого сотканы опасности современной эпохи. В этих условиях на первый план стала выходить внешнеполитическая деятельность.




Барельеф, посвящённый песне "Вставай, страна огромная!", которая впервые прозвучала именно на Белорусском вокзале 26 июня 1941-го. Фото от periskop.


Должен признать, что мы часто говорили о многовекторности, но в реальности признаём: всё–таки летели больше на одном крыле. Однако жизнь показала, что в условиях кризиса мы оказываемся в такой ситуации слишком подверженными риску быть зависимыми от политических настроений руководства соответствующих государств. Наша задача добиться реального позитивного баланса в отношениях со всеми соседями, всеми ведущими геополитическими центрами силы. Неимоверно сложная задача.

И мы не сидим на двух стульях, абсолютно нет. Вопрос не в этом. Господь нас посадил сюда, я, может быть, рад бы был где–то быть подальше от этого котла, но, увы, предопределено нам здесь быть. И мы вынуждены проводить такую политику, чтобы никого не обидеть, никому не навредить и чтобы сохраниться. Чтобы устоять, чтобы опять не стать какой–нибудь провинцией. Это что, неправильная точка зрения, это же не моя выдумка, это воплощение идей и чаяния всего белорусского народа. Мы делаем всё для того, чтобы уберечь страну и народ на этом куске земли. Вот и вся политика. Мы готовы сотрудничать со всеми во имя этого.

Нам нужны мир, безопасность и дружба между народами. Мы самая интернациональная страна, и наш белорусский народ по своей ментальности самый добрый и интернациональный. Наша страна выступала и выступает с инициативами по прекращению любых боевых действий, решению всех вопросов за столом переговоров. Благодаря этому международный авторитет Беларуси существенно возрос. И эта тема затронута здесь не случайно.

 Депутаты обеих палат нашего Парламента целенаправленно работали в одной связке с другими ветвями власти, Правительством, Президентом, дипломатическим корпусом, что помогло совершить Беларуси настоящий дипломатический прорыв. Парламентская ассамблея Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, кто бы мог подумать год назад, приняла решение провести свою 26–ю сессию в Минске. Приедут более 700 политиков из 57 стран мира. Новому Парламенту придётся организовывать это мероприятие. Это по вашей линии мероприятие и большая ваша заслуга.


Укрепляются контакты белорусских парламентариев с коллегами из государств Юго–Восточной Азии, Латинской Америки, с которыми у нас совпадают позиции и есть взаимоподдержка по многим международным вопросам.

Великий Китай видит нас равноправным партнёром. Недавно принята совместная белорусско–китайская декларация об установлении отношений доверительного всестороннего стратегического партнёрства и взаимовыгодного сотрудничества. В поле зрения Китая четыре таких государства — Великобритания, финансовый центр, Пакистан, главный путь Шелкового пути, Персидский арабский залив, Россия и четвёртой стала Беларусь.

Наша страна получила статус наблюдателя в таких влиятельных международных структурах, как Шанхайская организация сотрудничества, прежде всего благодаря согласию Китая и России. Мы единственное европейское государство, которое имеет там свои позиции...Там почти половина ВВП формируется. Там самые мощные перспективные страны, наши друзья, такие как Китайская Народная Республика, Россия, центральноазиатские страны, Пакистан, Индия и другие.




Особенно требуется активизация нашего взаимодействия с ведущими западными державами.

Европа, Штаты стали признавать нас как серьёзного партнера, с помощью которого можно решить важнейшие проблемы современности. На встречах с ними я всегда говорю: мы к этому готовы, но мы не бежим впереди, мы не можем быть в этом мире миротворцами, мы не обладаем таким арсеналом, таким резервом, чтобы выступать посредником или миротворцем...

Если мы что–то можем сделать, мы готовы стать рядом и работать. Без шума, без гвалта, то, что мы делаем, и пока неизвестно для общества, потому что ну так пока дипломатия нам велит. Но позиция наша одна — мир, мир и мир, никакой войны. Помните, до украинских событий, поднимите стенограмму, даже в Парламенте, когда я говорил депутатам уходящего Парламента: если вы думаете, что Северная Африка, Ближний Восток, где полыхает война, Ирак, «Буря в пустыне» при Буше, это далеко, — ошибаетесь. Это недалеко, это совсем рядом. Придёт время, ну вот как напророчил, и у нашего порога это может случиться.

 И что произошло в Донбассе? Посмотрите, какое сейчас напряжение с НАТО. Посмотрите, как гнобят Россию. А мы в едином военно–политическом блоке с ней, значит, и нас. Прошло буквально немного времени. Поэтому мы должны думать и об этом, думать всегда. О том, как защитить свои интересы, свой народ и сберечь своё ещё не окрепшее государство.


Европа и США, я уже сказал, как–то отошли не только от риторики, ненормальной риторики в адрес Беларуси, но сами приглашают нас к сотрудничеству. Это настораживает некоторых на Востоке. Я хочу задать вопрос, как вы, любой из вас, на моём месте поступили бы, когда к вам приезжают конкретные люди и говорят — давайте разговаривать с вами. Я говорю: слушайте, так мы ж вас призывали десятилетиями это делать. Не санкции вводить, не бросать камни, а разговаривать. Я отказаться не могу от своих слов. Давайте разговаривать. Они приезжают, говорят, вот проекты, давайте осуществлять.

Я сразу: условия? Нормальные условия.
Почему нам от них отказываться, особенно с евросоюзовцами? Зачем нас упрекать в том, что мы разговариваем, чтобы было лучше для белорусского народа? Читай — не хуже, чем для россиян, китайцев, центральноазиатских республик, наших бывших собратьев по Советскому Союзу. Кому мы во вред чего–то делаем? Никому! И в этом направлении мы будем двигаться, не создавая ни для кого проблем.

Задача депутатов нового созыва шире распахнуть ворота не только для наших соседей, но для всех желающих жить и дружить с Беларусью. Вы должны использовать разнообразную информацию по экономике, географии, культуре, истории родной страны, чтобы уметь представить её во всей красе, заинтересовать потенциальных инвесторов, бизнесменов, туристов и ещё самым важным направлением международного сотрудничества. Нужно системнее работать с нашими соседями и союзниками. Белорусские депутаты традиционно активно взаимодействуют с коллегами по линии Парламентского собрания Союза Беларуси и России, парламентских структур СНГ — ОДКБ, и это основное наше направление. Мы его знаем, мы с ними разговариваем на одном языке, у нас ментальность, в конце концов, ну если не общая, то очень много общего в менталитете.


IMG_9273-1.jpg


К сожалению, некоторые интеграционные объединения, в которых участвует Беларусь, функционируют формально. Цели провозглашены благородные, но все вязнет в рутинных разборках и спорах. Может, кто–то и участвует в них ради своих политических целей и амбиций, в этих интеграционных объединениях, но мы стремимся внести свой вклад в объединительные процессы на постсоветском пространстве и желаем также получить определённую от этого отдачу.

Слушайте, не обязательно деньги, как меня там упрекают, вот Лукашенко газ, нефть, деньги хочет получить. Да господь с вами, мы хотим одного: если договорились о союзе, чтобы он строился на принципиальных, основных, выработанных всем человечеством, всей жизнью принципах.

Первый из них — равноправие.

Есть немало барьеров, созданных внутри интеграционных структур, которые мешают динамичному развитию экономик и взаимовыгодному сотрудничеству.

Что касается наших взаимоотношений с Россией, их суть состоит в том, что мы стремимся выстраивать всестороннее сотрудничество и взаимодействие, еще раз подчёркиваю, на равноправной основе. Однако не всегда это получается, и чаще всего не по вине Беларуси. Хотя и к нам, конечно, вопросов хватает.

Об этом свидетельствует так называемый газовый конфликт. Я прямо цитату беру из средств массовой информации. И сокращение из–за него поставок нам российской нефти. Очень кратко. Вопрос сложный, но я пытаюсь вам объяснить это кратко. В чем суть вопроса?

 Как вы понимаете, газ в отличие от нефти на мировых рынках не котируется. Он привязан к нефти. Нефть была высоко, 120 долларов за бочку, высоко был и газ. И в этих условиях мы заключили с ними соглашение и перенесли суть этого соглашения, белорусско–российского, на евразэсовский проект — Евразийский экономический союз. Потому что оно нормальным было. Мы не могли оспаривать высокую цену на нефть и газ, потому что нефть дорого стоила, газ был привязан к ней.

 Нам, конечно, это было, наверное, не очень выгодно. Но, увы, мы оказались между Казахстаном и Россией, у которых этого добра хватает. Мы согласились. Единственное, я сказал: «Мы должны иметь равноправную основу сотрудничества». Как конкурировать?

 Я простой пример привожу в очередной раз, как конкурировать могут наши «огуречники», тепличники, если они получают там под 200 долларов газ, а теплицы России получают по 40 долларов? Теплицы без топлива не существуют. Как мы можем конкурировать? Как мы можем продать туда излишки электроэнергии, если наши станции, Березовская, Новолукомльская и прочее, получают газ по 280 долларов, а российские — по 60 или по 40? У кого дешевле будет электроэнергия?

 Вот таким образом, если нет равноправного сотрудничества, удушается экономика. В данном случае Беларуси. Но мы всe просчитав, прослезились — на это пошли. 120 долларов нефть, высокая цена на газ. Упала нефть, притом упала существенно, до 50 долларов. Что следует с газом? Падает газ.


И сегодня по нашим соглашениям о равнодоходных ценах мы должны покупать газ в Российской Федерации где–то по 68 или 70 долларов. Где–то примерно так. Россияне говорят прямо мне в лицо: «Ну мы не можем так продавать».

 Я говорю: «Как это не можем, а соглашения, а договоры?» — «Мы могли, когда была вон там вон цена, а сейчас не можем?» «Вопрос, — говорю, — не в том, какой вы нам газ поставляете! Есть соглашения, их надо выполнять». И потом, ну мы понимаем, есть такая в России структура нищая, бедная, как «Газпром».

 Хорошо, давайте в этом году не 68 долларов, как по соглашению, — 100. Наполовину, так? Русский человек, премьер–министр, машет головой — 100. Договорились, всe. «Нет, мы на это не пойдем». Мы с момента падения цены, с этого года, даже не с прошлого, хотя и в прошлом году упала цена на нефть и газ, мы начали платить им по 100 долларов. Нас решили наказать. А, раз вы нам недоплачиваете, мы вам сократим поставки нефти. Но нефть вся не просто под соглашениями, она законтрактована.
Под определённую цену. Невозможно смешивать вопросы нефтяные и газовые.


Третий квартал мы работаем с критическим обеспечением нефти. Что это такое у нефтяников? Спросите у них. Это уничтожение заводов. Нефтеперерабатывающие заводы — это предприятия непрерывного цикла. Их нельзя не обеспечивать под завязку нефтью. Есть определённый уровень.

Ну не буду в детали влазить в эти все наши. У нас уже больше эпистолярную форму приобрело общение с Президентом России, несмотря на наши частые встречи. Он мне пишет, я ему пишу. Суть одна, и мы сходны в этом, — нам нельзя из–за какого–то очередного спора за нефть–газ разрушить всe то, что создавалось вместе. Ведь мы получим такой откат, что потом трудно будет вот эту брешь заделать. И я попросил: давайте не будем выносить этот спор хозяйствующих субъектов не то что на наш уровень, публично не будем обсуждать. Нет, начались вбросы со стороны России в средства массовой информации: Лукашенко такой, Лукашенко сякой. А какой я? Вот я вам рассказал вкратце суть этого спора.

 Но когда попросили раз, второй раз... Измочалили наших специалистов уже на этих переговорах. Тогда я приказал: хорошо, мы теряем определённые суммы. Мы должны это компенсировать, коль нас окунули из–за газа в нефтяной вопрос, за счёт прокачки по транзиту нефти до 70 миллионов тонн в год. Сейчас чуть меньше. Вы, наверное, это уже слышали. В полтора раза подняли, сейчас поднимем до уровня Чехии. У нас тонна на сто километров, по–моему, 50 центов примерно или 56. В Чехии — 2,2 доллара.


Дальше, если так пойдет, мы вынуждены будем прибегнуть к другим мерам, для того чтобы обезопаситься. Но самое главное, я потребовал от Правительства немедленно найти новую альтернативу или вернуться к старой. Мы договорились, уже сегодня танкер загруженный идет в Одессу. Мы начнём поставлять через Украину на Мозырь нефть для переработки. Сейчас ведутся переговоры с Ираном, который просто мечется в поисках рынка для поставки нефти и готов нам снижать цену. Вплоть до того, что мы им предоставим все возможности на Мозырском или другом нефтеперерабатывающем заводе — перерабатывайте свою нефть, продавайте, где вы считаете нужным, а нашу долю за переработку отдайте. Они это воспринимают.

Третье: вернуться к проектам строительства нефтетрубы с Балтики. И немедленно закончить модернизацию, особенно Новополоцкого нефтеперерабатывающего завода. В ближайшее время я там побываю.

Когда мы закончим эту модернизацию или доведём до уровня Мозыря, мы не будем зависимы от одного источника нефти, мы будем покупать нефть на рынке. С глубиной переработки за 90 процентов будем иметь ту же прибыль, что имеем сейчас.

Но это так, расчёты, в которые нас окунула российская сторона, на что я говорю всегда: не в бухгалтерии дело. Если начнём считать, кто для кого, какое государство кому дороже, далеко зайдём. Мы этого делать не хотим. Мы хотим только равноправного, нормального, пускай не братского, не хотят братского — ладно, равноправного сотрудничества. Будет это — никогда Россия с нами проблем иметь не будет.



IMG_9276-1.jpg
Фото dervishv.  "Прощание славянки" - одно из наиболее узнаваемых музыкальных произведений России и одна из главных мелодий Российской армии. Впервые "Марш славянки", автором которого был военный трубач Василий Агапкин, был исполнен в 1912 году, а обложка первого издания нот несла надпись: "Прощание славянки" — новейший марш к событиям на Балканах. Посвящается всем славянским женщинам.

Я говорил всему руководству России: даже если у нас во власть придут другие люди, а не Лукашенко, здесь проблем не будет. Потому что ну настолько взаимоувязаны интересы наших государств. Ну это же ненормально, когда я военному руководству говорю в России: слушайте, вот две дыры на западном направлении в совместной противовоздушной обороне. Они очень просили, чтобы мы объединённую систему ПВО создали с Россией, потому что у них от Балтики до Черного моря здесь ничего нет.

Но ради бога, мы же защищаем свое Отечество. У нас единая группировка. Я говорю, нам надо С–300 поставить вот здесь для того, чтобы иметь плотное кольцо нашей обороны. Мы не можем, у нас С–300 нет. Я говорю, мы нашли у вас С–300, под забором валяются, мы вам покажем. Вот военные здесь присутствуют, мы вам покажем где. Московский военный округ, вот там, там, там. Ну мы не можем тоже бесплатно, по–моему 170 млн долларов заплатили, забрали, в конце концов, заплатив. Отремонтировали у себя, вынуждены были создать производство для этого, мы же не производили С–300, отремонтировали, модернизировали и поставили на вооружение.

Встаёт вопрос, так что, от нас же сегодня требуют и мы к этому готовы, мы будем умирать здесь за Беларусь и Россию, вот на этом направлении западном. Мы так договорились, создав совместную группировку. Я говорю, так надо что, чтобы я защищал вас, должен прийти и у вас ещё и автомат купить? Это что, нормально?

Дальше — больше, почему появилось это ракетное производство, оно нам сто лет не надо было. Это же недешёвая вещь. Прошу, давайте поставим в связи с активизацией некоторых сил, что их беспокоит больше всего, давайте здесь поставим системы «Искандер». Нет. Не хватает этого. Смотрю, недавно появились «Искандеры» в Армении. Но я же не буду благословения ждать. Мне пришлось заняться собственным созданием ракетного производства. Потому что это самое мощное, неуязвимое оружие, чтобы защитить свою землю. Что я не так сделал? И вот я вам несколько примеров привел, и всё время мы на это наталкиваемся.

Может, кому–то там не до Беларуси, а я чувствую действительно так. Сирия важна, но Беларусь — это святое, что не может потерять Россия, как и для белорусов Россия — это святое. Вот наша политика в отношении России, и она не должна быть затуманена некими природными газом и нефтью. В конце концов, многие месторождения в России в последние времена Советского Союза, и газовые, и нефтяные, были построены белорусами. И мы не просим у россиян: слушайте, отдайте нам по дешёвке какой–то трактор и прочее. Мы просим у них равноправных условий.


Надо выполнять договоры, и всё этим сказано — выгодно или невыгодно. Если не выполняем договоры, соглашения, никто с нами работать не будет. И мы надеемся, мне кажется, что в какой–то степени лёд тронулся. И сегодня мне докладывали, что есть некие новые предложения. Ну, думаю, что там Президент России уже вмешался в этот вопрос. Нам драться из–за этого не следует. Поэтому мы надеемся на решение этих вопросов. Мы люди разумные, мы готовы где нужно отступить, мы готовы к компромиссам, но это надо делать честно.

Беларусь — ещё раз подчёркиваю — миролюбивая страна. Не хотим мы ввязываться ни в какие международные конфликты. Прямо говорю: мы не будем воевать в Сирии. Для нас это и невозможно, и не нужно. Но мы переживаем за сирийский народ и оказываем ему посильную помощь, и будем оказывать сирийцам посильную помощь, что в наших силах. Но воевать мы там не будем.

 И мы в Украину на танках не поедем, мы на тракторе туда поедем. Это наши братья, такие, как русские люди. Это единство славянское, которое никому не позволено разрушить. Никакие сиюминутные интересы и телодвижения со стороны политиков не должны разрушить этого единства. Мы же льём воду на мельницу наших противников.



Вместе с русским народом, россиянами, мы будем защищать наше общее Отечество здесь, на не менее важном для России западном направлении. И никакие военные базы — типа десять самолётов перебросим и это решит проблему. Если мы хотим усилить на этом направлении нашу оборонную мощь — мы предлагали россиянам не пиаровские акции в виде авиабазы, а настоящую систему защиты, и мы здесь никого не боимся, шутить с этим нельзя.

В условиях сложившейся международной обстановки, когда наращивается военный потенциал, возникают угрозы даже у наших границ, мы обязаны думать о собственной оборонной мощи. И в этом направлении, как я уже говорил, нам удалось сделать немало.


Нам нужна одна победа. "Десятый батальон". Песня из фильма "Белорусский вокзал" от у sobiainnen.

Полностью вытупление перед депутатами (видео) - здесь.

Оригинал взят у stanislav_05 в Белорусский вокзал.
Tags: Белоруссия, Выступление, Лукашенко
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments