fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Профстандарт для нянь: государство «умоет руки», а НКО их «нагреют»

За инициативой по введению профстандарта для нянь стоит уполномоченный по правам ребёнка в РФ Анна Кузнецова.



Первый раз о своём предложении создать институт сертифицированных государственных нянь омбудсмен заявила ещё в июне 2017 года на волне обсуждения «Десятилетия детства», объявленного президентом РФ. Изначально речь шла о введении новых социальных работников, прошедших обучение и имеющих сертификат.
Эти «профессиональные няни» должны были идти в семьи, помогать ухаживать за детьми.


В сентябре 2017 года пресс-служба Кузнецовой сообщала: «Идея государственных сертифицированных нянь, которые могли бы бесплатно присматривать за детьми в возрасте до трёх лет, обсуждается с Минобрнауки и Минтрудом и выходит на финишную прямую». Также было объявлено о начале апробации этого проекта в трёх пилотных регионах — в Вологодской, Ульяновской областях и в Башкирии.

Как обычно, в тихих и далёких от общественности министерских кабинетах проходило оформление идеи, и к апрелю можно увидеть, во что вылилось сомнительное начинание Кузнецовой. Газета «Известия» со ссылкой на Минтруда сообщила, что профессиональные няни должны появиться в России уже в 2018 году.

«В 2018 году в России должен вступить в силу профстандарт для нянь. Чтобы соответствовать ему, частным сотрудникам и детсадовским помощникам воспитателей нужно будет пройти подготовку. По стандарту няни должны будут уметь оказывать первую помощь, а также владеть основами педагогики и психологии в зависимости от возраста и особенностей подопечных. Работников разделят на четыре категории: для присмотра за младенцами (дети до года), детишками от одного до трёх лет (как раз «ясельный» возраст), за дошкольниками старше трёх лет (возраст посещения детского сада), малышами с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ)».

А теперь давайте, осмотрев глянцевую сторону «открытки во благо семьи», посмотрим на обратную сторону вопроса, так как, зная Кузнецову и её деятельность, верить в то, что целью проекта является действительная помощь простым российским семьям, не приходится.

В рамках созданной в СССР системы поддержки материнства и детства мать и ребёнок получали поддержку
от государства всё время, пока ребёнок рос и развивался. Причём первые меры поддержки начинали оказывать ещё на момент беременности мамы: сеть женских консультаций с грамотными специалистами, декретный отпуск, профессиональное родовспоможение.


В различные периоды развития страны были организованы и различные формы поддержки уже родившихся детей: ясли с трёх месяцев, ясли с одного года, группы первого младшего дошкольного возраста для детей с двух лет. В этих учреждениях работали воспитатели с медицинским образованием (для детей до года), специальные педагоги, получившие образование по программам, созданным совместно медиками, психологами, педагогами (для детей
от года до трёх). Образование эти специалисты получали в учреждениях среднего профессионального образования как минимум.


Само учреждение – это специальное здание, отвечающее санитарным нормативам пребывания там детей, это режим, специализированное под возраст детей правильное питание (частота приёма пищи, состав, технология приготовления и т. д.).

  Это режим дня, сочетающий организованные в соответствии с психофизиологическими особенностями детей периоды бодрствования и покоя, сна, учитывающий двигательную активность детей.

  Это методическое обеспечение образовательного процесса – занятия проводились с детьми всех возрастов по всем направлениям развития.

  Медицинское сопровождение, регулярная диспансеризация персонала (раз в квартал в некоторые периоды) и многое другое.


В ходе последних почти 30-летних реформ вся эта система тем или иным образом была разрушена. Тут и банальный захват зданий в коммерческих интересах в «лихие 90-е», это и «реформирование во благо развития системы образования и медицинского обслуживания», это и введение инклюзивного образования и как результат — разрушение коррекционного, новые ФГОС и многое другое.

  И если детские сады для детей с 3-х до 7-и лет как-то ещё держатся хотя бы по форме, потеряв многое
в содержании, то система поддержки семьи с детьми до 3-х лет разрушена почти до основания. Огромное количество мам, находящихся в сложной экономической ситуации, не могут выйти на работу хотя бы на полдня, так как ребёнка деть некуда.


И вот именно на этой проблеме, созданной в том числе комплексом реформ, проводимых в стране, начинают расти и расцветать данные инициативы.  Государство постепенно отказывается от своих социальных обязательств
по отношению к гражданам, в частности, по отношению к семье.


  Зачем строить здания, организовывать систему присмотра и ухода, образования детей в рамках государственного учреждения, если можно просто сертифицировать некое количество желающих заработать людей и на этом закончить свое участие?

  Минимальное количество сотрудников будут работать через систему социального сопровождения и на них необходимо будет потратить некие средства на повышение квалификации по программе «144 часа», те же, кто хотят заниматься этим частным образом, будут вкладываться в сертифицирование своей деятельности сами.

  И именно в этот момент в очередь встанут все, кто привык зарабатывать деньги на материнстве и детстве: социально ориентированные НКО, различные центры сертифицирования, «содействия получению сертификата за определённую сумму денег» и многие другие. На качество услуг, предоставляемых обычной няней это никак
не повлияет, разве только возрастёт стоимость – услуги «няни с сертификатом» будут стоить дороже.

  За 144 часа невозможно получить грамотные, необходимые психолого-педагогические знания, сертификат
не гарантирует умение оказывать первую медицинскую помощь, не даёт гарантию, что няня здорова, и многое другое.

  Зато возникновение таких сертифицированных нянь даст возможность государству сказать – мы вам помогли, обеспечили «местами в яслях», только вот в таком виде. У государства существенно снизится ответственность
за качество предоставляемой услуги – только обучить, а уж что дальше, какие там нормативы – «не царское это дело».


Введение такой «полумеры» по обеспечению детей местами в «яслях» даст возможность в умеренном темпе строить здания для яслей, если вообще строить. Ведь сославшись в какой-то момент на нехватку бюджетных средств с одной стороны, и на «доказанную» эффективность модели профессиональной няни с другой стороны, можно начать «искать поддержку в секторе НКО», который у нас активно поддерживается. А те и рады стараться, так как эту поляну накрывают для них, и им только нужно чуть спокойнее дожидаться массовой распродажи кусков общего лакомого пирога.

Следующий момент касается подозрительного возникновения необходимости сертифицировать дополнительно деятельность помощников воспитателей или нянь в образовательных учреждениях.

  Сейчас помощник воспитателя не обязан иметь педагогическое образование, уметь оказывать медицинскую помощь и вообще взаимодействовать с детьми, так как его основной функционал сводится к обеспечению хозяйственной составляющей процесса: принести еду из пищеблока, разложить, помыть посуду, убрать помещение. Помощник воспитателя является подчинённым непосредственно воспитателя и ответственность за его деятельность несёт воспитатель, в рамках должностной инструкции даже оставаться самостоятельно с детьми няня не имеет права, так как не несёт уголовную ответственность за жизнь и здоровье детей.

  Фактически же воспитатель и няня работают как дружная пара взрослых людей, которые помогают друг другу
в обеспечении пребывания в детском саду большого количества воспитанников. Первое, что приходит на ум, когда анализируешь инициативу сделать няню в детском саду ответственной за процесс присмотра и ухода за детьми, наделить её психолого-педагогическими знаниями и навыками оказания первой помощи – её планируют использовать в непосредственно ответственной работе с детьми практически наравне с воспитателем.

  Так какой же дополнительный функционал собираются повесить на няню? Очевидно, что это как минимум сопровождение ребёнка с ОВЗ. Тратиться на тьютора в условиях, когда рядом «бездельничает» помощник воспитателя – это не оптимальное использование бюджетных средств. Вот пусть вместо поддержания чистоты
в группе няня лучше больше занимается детьми, находящимися на инклюзивном образовании.



И пусть только после этого попробует возмутиться воспитатель, у которого таких «включённых в норму» детей трое, пятеро или более, причём все с разными диагнозами. Ведь «144 часа» повышения квалификации дают няне неисчерпаемый запас знаний по работе с детьми с ОВЗ (например, с нарушениями опорно-двигательного аппарата, с тяжёлыми нарушениями речи, с задержкой психического развития и т. д.), не правда ли?

  С детьми до 3-х лет, так называемыми ясельными, вообще в рамках ФГОС нет необходимости заниматься, поэтому знаний сертифицированной няни будет вполне достаточно, чтобы осуществлять присмотр и уход. Еду же разнесёт одна несертифицированная няня (в некоторых учреждениях Москвы уже опробовали такую схему, когда один помощник воспитателя работает на несколько групп, сначала по очереди разносит еду, потом приходит и моет посуду).

  Уборку же можно делегировать клининговым компаниям в рамках аутсорсинга. Если же предусмотреть организацию столовой, то и вопрос с доставкой еды до детей, а также с дальнейшим мытьем посуды снимется сам собой.

  Если же родители хотят дополнительных образовательных услуг – занятий, то всегда можно предложить услуги педагогов-специалистов, правда, на внебюджетной основе – за деньги.

  На зарплате сотрудникам и на штатных единицах сэкономили, параллельно создали спрос на внебюджетные услуги – налицо эффективный менеджмент, о котором постоянно ведётся речь в последнее время при обучении директоров образовательных учреждений по программам «Современный руководитель образовательного учреждения».

  При этом уже имеющийся опыт перехода образовательных учреждений на аутсорсинг (приготовление пищи, уборка территории, медицинское обслуживание) говорит о снижении качества предоставляемых услуг, так как ответственность за результат размыта между руководителями образовательной организации и аутсорсинговой компании.

  В итоге постоянной претензионной работы между руководителями или по результатам негласного противозаконного соглашения между директорами двух организаций страдает прежде всего безопасность детей, более того, создаётся угроза жизни и здоровью несовершеннолетних.

Что же мы получаем? Государство «умывает руки», а НКО «греют руки».

Вмешательство в дела семьи.


Кому положены в первую очередь услуги сертифицированной няни? Социально неблагополучным слоям населения, находящимся в трудной жизненной ситуации. И вот к таким мамам- папам, в такие семьи внедряют человека, ведущего социальное сопровождение семьи.

  Где гарантия, что эта засланная сертифицированная социальная няня не «сунет нос» туда, куда ей не надобно бы его совать? Донесёт, превысит полномочия?

  Как она расценивает степень необходимого вмешательства в дела семьи? А если ей, работающей по договору и получающей деньги за сопровождение определённого ребенка, не найдётся работы? Где она будет искать тех, кого нужно сопровождать?

  По каким методичкам или даже методикам будет воспитывать эта няня ребёнка? На основе теории социального бихевиоризма, например, которая чужда традиционным представлениям российской семьи о воспитании?

  Или любым НКО, проводящим сертификацию нянь, будет дан доступ к нашим детям с самого рождения, и они получат возможность провести формирование личности ребёнка в соответствии с западными представлениями о том, каким должен быть индивид? Этот вопрос также остаётся открытым.

В общем, как обычно, «благими» намерениями госпожи Кузнецовой выложена дорога в антисемейный «ад».




Анна Кульчицкая, педагог, эксперт РВС
Tags: Кузнецова, Ювенальная юстиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments