fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Николай II – ни капли русской крови

Когда хрустобулочные любители рассказывают о  великой потерянной России, о святом царе, о русской династии Романовых – они вводят людей в заблуждение. Никакой династии Романовых  к началу 20 века в России не существовало, она выродилась уже в начале 18 века.




Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (1907—1909 гг.) в статье «Романовы» сообщает, что это"старинный русский дворянский род, давший с 1613 г. российских царей и императоров и в мужском колене угасший в 1730 г." после смерти Петра II, внука Петра I.
Трон достался Елизавете Петровне, которая передала правление Россией Карлу Петеру Ульриху Гольштейн Готторпскому (Петру III). Далее вплоть до Свержения монархии в России все цари имели отцов и матерей немецкой крови. И хотя цари в России после крещения получали русские имена, к фамилии Романовы они имели лишь косвенное отношение.

 Именование Российской императорской фамилии Домом Романовых неправильно не оттого, что они фактически не являются Романовыми, а потому, что у этого семейства вовсе нет фамилии как таковой. Хотя исследователи часто именуют императорскую династию России как Гольштейн-Готторп-Романовы, где «Романовы» - это только фамилия, которой прикрывались выходцы из многих германских княжеских  Домов. Подробнее можно прочитать
здесь.

Засилье немцев после Петра во всех областях государства российского приобрело масштабы эпидемии: «Немцы посыпались в Россию, точно сор из дырявого мешка, облепили двор, обсели престол, забились на самые доходные места в управлении» (историк В.О.Ключевский).

Вот что в 19 веке писал русский философ и публицист Александр Герцен о немцах при дворе и в правящем аппарате России: «Немцы <…> далеко не олицетворяли прогресса; ничем не связанные со страной, которую не давали себе труда изучить и которую презирали, считая варварской, высокомерные до наглости, они были раболепнейшим орудием императорской власти.

 Не имея иной цели, как сохранить монаршее к себе расположение, они служили особе государя, а не нации. Сверх того, они вносили в дела неприятные для русских повадки, педантизм бюрократии, этикета и дисциплины, совершенно противоположный нашим нравам. <…> Русское правительство до сих пор не имеет более преданных слуг, чем лифляндские, эстляндские и курляндские дворяне.

«Мы не любим русских, –
сказал мне как-то в Риге один известный в Прибалтийском крае человек, – но во всей империи нет более верных императорской фамилии подданных, чем мы».

Правительству известно об этой преданности, и оно наводняет немцами министерства и центральные управления. Это и не благоволение и не несправедливость. В немецких офицерах и чиновниках русское правительство находит именно то, что ему надобно: точность и бесстрастие машины, молчаливость глухонемых, стоицизм послушания при любых обстоятельствах, усидчивость в работе, не знающую усталости.

 Добавьте к этому известную честность (очень редкую среди русских) и как раз столько образования, сколько требует их должность, но совсем не достаточного для понимания того, что вовсе нет заслуги быть безукоризненными и неподкупными орудиями деспотизма; добавьте к этому полнейшее равнодушие к участи тех, которыми они управляют, глубочайшее презрение к народу, совершенное незнание национального характера, и вам станет понятно, почему народ ненавидит немцев и почему правительство так любит их».


Но не надо думать, что все немцы были честными и верными  слугами императора. Вот воспоминания о бароне-немце И.Ф.Бруннове, служащем в Бессарабии: «Еще прежде, чем этот барон был употреблен в Молдавии, всей Одессе известен был он как самая продажная душа; в Бухаресте же он был пойман на воровстве, в грабеже уличен, сознался и, неизвестно как, был спасен. Что же с ним после? <…>
Увы, он русский посол в Лондоне!»


Русские не любили немцев, ибо они действовали как сплоченная корпорация (клан), последовательно и жестко отстаивающая свои властные и материальные интересы. Особенно их было много в русской армии в среднем и высшем офицерском звене (от 25 до 40 процентов в разные годы), в Министерстве иностранных дел.

Русский поэт и дипломат Ф.И.Тютчев в письме к А.М.Горчакову отмечал особенности в отношении немцев к русским:
«немцы, от мала до велика, наши и не наши, у которых нет, собственно, никакой причины не любить Россию, питают к нам исключительно физиологическую и потому именно неискоренимую и непреодолимую антипатию, расовую антипатию. И это наиболее яркая черта их национальности».

Когда пишут о причинах Февральской революции 1917 года, редко пишут о германофобии и о ненависти к царскому двору по этническому признаку. Это было не основной, но очень значимой причиной свержения монархии в России. По мнению историка С.В.Куликова «немецкий вопрос» стал «одной из причин Февральской революции, в ходе которой большое значение имела антинемецкая риторика».

Надо иметь в виду, что распространению слухов, сплетен и анекдотов про немецкую принцессу – жену Николая второго, широко содействовала  английская разведка, активно работающая в то время в России. Но если бы не было настоящего недовольства немецким засильем в высших руководящих кругах за предшествующие 200 лет правления, то внешние силы вряд ли могли раскачать значительный протест.
А  протест вылился в «немецкие
погромы».

4 августа 1914 года в Петрограде было совершено нападение на германское посольство, а с 26 по 29 мая 1915 года по Москве прокатилась волна немецких погромов: по разным данным, около 50 тысяч человек устроили массовые беспорядки, разгромив 475 торговых предприятий и 207 квартир и домов.

 Пострадавшими были признаны 113 германских и австрийских подданных, а также 489 русских подданных с германскими фамилиями. Нанесённый бунтовщиками ущерб составил 50 миллионов рублей.

 Вскоре 1 июня 1915 года своим личным указом Николай II запретил принимать на работу немцев, однако погромы не прекращались вплоть до падения монархии в России. По некоторым данным, угрозы поступали и в адрес императрицы Александры Фёдоровны, урожденной Алисы Гессен-Дармштатской.


Одним из лозунгов Февраля 1917-го был призыв «Долой правительство! Долой немку (то есть Императрицу)!». В первые дни февральской революции происходили массовые расправы солдат с офицерами, носившими немецкие фамилии, особенно это было характерно для Балтийского флота, где представительство остзейского дворянства всегда было очень высоко.

«Можно сказать, что русский дворянский «антинемецкий» дискурс наконец-то «овладел массами». Давняя мечта дворян-националистов, подхваченная националистами из промышленного класса и интеллигенции, сбылась: «немецкая партия» была отстранена от участия во власти.

 Но это стало возможным только после падения монархии в России. Что совершенно естественно:
немецкие дворяне, «императорские янычары», служили Дому Романовых, а не российскому дворянству»,
- пишет публицист Евгений Алексеев. Остзейские немцы были «нервом политической системы Российской империи», «несущей опорой империи», вот почему, несмотря на все «русификации», их положение оставалось, по сути, неизменным и при Александре II, и при самом русском царе Александре III, и при последнем императоре Николае II.


И сейчас, когда я читаю нытье белых «патриотов» России о необходимости восстановления монархии в России, у меня возникает вопрос: «кого на этот раз готовят на царский трон?». Майкла Кентского?

 А это, по мнению протоирея В.Чаплина, «попытка под видом планов реставрации монархии установить в России внешнее правление» .

Нет уж, господа-товарищи, извините-подвиньтесь, этому не бывать…  


Оригинал взят у tanyanetee в Николай II – ни капли русской крови  


Tags: Романовы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments