fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Наследники Красной Армии? Неюбилейные размышления

Юрий Бардахчиев

Для военного человека идеология есть не только инструмент различения «своего» и «чужого» (что тоже крайне важно), но и базовое основание того, почему он должен ценой своей жизни нечто защищать.



Константин Юон. Парад Красной Армии. 1923



100-летие со дня создания Красной Армии — не обычная знаменательная дата, когда достаточно рассказа
об истории юбиляра и нескольких дежурных фраз о пройденном им славном боевом пути. Столетие Красной Армии, как и столетие Великой Октябрьской революции, требовали бы гораздо более концептуального взгляда на это событие, более существенного разговора на тему смысла и цели существования нашей Российской армии, раз уж она числит себя наследницей Красной Армии.


 Между тем наше Минобороны, похоже, решило обойтись именно дежурными мероприятиями. Ни одной серьёзной научно-практической конференции, круглого стола, обсуждения военными историками и экспертами не намечено. Одни лишь протокольные торжественные заседания, парады, выставки, праздничные концерты и — реконструкции различных исторических боёв (видимо, как высшее проявление любви и признательности).

О реконструкциях всевозможных сражений надо сказать особо. Эти «битвы ряженых», как говорят злые языки, вообще изрядно полюбились нашему военному ведомству. Наверное, сотни и тысячи исторических военных костюмов, алебард, сабель и тачанок, скопившиеся на складах военного ведомства, уже могут конкурировать
с гигантскими костюмерными «Мосфильма».

  У нас и так достаточно общественных организаций и клубов, занимающихся реконструкторством, так почему Министерство обороны вместо серьёзного изучения собственной военной истории и широкой образовательной работы по её популяризации должно демонстрировать «игры в солдатиков» на потребу невзыскательной публике?


Вот и в эти дни, как с гордостью сообщается на сайте Минобороны, в парке «Патриот» в подмосковной Кубинке «зрители смогут увидеть, как происходили бои под Псковом и Нарвой (февраль 1918 года), Сталинградская битва (17 июля 1942–2 февраля 1943 года), сражения на Халхин-Голе (август 1939 года), штурм Сапун-Горы (май 1944 года)».

Ещё выпущена памятная юбилейная медаль «100 лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Флоту», да и это сделало не Министерство обороны, а Общероссийская общественная организация ветеранов Вооружённых Сил.

Что ж, раз серьёзного разговора не хотят те, кому положено по праву наследования, попытаемся это сделать мы хотя бы в рамках газетной статьи.

  Нам кажется важным обсудить всего лишь один из многих принципиальных вопросов, касающихся соотношения истории и современности. Красная Армия строилась на определённых базовых основаниях — идейных, политических, концептуальных. Можно ли сказать, что эти базовые основания лежат в основе и сегодняшней Российской армии образца 2018 года?


Естественной целью и задачей Красной Армии, как и армии всякой страны, была цель защиты государства
от внешних и внутренних врагов
. Но была и ещё одна цель, не менее, а может быть, и более важная, — защита социалистического строя, идеологических завоеваний Октябрьской революции.

  Обе эти цели были, безусловно, между собой связаны, и, например, в дни борьбы с Деникиным или Врангелем лозунгом было не «Отечество в опасности!», а «Социалистическое Отечество в опасности!»


Более того, речь шла не только о собственном социалистическом отечестве. Каждый красногвардеец и революционный матрос, а затем, после создания регулярной армии, каждый красноармеец знал, что его обязанность — защищать не только завоевания национальной русской революции, но и мировой революции и международного социалистического движения.

Читая документы того времени, видишь, что чуть не в каждой речи, обращённой к революционным солдатам, это неустанно подчёркивал В. И. Ленин.

В речи на митинге в Алексеевском манеже 2 июля 1918 года он говорил: «Мы победим, если передовые авангарды трудящихся, Красная Армия будут помнить, что они представляют и защищают интересы всего международного социализма».

В письме красноармейцам, участвовавшим во взятии Казани, в сентябре 1918 года он вновь говорит о том же:
«От укрепления армии зависит прочность республики в борьбе с империалистами, зависит победа социализма
в России и во всем мире
».


И пусть мировой революции и социализма в мировом масштабе не получилось — в этом нет вины
ни красноармейцев, ни Советской власти. Но мы хотели обратить внимание на степень идеологической накалённости тогдашней Красной Армии и на сам факт того, что коммунистическая идея лежала в основе армии в момент её создания.




Парад Красной Армии на Красной площади. 1918



Что же сегодня? Сегодня в Конституции — основном законе Российской Федерации — закреплено положение о том, что «никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

  Понятно, что нынешняя РФ не хочет утверждать коммунистическую идеологию в качестве государственной. Но ведь в Конституции указано, что не должно быть вообще никакой!

  Это означает, что каждый может исповедовать те взгляды, какие он хочет. Но тогда возникает абсолютный парадокс — ведь армия тоже состоит из тех, кто имеет право по Конституции исповедовать любые взгляды. И вот, собранные в армию либералы, монархисты, социалисты, пацифисты, а то и националисты с явно фашистскими взглядами — будут кого-то и почему-то защищать? На каком идейном основании?


Идеология — это система политических, правовых, нравственных, религиозных, эстетических и философских взглядов, с помощью которых члены общества осознают и оценивают своё отношение
к действительности. Фактически это духовно-нравственная система ценностей общества.


  Поэтому отказ от идеологии вообще или предельное идеологическое многообразие, идеологический разнобой — это нонсенс, поскольку в таком обществе жить нельзя. Так или иначе, идеология социума, по сути, должна быть системой более или менее единых взглядов и идей, то есть идеологией большинства. И огромную роль здесь играет идеологическая традиция, наследование духовно-нравственных приоритетов народа.


Если же говорить с точки зрения военного человека, то идеология для него существует как тот смысл, ради которого он должен убивать и сам идти на смерть (а именно это, как ни крути, является его долгом). Она должна объяснить ему, ради чего он обязан защищать страну, народ и каждого человека в отдельности.

И если для современного российского солдата идеологии вообще не существует или она для каждого своя, то почему наша Российская армия отсчитывает свою родословную от той, самой первой Рабоче-Крестьянской Армии?

  И в самом ли деле наши российские солдаты и офицеры считают себя наследниками первых красногвардейцев и революционных матросов «Авроры»?


Задавая такой вопрос, я вовсе не веду подкоп под нынешнее стремление наших военных отдавать дань советской традиции, празднуя 23 февраля как свой праздник. Я, напротив, приветствую это стремление, считаю его категорически необходимым, но абсолютно недостаточным для создания дееспособной системы нашей безопасности в условиях, которые уже многие, в том числе и наши официальные лица, характеризуют как новую холодную войну.

  В этих условиях — дань традиции необходима. Но достаточной может быть только идеология, частью которой станет уважение к крайне значимой для меня, как впрочем и для большинства нашего населения, советской традиции.


Повторю — для военного человека идеология есть не только инструмент различения «своего» и «чужого» (что тоже крайне важно), но и базовое основание того, почему он должен ценой своей жизни нечто защищать.

Это принципиальный вопрос. Вновь приведу цитату из Ленина, из его статьи «Успехи и трудности Советской власти»: «Один прусский монарх в XVIII веке сказал умную фразу: «Если бы наши солдаты понимали, из-за чего мы воюем, то нельзя было бы вести ни одной войны». Мы же теперь можем сказать, сравнивая своё положение с положением этого монарха: мы можем вести войну потому, что массы знают, за что воюют и хотят воевать, несмотря
на неслыханные тяготы... защищая свое социалистическое дело
».


Неужели наше руководство (и государственное, и военное) не понимает того, что понимал прусский монарх в XVIII веке? Впрочем, оно в некоторой степени, видимо, догадывается, поскольку за отсутствием внятной идеологии решило запутать армию и общество понятием «патриотизм».

Сегодняшний российский «патриотизм» — это, конечно, симулякр, оболочка, лишённая содержания. К 9 мая, чтобы придать ему хоть толику смысла, апеллируют к героям Великой Отечественной войны, проводят акции «Бессмертного полка» и т. д. Но все эти парки «Патриот», подростковое движение «Юнармия», кинофильмы на якобы патриотическую тему, где обязательно не преминут лягнуть советскую эпоху, — не патриотизм, а псевдопатриотизм.

Потому что патриотизм — это любовь к Отечеству. Для начала необходимо, чтобы имело место определённое отношение к любви как таковой. Если любовь не движет солнца и светила (Данте), если она не есть то высшее и безусловное, на что все ориентируются, то нельзя апеллировать к любви как к фундаменту жизни человека и общества.

  Кроме того, любовь к Отечеству требует наличия Образа, собирающего воедино любовь отдельных граждан и превращающее собранное в настоящий патриотизм. Если нет идеологии — как может быть соткан искомый Образ? Вот судьбоносные вопросы, которые власть имущие не хотят даже по-настоящему включать в стратегическую повестку дня. Да и есть ли она вообще, такая повестка?


А коль скоро её нет, то давайте хотя бы признаем, что подлинный патриотизм — это нравственное качество, один из элементов духовно-нравственной системы ценностей общества. Если у общества нет этой системы (на самом деле она, конечно, есть, и эта система ценностей по преимуществу советская, но она не признаётся властью как существующая), то и патриотизм в подлинном виде не может существовать.



Дети во время парада на Красной площади. 1922



К столетию Красной Армии, как уже говорилось, Министерство обороны РФ не запланировало ни одного серьёзного обсуждения. Но и общество, судя по интернету, никак не реагирует на смысл этого юбилея. На всех виртуальных просторах в эти дни удалось найти только одну содержательную статью — и это статья китайского автора.

Статья военного эксперта Сюй Яня, напечатанная 30 января в ежедневной газете Global Times, структурном подразделении главной официальной газеты Китая «Женьминь жибао», несомненно, излагает правительственную точку зрения.

Статья сильная, остро ставящая вопросы — и это видно даже сквозь особый, деликатный, слегка уклончивый стиль изложения, свойственный китайским товарищам. И в первом же абзаце статьи говорится главное:

«Сегодня судьба великой Советской Армии, которая победила нацистов и противостояла США
в холодной войне, а затем взяла и исчезла с распадом СССР, вызывает сожаление. Несмотря на все блестящие достижения, советское партийное и военное руководство забыло цели, с которыми создавалась Красная Армия
».


Сюй Янь говорит здесь о позднесоветском периоде и упрекает в забвении целей создания Красной Армии Брежнева и последовавших за ним генсеков. Если бы этого не произошло, считает автор, то и перестройки в том виде, в каком она совершилась, могло не быть.

При мыслях о Красной Армии и советских вооружённых силах, пишет Сюй Янь, «неминуемо появляется один вопрос: почему эти внушительные войска со своей славной историей не предприняли ничего в момент распада СССР?» Конечно, среди причин можно выделить многое — и западное влияние, и ошибки руководства — но самое главное то, пишет автор, что Советская Армия к концу своего существования отринула идеи и идеалы, с которыми она была создана, идеи Октябрьской революции. Эта некогда могущественная сила «развалилась изнутри».

Сюй Янь называет и цели создания Красной Армии (конечно, так, как он их понимает), и утверждает, что главной целью создания Рабоче-Крестьянской Красной Армии были «коммунистическая борьба с империализмом, феодализмом, угнетением и поддержка национально-освободительных движений».

  Именно в Красной Армии впервые в мире были установлены принципы равенства, демократического управления, проведения идейно-политической работы, практически нивелирована разница между офицерами и солдатами.


Таким образом, продолжает автор, с момента своего создания и в дальнейшем Красная Армия была «образцом революционной борьбы для бедствующего китайского народа, а также многочисленных угнетенных народов мира».

Но позднее, пишет Сюй Янь, уже при сталинизме, развившем тяжёлую промышленность и экономику, в государственную систему вернулись и бюрократия, и злоупотребления должностным положением, характерные
для царских времён. Последовавшее за этим укрепление дифференциации в армии «лишь сильнее увело её от идеалов Октябрьской революции».


Заканчивает свою статью Сюй Янь вполне в китайских традициях:

«Хотя Советского Союза давно уже нет, Китаю нужно особо внимательно изучить урок СССР и его армии. Когда-то они служили китайцам образцом для подражания, но потом превратились в предостережение о том, как важно не забывать о своих начальных целях».


Мы не будем, вслед за китайским автором, вопрошать, почему Советская Армия ничего не предприняла, чтобы остановить распад СССР. Вернёмся к тому вопросу, который уже задавали, — как идейно ра­зоб­щённая армия может сегодня сплотиться для защиты отечества в случае военной опасности?

  Или предполагается опять идти по пути прусского монарха, то есть обманывать своих солдат и офицеров относительно целей войны, внушая им некий абстрактный «патриотизм»?


Ну, так история Первой мировой войны достаточно ярко показала, что такой обман не может продолжаться долго.
А когда разочарованная армия в 1917 году отказалась воевать, империя рухнула.



ИА Красная Весна
Читайте материал целиком по ссылке:
https://rossaprimavera.ru/article/f11c45a8




Tags: #СтолетиеКраснойармии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments