fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

От психологов отказаться: как вернуть воспитание в школы?

В конце февраля едва ли не впервые на государственном уровне было высказано предположение о том, что вместо развития психологической службы в школах нужно вернуть воспитателей. Такую позицию озвучила вице-спикер Госдумы Ирина Яровая.




Нет сомнений в том, что сделано это на фоне захлестнувшей российские школы волны агрессии и убийств и предложений решать данную проблему увеличением количества психологов в школах, считает эксперт РВС Денис Чувашев.

Сторонний наблюдатель может возразить, что Минобрнауки в общем и Ольга Васильева в частности уже предлагали восстанавливать систему воспитания в школах. Однако слова о «восстановлении системы воспитания» останутся словами до тех пор, пока не будет предложено конкретных мер реализации.

Вот увеличение количества психологов и расширение их функционала, что уже давно анонсировано представителями Министерства образования, является конкретными мерами реализации. В отношении воспитания наших детей со стороны чиновников конкретных мер до сих пор не выдвинуто.

Причиной, скорее всего, является отсутствие у них понимания, как в школе можно воспитывать детей (что, надо сказать, не является очевидным знанием). В ещё большую неопределённость по данному вопросу ввергает чиновников наше «демократическое» общество с его торжеством личных прав и свобод детей над обязанностями.
И правда, а как воспитывать, если принуждение к учебе и наказание за лень находятся практически под полным запретом?


Простой пример. Школьник младших классов ворует у одноклассников. Если его после первого-второго раза выставить перед всем классом, отчитать и вызвать реакцию справедливого возмущения ребят, то скорее всего воровство больше не повторится.

Конечно, после этого нужно будет следить за тем, чтобы никто из ребят не инициировал травлю или, тем более, физическую расправу. Нужно вести этот процесс, контролировать его, направлять. В итоге парень исправится. А когда ребята забудут произошедшее (в детском возрасте это происходит быстро), он станет полноценным членом молодого коллектива и никто не вспомнит о его прошлом.

Но нет, так делать учителям нельзя. Ибо «ранимая детская личность» при таком подходе подвергается публичному порицанию и унижению, чего допускать категорически не разрешается. Что в итоге? В итоге с мальчиком будут «работать» формально (в том числе и психологи) и ни к чему хорошему эта работа не приведёт.

Ребёнок ощутит меру неприкосновенности собственной персоны и повторит кражу вновь. В результате он либо вылетит из коллектива и попадёт в другой, где продолжит гадить, либо, что вероятнее, будет портить жизнь своим одноклассникам до выпуска. Это, как говорят современные управленцы, весьма распространённый в школе «кейс».

Яровая является первой, кто предложил конкретику по вопросу воспитания учеников. Да, вышло это у неё невнятно. Ведь непонятно, о каких воспитателях идёт речь. Тем более непонятно, что значат её слова «необходимо вернуть воспитателей».

Никаких воспитателей в массовом порядке в школах не было, значит, их и не убирали. Функции по воспитанию ребят всегда лежали и лежат на классных руководителях и заместителях директоров по воспитательной работе.
Сами эти функции тоже очень невнятны (особенно в условиях «оптимизации школ»), но, с другой стороны, прописать их на бумаге не получится, да и не нужно.

Классные руководители – это те же самые учителя, обременённые классом и выполняющие воспитательные функции. Вся работа в данном направлении сводится к классным часам, мероприятиям в актовых залах и периодическим походам в театры.

Практика уже давно показала, что эта работа в лучшем случае недостаточна, а в худшем - неэффективна. А жизнь за прошедший год наглядно – потоками крови, смертями и увечьями - продемонстрировала нам, к чему приводит наплевательство в отношении проблемы воспитания.

Но как бы там ни было, Ирина Яровая подняла вопрос о том, что общие предложения о воспитании наших детей нужно наполнять конкретикой. И в этом её заслуга. Потому что, если бы не это предложение, вся риторика чиновников по поводу разразившейся в России школьной катастрофы (под катастрофой мы видим скрытый процесс, приводящий к массовым нападениям на школы со стороны учеников) ограничилась бы предложениями установить рамки металлодетекторов.

Кроме этого были бы только общие и пустые возгласы о важности воспитания. А как относится общество к подобной риторике? Никак. Никакого возмущения относительно подобных «припарок», которые ставят «мёртвому» не последовало. «Воспитание важно?» - ну да, важно. «Рамки поставите?» - ну ставьте, если больше нет способов «пилить» деньги. И всё на этом. Скрытый процесс – причина катастрофы – как шёл, так и идёт.

Но тут появляется предложение Яровой, которое обращает внимание на истинный характер проблемы. Предложение её, повторимся, является конкретикой в деле воспитания подрастающего поколения. А значит, появляется и надежда, что дискуссия продолжится, а фокус внимания чиновников и специалистов всё-таки сместится с технических средств охраны и беспомощных психологов на воспитательный аспект.

Напомним, ранее вице-спикер Госдумы Ирина Яровая предложила отказаться от планов по развитию школьной психологической службы и вернуть в школы воспитателей. По её мнению, воспитание всегда было главным, а психологи российским детям не нужны.

Также Яровая заявила о том, что обратится к министру образования с просьбой пересмотреть идею о развитии
в школах психологической службы, назвав её заблуждением и "опасной историей".


О том, что в России будет создан специальный центр для координации психологической службы, а у школьных психологов появится новый функционал, в феврале заявила замглавы Минобрнауки РФ Татьяна Синюгина. Это делается в рамках принятой в декабре 2017 года концепции развития психологической службы системы образования.

Источник




Tags: Школа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments