fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Запрет на воспитание


Европе надо учиться у России, а не учить Россию.

Все мы чувствуем, как в нашей средней школе нарастают негативные тенденции. Причём это касается как обучения: изменение программ, часов, методик и принципов, так и воспитания: смещение приоритетов и норм.


Воспитание в английской школе. Джорж Крикшенк, 1839 г

Мы видим, что реформаторы от образования, непрерывно ссылаясь на классиков, говорят лишь часть правды. Нам говорят, что наказание школьника – это насилие над его личностью. Так ли это?
Чтобы разобраться с этим вопросом, давайте вдумаемся в высказывания классиков.
К.Д. Ушинский: «Если мы до сих пор применяем поощрения и наказания, то это показывает несовершенство нашего искусства воспитания. Лучше, если воспитатель добьётся того, что поощрения и наказания станут ненужными».

А.С. Макаренко: «Наказание – это не только право, но и обязанность в тех случаях, когда наказание необходимо». «Разве удар – метод? Это только отчаяние».

Ян Амос Каменский:
«В том доме, где есть дети, нужна величайшая осмотрительность, чтобы не произошло чего-либо противного добродетели, но чтобы все соблюдали умеренность, опрятность, уважение  друг к другу… Если это будет происходить постоянно, то, несомненно, не нужны будут ни множества слов для наставления, ни побои для принуждения».

                                                                                                         

К.Д. Ушинский                                               А.С. Макаренко                                     Я. А. Каменский

Т.е классики настаивают на том, что поощрение и наказание – это как бы вынужденная необходимость, что идеал находится над этим инструментом, но что в определённых ситуациях педагог не просто должен, а обязан применить наказание.

Что же говорят противники классического метода? Безусловно, они соглашаются с классикой в том смысле, что идеальная педагогика исключает эти методы. Но наша несовершенная реальность подсказывает, что мы далеки от идеала. Но вернёмся к мнению реформаторов.

 Так называемый личностно ориентированный подход  в образовании говорит, что к воспитаннику нужно относиться как к личности, нужно уважать его человеческое достоинство и ни в коем случае нельзя применять физического воздействия, как метод наказания в воспитательных целях.

 Более того, ни в коем случае не рекомендуется применять морально-психологическое давление на личность. Всё это строится на Западном представлении о ребёнке, как о сформированной личности.
Так называемая «гуманистическая парадигма» принятая за основу в 90-х годах требует от воспитания свободного самоопределения личности.

 В рамках данной концепции педагогу отводится рекомендательная роль равноправного партнёра, а применение принуждения и тем более наказания считается страшным преступлением против человечества. Приверженцы классического подхода клеймятся, как тоталитарные закостенелые совки.


Нам говорят, что подобные негативные методы мотивации приводят к тому, что ребёнок начинает замыкаться, начинает врать, чтобы избежать наказания, становится мстительным и злобным. Т.е. мы воспитываем в нём плохие качества. Нам пытаются внушить, что физическое наказание ребёнка – это насилие, морально-психологическое давление – это насилие, и в итоге любое воспитание – это насилие.

В учебном пособии «Дидактика» И. М. Осмоловской, ведущего научного сотрудника Института теории и истории педагогики РАО, можно прочесть:

«В личностно-ориентированном обучении не ученик существует для системы обучения, а система обучения для ученика. И обсуждать педагогический коллектив будет, прежде всего, продвижение, развитие ученика, психологическую комфортность обучения в школе, удовлетворённость ученика процессом обучения, а не степень усвоения учебного материала, успешность прохождения учебной программы».

Получается, что цель образования – это не освоение знаний, умений, навыков, культурных и социальных норм, а психологический комфорт ученика. О каких же методах принуждения идет речь, если они выводят его из зоны комфорта? Там же далее мы читаем:

«Каждый ученик получает право и возможность самостоятельно определять, на каком уровне он усвоит учебный материал. И если интересы ученика лежат в сфере гуманитарных дисциплин и их он будет изучать на самом высоком уровне, то для изучения естественно-научных дисциплин ученик может выбрать уровень минимальных требований».

Исходя из концепции личностно-ориентированного образования, предъявление требований к ученику  по освоению знаний является насилием над его личностью, так как его личностный выбор лежит в другой сфере, и мы не имеем права требовать от него того, к чему он личностно несклонен.

Но ребёнок – это ребёнок, сегодня он не склонен, а завтра склонен. Школьник – это только формирующаяся личность. А раз он только формирующаяся личность, то методы принуждения и наказания помогают педагогу привить ребенку определённые положительные качества и тем самым не диктаторски воздействовать на сформированную личность, формировать личность.

Но это позиция классической отечественной школы, а вот реформаторы, которые посвятили свою жизнь изменению в системе образования, считают иначе. Директор ФИРО А. Асмолов, например, договаривается до того, что называет групповой метод образования «насилием над личностью».

В гуманистическом манифесте, опубликованном реформаторами на сайте «Новой газеты» 11 октября 2015 года,  звучит такая цель, как обеспечить
«индивидуализацию образования, персональный подход, без которого школа превратится в мёртвый — и совершенно бесполезный институт насилия».

Всякий способ объединения, создающий прочные эмоциональные связи между людьми: семья, класс, школа, объявляются институтом насилия.


Таким образом, из системы образования изымаются любые методы наказания, как якобы инструменты насилия над личностью. С другой стороны отказ от наказания не приведет к основной цели воспитания, если только мы от него не отказываемся. Если мы заглянем в Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона, то увидим следующее определение воспитания: «преднамеренное воздействие взрослого человека на ребёнка или юношу, имеющее целью довести его до той доли самостоятельности, которая необходима человеку для исполнения своего назначения на земле».

Опять же вышеназванная цитата – это классика нашего досоветского образования, но даже если обратиться к теории Фрейда, то он определяет воспитание, как
«процесс побуждения к преодолению принципа удовольствия и замещению его принципом реальности».

Выходит, что отнимая у педагога часть его возможностей воздействия на ученика, реформаторы отнимают у этого ученика возможность социализации, исторической и культурной преемственности, превращают его в инфантила, руководствующегося принципом удовольствия.

Давайте вспомним сюжет из  известной книги великого педагога-гуманиста А.С. Макаренко «Педагогическая поэма»:


И вот свершилось: я не удержался на педагогическом канате. В одно зимнее утро я предложил Задорову пойти нарубить дров для кухни. Услышал обычный задорно-весёлый ответ:

— Иди сам наруби, много вас тут!

 Это впервые ко мне обратились на «ты».
В состоянии гнева и обиды, доведённый до отчаяния и остервенения всеми предшествующими месяцами, я размахнулся и ударил Задорова по щеке. Ударил сильно, он не удержался на ногах и повалился на печку. Я ударил второй раз, схватил его за шиворот, приподнял и ударил третий раз.

 Я вдруг увидел, что он страшно испугался. Бледный, с трясущимися руками, он поспешил надеть фуражку, потом снял её и снова надел. Я, вероятно, еще бил бы его, но он тихо и со стоном прошептал:

— Простите, Антон Семёнович…

 Мой гнев был настолько дик и неумерен, что я чувствовал: скажи кто-нибудь слово против меня — я брошусь на всех, буду стремиться к убийству, к уничтожению этой своры бандитов. У меня в руках очутилась железная кочерга. Все пять воспитанников молча стояли у своих кроватей, Бурун что-то спешил поправить в костюме.

 Я обернулся к ним и постучал кочергой по спинке кровати:

— Или всем немедленно отправляться в лес, на работу, или убираться из колонии к чёртовой матери!

Вспомните, как после этого случая воспитатели в колонии на манер современных «гуманистических» педагогов стали предъявлять претензии Антону Семёновичу.

Лидия Петровна ехидно заметила:

- Так вы уже нашли метод? Как в бурсе, да?

(Бурса — общежитие при духовных семинариях и училищах, синоним сурового режима и грубых нравов с применением телесных наказаний (ZT. Помяловский Ник. Герасимович М.1951. Очерки бурсы)).

— Отстаньте, Лидочка!

— Нет, вы скажите, будем бить морду? И мне можно? Или только вам?

И действительно, по современным меркам Макаренко применил прямое физическое насилие к воспитанникам для того, чтобы заставить их нарубить дрова. Но по факту с этого момента всё и начинается. Начинаются устанавливаться человеческие отношения.

 Макаренко сам анализирует свой поступок:

- Ведь Задоров сильнее меня, он мог бы меня искалечить одним ударом. А ведь он ничего не боится, не боятся и Бурун, и другие. Во всей этой истории они не видят побоев, они видят только гнев, человеческий взрыв. Они же прекрасно понимают, что я мог бы и не бить, мог бы возвратить Задорова, как неисправимого, в комиссию, мог причинить им много важных неприятностей. Но я этого не делаю, я пошёл на опасный для себя, но человеческий, а не формальный поступок. А колония им, очевидно, все-таки нужна. Тут сложнее. Кроме того, они видят, что мы много работаем для них.
Всё-таки они люди. Это важное обстоятельство.




Прямое человеческое участие в судьбе воспитанника, бесконечная вера в Человека в каждом воспитанники – вот то единственное, что толкнуло на такой поступок великого педагога. Так что нам предлагают? Отказаться от этого? Отказаться от нашей традиции в угоду Западному человеку-потребителю?

Догматизм в педагогике неуместен и невозможен. Невозможна идеальная педагогика – универсальные решения на все жизненные ситуации, важен только «принцип любви» – намерения заботиться о будущем своего воспитанника. В классической педагогике допустимость наказания определяется не тем, физическое ли оно, а осознанием наказуемым его справедливости и его соразмерностью.

Европе надо учиться у России, а не учить Россию. Особенно если вспомнить, что в России телесные наказания в школах были отменены в 1864 г., в Великобритании - в 1987, а в школах США применяются до сих пор.



Синим цветом отмечены штаты, в которых телесные наказания запрещены в школах, а красным цветом - разрешены.

Оригинал взят у vlavajir в Запрет на воспитание

Tags: Воспитание, Запад, Педагогика, Россия, Школа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments