fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

За мораторий на десоветизацию!


"Я кровь от крови Ленина и буду его защищать"




"Суд разрешил екатеринбургскому священнику называть Ленина Гитлером", – с такими заголовками вышли СМИ в Екатеринбурге, приютившем "Ельцин-центр", где мэр Ройзман продолжает бороться с советскими названиями улиц. Напомним, протоиерей Евгений Попиченко в эфире телеканала "Союз", высказываясь за десоветизацию улиц, сказал, что Ленин и Гитлер – это "по сути, одно и то же":

"А чего бы нам не назвать улицу, например, в честь Шамиля Басаева или в честь Геббельса, или в честь Геринга? Это же, по сути, одно и то же – Ленин и Гитлер: их существо, их ненависть к человечеству, к людям, их "труды", которые они понесли, причинив столько страданий, горя, крови… Они, как две стороны одной монеты. Просто мы как-то привыкли, нам какая-то инерция, навык мешают подумать. А почему нет? Тоже, наверное, есть люди, для которых Шамиль Басаев национальный герой, и, наверное, они готовы его именем что-то прославить".

Эти слова глубоко задели ветерана Вооружённых сил Николая Рябчевского. Председатель правления Союза общественных организаций ветеранов военной службы "Защитники Отечества" подал иск в суд, пытаясь встать
на защиту Ленина. Он сам представлял себя в суде на основании того, что в статье 152 ГК РФ указано, что
по требованию заинтересованных лиц допускается защита чести, достоинства и деловой репутации гражданина и после его смерти.


"Но мне защитник ответчика, юрист и по совместительству священнослужитель Синода, сказал, что я не уполномочен защищать Ленина. Как не уполномочен? Я заинтересованное лицо, я вырос благодаря Ленину, у меня медаль
с профилем Ленина
", – рассказал в интервью Накануне.RU истец.





Вопрос: Николай Петрович, расскажите, с чего все началось? Почему Вы решили подать в суд?

Николай Рябчевский: Эта история началась в январе, когда я пришел в управление нашей общественной организации, и мне коллеги показали статью в "Православной газете" – сказанные слова задевали и больно ранили душу каждого нормального человека. Автор писал, что Ленин и Гитлер – это одно и то же, две стороны одной монеты, кровопийцы и так далее. Резкие высказывания о Ленине мы слышим не впервые, но чтобы так публично, причем еще и в эфире телевидения [в газете приведена печатная версия интервью на телеканале "Союз"] звучали такие оскорбительные выпады…

Вопрос: С чем связаны такие выпады, на Ваш взгляд?

Николай Рябчевский:  Они связаны с прославлением и поддержанием линии отдельных наших руководителей
на десоветизацию, а это чрезвычайно опасно, потому что есть ещё поколение детей войны и послевоенное поколение, не на мифах выросшее, как это утверждает так называемый батюшка, а на реальности, которая нас окружала. На реальности, которую создал Ленин. И потому нас до глубины души обидело это сравнение.


Вопрос:Что Вы тогда предприняли?

Николай Рябчевский: Мы подготовили обращение, оно опубликовано в газете "Пенсионер" 2 февраля этого года, когда начались попытки переименовать область и совместить "приятное с полезным" – выборы президента
с референдумом по переименованию.

  Мы собрали подписи тринадцати военных и других общественных организаций с предложением приостановить десоветизацию на территории всего бывшего СССР на период дожития нашего поколения. Одновременно я подал
в суд из-за этого сравнения, потому что и дураку ясно, что это две разных исторических личности.

Один, которого пытаются принизить, его-то даже защищать особо не надо, потому что он будет вечен, как говорил Уго Чавес - чтобы похоронить Ленина, не хватит всей земли.


И никакие "Попиченко" неспособны бросить тень на него, какие бы кляузы ни писали, правда всегда победит, в этом нет сомнений. Но надо отстаивать справедливость, в суде я и сказал Попиченко – не Ленин одевал в шинели крестьян и рабочих, создавая 13-миллионную армию, которая с оружием в руках пошла потом на монархию.
И не Ленин 2 марта в 2 часа 30 минут принудил императора подписать отречение от престола.


Попиченко после суда перед журналистами стал выступать, говорить про меня, что я просто "пожилой человек, выросший на советских мифах, который не знает историю", – я же ему рассказал как человеку, который, я надеюсь, окончил хоть какой-то институт, а только потом стал попом, как отрекался Николай, даже время называл – это что, миф? Я называю исторические факты, ничего не придумываю, это исторические документы, а он про меня говорит "он не знает историю". Мол, "простим его, он человек в возрасте".

Вопрос: Но Вы высказали свою точку зрения?

Николай Рябчевский:  Я им сказал, что надо бороться не с памятниками, а бороться с бедностью, которая порождается существующим положением вещей. А эти ребята, которые носят сегодня обличие духовенства, должны заниматься своим делом, библией, думать о душе, а не о публичности.

  Вера – это деликатная тема. У нас, во-первых, церковь отделена от государства. Да, Попиченко является гражданином нашего государства и имеет право на свободу слова, но не надо забываться, в каком обличии ты находишься, когда говоришь с людьми.

  Тебя поверяют в самые глубокие сокровенные тайны, ты должен говорить о другом мире, о том, что не следует жить одним днём, забывать про своё "я хочу сегодня, я хочу сейчас". Надо набраться терпения, уважать людей и страну,
в которой ты живёшь, а не сеять вражду, не порождать ненависть.


Вопрос: Разве дело в одном Попиченко, ведь эта мысль, так или иначе, проповедуется сегодня, как общепризнанная практически, в определенных кругах?



 
Николай Рябчевский:  История – строгая дама, она наказывает за невыученные уроки. Я же не говорил, сколько крови в прошлом было и за православной церковью.

Например, 1650 - 1660 годы, когда Никон создавал существующую РПЦ
, было жестокое преследование старообрядцев, тоже верующих людей. Меня очень поразил тот факт, что месяц-полтора тому назад,
до выборов, Владимир Путин лично встречался со старообрядческим митрополитом Корнилием.

  Покровители Попиченко, которые, я так понимаю, находятся в Российском институте стратегических исследований (РИСИ), в дворянском обществе "Двуглавый орёл"
, которые возглавляет генерал-лейтенант Решетников – они сводят счёты, приписывая Ленину особую жестокость.

  Но это была революция, Гражданская война, и Ленин был вынужден, ему хватило ума, таланта спасти расколотую Россию, собрать её и победить за четыре года – разбить армии белогвардейских генералов и военных интервентов 14 государств.

  Такие вещи "в белых перчатках" не делаются. Это было неизбежно, но не мы это начали. Первыми начали другие силы, развязавшие Гражданскую войну. Большевики оказались более прозорливыми и сумели сохранить Россию,
в которой мы сегодня живём.


Вопрос:  А теперь его сравнивают с Гитлером?

Николай Рябчевский:  Гитлер, помимо всего прочего, выступал за то, что одна раса людей лучше других – низших. А Ленин проповедовал именно то, что все люди равны, должно быть братство и уважение человека труда. Причём, он понимал, что это реализуется не в одночасье.




Он мечтал создать государство всеобщего благоденствия, именно под влиянием Ленина развалилась вся колониальная английская система, и капиталисты были вынуждены создавать формы потребления и накопления, которые обеспечивают сегодня высокую социальную защищённость народа. Европейцы должны сказать спасибо
за это  Марксу и Ленину
, что они так защищены в социальном плане.

Вопрос:  РПЦ защищает Николая II, а когда дело касается Ленина – суды готовы закрывать глаза на сравнение
с Гитлером?


Николай Рябчевский: Да, этот поп просто провокатор, новый "Гапон 21 века". Тот спровоцировал людей на смерть, а эти одевают царя в мундир святого. Это очередной политический трюк.

Вопрос: Так или иначе, суд в Екатеринбурге встал на сторону протоиерея, как Вы это восприняли, что будете делать дальше?

Николай Рябчевский: Для начала я подам апелляцию в областной суд, хотя я понимаю, что бороться с ветряными мельницами – дело хлопотливое, но, тем не менее, делать что-то нужно. После высказываний Попиченко в мой адрес была спровоцирована волна ненависти, травли, ко мне на сайт поступают обращения людей, которые вспомнили, что их прадеды носили другие мундиры и лишились собственности, потеряли капитал и положение
в обществе, потеряли привилегии – они мне угрожают.

  "Краснопузые, мы вас недорезали, мой прадед рубил вас шашками в Ледовом походе, и я буду", – подобные сообщения приходят мне постоянно. То есть в обществе возбуждается ненависть. Ведь и у меня после чтения вышеупомянутой статьи
Попиченко в газете сформировалось неуважение ко всей православной церкви, потому что она лезет туда, куда ей не положено.

Вопрос: Из-за чего это происходит, на Ваш взгляд – этот раскол в обществе?

Николай Рябчевский:  Из-за отсутствия единой идеологии в стране, что закреплено 13 статьёй Конституции.
РПЦ просто заполнила отсутствующую нишу государственной идеологии. Проповедуйте свою веру, никто
не запрещает, – в тишине ваших храмов, а не в публичной, политической сфере, вытаскивая на свет обиды
из-за лишения капиталов, земель и положения в обществе.

  Высказывания, что я "недорезанный большевик", заставляют меня сделать попытку обратиться к прокурору области, нужно дать оценку развернувшейся травле. Я понимаю, что это месть за то, что когда-то был ликвидирован класс эксплуататоров, за то, что упразднили сословия – и дворянское, и духовенство.


Вопрос:  Одно дело – проповедовать вечные ценности, веру, и другое – сравнивать бывшего руководителя страны с Гитлером. Вас именно этот момент заставил обратиться в суд?






Николай Рябчевский: Да, потому что это как небо и земля – несравнимо. Я – дитя, кровь от крови Ленина, понимаете? Потому я вынужден защищать его. В статье 152 указано, что по требованию заинтересованных лиц допускается защита чести, достоинства и деловой репутации гражданина и после его смерти.

  Но мне на суде защитник ответчика, юрист и по совместительству священнослужитель Синода, сказал, что я
не уполномочен защищать Ленина. Как не уполномочен? Я заинтересованное лицо, я вырос благодаря Ленину, у меня медаль с профилем Ленина. Хотя суд принял сторону церкви, я благодарен судье вообще просто за то, что она взялась за это дело. Но решение, я думаю, не её личное.


Надо иметь мужество, чтобы поддержать мой иск. В условиях, когда наши власти ходят в обнимку с руководителями РПЦ, – и в городе, и в целом в масштабе страны – это нужное дело. Это очень важно. Сегодня, когда царствует вседозволенность, никто за свои слова не отвечает.

  И это мой первый шаг, впервые российский суд мог наказать за клевету, которая была высказана священнослужителем. Но, увы, первый блин комом.


Вопрос: Одно дело, когда так говорят в церкви, а совсем другое – что суд оправдывает такие высказывания, как "Ленин и Гитлер – суть одна". Это другой уровень. Чем это грозит и сколь опасный прецедент создаёт?

Николай Рябчевский:  Грозит расколом. Это решение не отражает микроклимат в обществе, оно лишь раскалывает его. Например, ребята в мою поддержку организовали маленький пикет, а нас назвали "старыми коммунистами" с акцентом, что именно "престарелые". Им противно, что есть люди, которые поддерживают ветерана. Такое решение суда только углубляет раскол, а нам нужно, чтобы Россия двигалась дальше, нам нужно единение, сплоченность.





Вопрос:  Что Вы предлагаете?

Николай Рябчевский:  Надо объявить мораторий на десоветизацию, а другие вопросы решать в узком кругу на своих кафедрах или в тишине судебных кабинетов. РПЦ и сами начинали свой путь с раскола и убитых священников и их последователей, старообрядцев – разве это не "ненависть к людям", к братьям по вере даже, разве "труды" Никона не причинили страдания людям, горя, крови? И как они могут после этого называть меня "престарелым человеком, не знающим историю?" Я окончил две академии и в каждой изучал историю.

Вопрос:  А какая позиция у Попиченко – что "кровь лить" придумал Ленин?

Николай Рябчевский:  Никто не отрицает, что было много крови и многие погибли, но я повторяю, как в детском садике, потому, что не знаю, на каком уровне говорить с этими людьми, – не мы первые начали.

  "Красный террор" ввели в ответ на белый террор, после того, как убили Урицкого в Петрограде, когда Каплан совершила террористический акт против Ленина – и после этого создали ВЧК. Это была ответная мера, и она себя оправдала. Если бы не эти меры, то мы бы Великую Отечественную войну не выиграли.


Вопрос: А теперь тех, кто сражался с фашизмом, приравнивают к самим нацистам? Ведь все они в большинстве своём были последователями идей Ленина?

Николай Рябчевский Да, и сравнение это оскорбительно. Потому что меня лично, трёхмесячного ребенка, фашисты намеревались расстрелять на льду. Согнали людей со всего села зимой 1942 года на застывшее озеро, поставили пулеметы. И старшая сестра до самой смерти всё время плакала, когда мне напоминала – они с мамой и средней сестрой пытались меня поднять повыше, чтобы в них стреляли и меня первым убило, иначе на льду, оставшись в живых, я буду долго замерзать, тогда смерть будет слишком мучительной для младенца. А у гитлеровских солдат
на пряжке было написано "С нами бог".


Вопрос: Как же Вы спаслись?

Николай Рябчевский:  А на соседнее село партизаны напали. Фашисты уже поставили пулемёты на льду нашего озера, сожгли пол-деревни и наш дом. Я детство провёл в погребе. Это было на Брянщине, в глухом-глухом краю.

И если бы не Ленин, я бы никакого образования не получил, потому что я был из тех крестьян, у которых за душой ничего нет. А теперь мне говорят, что я не могу защищать Ленина, хотя я выжил, вырос и состоялся благодаря системе, которую создал он.


Источник

Tags: Десоветизация, Суд
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments