fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Что происходит в Армении?

Армения — единственная в своём роде постсоветская республика, находящаяся (с точки зрения России и её собственной) в «полном враждебном окружении».



Большинство экспертов — и российских, и западных, и даже армянских — заявляют, что нынешние события
в Армении стали полной неожиданностью. И лишь сегодня, задним числом, они начинают классифицировать и сводить в объяснительную схему давно накапливавшиеся «симптомы», а также строить иногда логичные, иногда откровенно конспирологические версии происходящего.


Версии эти чаще всего строятся на основе аналогий с прецедентами других «цветных революций» на постсоветском пространстве и в других странах, нередко — с подробными отсылками к разработкам отца цветных технологий Джина Шарпа.

  Реже в аналитическое рассмотрение включаются — поверхностно или более-менее глубоко — политические биографии основных фигурантов политического обострения в Армении, а также властные и экономические «привязки» этих фигурантов в стране и за рубежом.


Это, конечно, важная и необходимая часть аналитики любого процесса такого рода, в том числе и обсуждаемого «армянского эксцесса». Часть необходимая, но недостаточная. Поскольку, как правило, выводит за скобки сущностную специфику конкретной страны и её народа.

С этой специфики и начнём.



Географическая, политическая и историческая специфика Армении

Армения — единственная в своем роде постсоветская республика, находящаяся (с точки зрения России и её собственной) в «полном враждебном окружении». (см. карту 1)

Не имея выхода к морю, то есть к международным коммуникациям и рынкам, она может связываться с Россией
по суше только через Грузию (с которой у России разорваны дипломатические отношения) или через Азербайджан (для которого Армения официально — главный враг).

  На западе Армения граничит с Турцией (с которой отношения более чем сложные), на юге — с Ираном (который находится под международными санкциями и объявлен одним из главных врагов США).


Как факт такой враждебной изолированности, так и массовое мироощущение этого враждебного окружения, конечно же, не могут не сказываться и на экономике, и на внутренней и внешней политике республики.

Далее, Армения — единственная из постсоветских республик, которая уже 30 лет находится в состоянии перманентного территориального, политического и вооружённого конфликта с главным соседом — Азербайджаном.

  Трагедии сумгаитского и бакинского погромов и взаимных изгнаний армян и азербайджанцев из родных мест в 1988 г. продолжились крупномасштабной войной в 1992–1994 гг. за объявившую свою независимость преимущественно армянскую автономию Нагорный Карабах (Арцах) в Азербайджане.

  По итогам этой войны Армения помогла Карабаху отстоять независимость, а также оккупировала часть азербайджанских районов вокруг Карабаха. Азербайджан также захватил несколько армянских районов.




Заключенное в 1994 г. при посредничестве Минской группы ОБСЕ (Россия, США, Франция) перемирие остановило большую войну. Попыткой Минской группы урегулировать конфликт стали так называемые Мадридские принципы, предложенные Армении и Азербайджану в 2007 г.

  Эти принципы включали возврат Азербайджану всех захваченных Арменией районов вокруг Карабаха, кроме сухопутного коридора в Карабах, международные гарантии безопасности Карабаха в его временном статусе, возвращение в освобождённые районы беженцев, а далее — принятие референдумом окончательного статуса Карабаха.


Однако обе стороны конфликта Мадридские предложения не приняли. Боевые действия слабой интенсивности,
на уровне обстрелов соседних территорий, происходят достаточно регулярно. В апреле 2016 года снова была война: прямые приграничные боестолкновения и захват Азербайджаном участков территории.


Эта ситуация конфликта и усилий Армении в отношении защиты Карабаха и армянских сородичей ощущается и населением, и властью как постоянная военная угроза и во многом определяет современный армянский менталитет, который социологи иногда определяют термином «массовое милитаризованное самосознание».

Далее, Армения — единственная из постсоветских республик, в смыслообразующий идеологический багаж населения которой устойчиво и прочно входят великие свершения и поражения не только новой и современной, но древней и средневековой истории.

Это и принятое раньше всех в мире (царем Тиридатом в 301 г. н.э., за десять лет до Рима) в статусе государственной религии христианство, которое в стране по-прежнему крайне влиятельно, поскольку его ревностно исповедует подавляющее большинство населения.

Это и былое государственное величие (включая древнюю империю Великую Армению, которая на вершине своего могущества в I в. н.э., при царе Тигране II, простиралась от Средиземного моря до Каспия и соперничала с Парфией и Римом).

Это и сокрушительные поражения, когда государство надолго исчезало с мировых карт, но вновь возрождалось верой и усилиями народа.

Это, в огромной степени, страшная трагедия изгнания «нелояльных» армян турками из Османской империи в 1915 г., во время Первой мировой войны. Изгнание сопровождалось массовыми зверскими убийствами или голодной смертью в пустыне более миллиона армян, включая женщин и детей.

  В национальной памяти армян эта трагедия сохраняется как «турецкий геноцид армян», причём несколько десятков стран мира, включая Россию, официально признали этот геноцид в соответствии с нормами международного права.


Вся эта глубокая историческая память, запечатлённая в эпосе, обросшая преданиями и легендами, в Армении активно культивируется государством и церковью и составляет важнейшую из основ национальной социокультурной и политической идентичности.

Наконец, Армения — единственная из постсоветских стран, государствообразующий народ которой в большинстве находится в диаспорах, а не в самой республике.

  По последним данным, население Армении составляет около 2,9 млн чел., в то время как в диаспорах — в России, на Западе, в арабских странах, Ливане — живет не менее 8–9 млн армян, в той или иной мере поддерживающих устойчивую связь с Арменией, в том числе прямые связи с армянскими родственниками и друзьями.

  Это, наряду с сохраняющейся в диаспоре армянской индентичностью, определяет очень высокую роль диаспор
в политической, экономической, социальной жизни Армении. Причём особую политическую роль играет диаспора
(её всё еще так официально называют) Карабаха. И прежде всего те политики, которые отстояли Карабах в войне
с Азербайджаном в 1992–1994 гг.


Современные политические и экономические реалии Армении

Армянская политика


Как и практически везде на постсоветском пространстве, где политические партии очень молоды
(и недоформированы как полноценные субъекты государственной политики), в Армении отчётливо проявляется так называемая клановость государственной и экономической жизни. Кланы, как правило, формируются на основе территориально-земляческой привязки, внешнеполитических и внешнеэкономических ориентаций, а далее и общих экономических и политических проектов и интересов.


На земляческой основе в Армении достаточно явно выделяют карабахский и ереванский кланы, на основе внешних ориентаций — прежде всего пророссийский, проамериканский и профранцузский кланы. Хотя, конечно, это деление очень условно, поскольку изменения актуальных интересов (и тактических, и стратегических) приводят
к взаимопересечениям и взаимопроникновениям клановых конфигураций.


Как везде в условиях клановости власти, в Армении достаточно высокий уровень коррупции и кумовства. И, как везде, есть как условно «традиционалистские» группы (подавляющее большинство населения), так и условно «либеральные» группы (существенная часть элиты).

  Однако в отличие от других постсоветских республик у либеральной части армянской элиты в её обвинениях против любой власти есть две практически табуированные темы.


Первая тема — сверхценнность Карабаха и его армянского населения, то есть безусловная необходимость их защиты. Это ни один армянский политик поставить под сомнение не осмеливается.

Вторая (пока!) также табуированная для политического обсуждения тема — активное участие России в военной и военно-технической поддержке Армении.

  Враждебное окружение при малочисленности населения и сравнительной бедности республики (ВВП в 2017 г. — всего 11,6 млрд долларов), несмотря на то, что оборонные расходы составляют около четверти госбюджета, просто
не даёт Армении возможности самостоятельно обеспечить надежную защиту своей территории.


Границы республики с Турцией (около 330 км) и Ираном (около 45 км) по межгосударственному договору охраняют отряды Погрануправления ФСБ России в Гюмри, Армавире, Арташате и Мегри, а также российская военная база
в Гюмри.

  Кроме того, Россия обеспечивает Армению поставками современных вооружений, в том числе на основе долгосрочных дешёвых кредитов. Так, в 2017 г. Армения получила российский «военный» кредит на сумму $200 млн. В 2018 г. предусмотрен аналогичный кредит на $100 млн.


Политическая конкуренция в Армении в основном идёт между условно карабахским (вновь подчеркнём эту условность) и условно евреванским кланами. Причём много лет основные внешнеполитические симпатии этих условных кланов достаточно ясно различались:


  • у «карабахцев» — прежде всего на Россию,


  • у «ереванцев» — и на Россию (без неё никак), и на Запад. На Запад — в том числе потому, что именно на Западе оказалось сосредоточено большинство армянской образованной диаспоры.


Так, первым президентом постоветской Армении стал «западник» Левон Тер-Петросян. Его на выборах 1998 г. сменил «карабахский» Роберт Кочарян. На выборах 2008 г. Тер-Петросян попытался вернуться в президентское кресло, но проиграл «карабахцу» Сержу Саргсяну, получив лишь 22 % голосов избирателей. На выборах 2013 г. «западник» (армянин из США) Раффи Ованнисян также проиграл Саргсяну, получив около 37 % голосов.

Подчеркнём, что иногда в Армении эта политическая конкуренция принимала крайне острые — со стрельбой и убийствами — формы. Так, 27 октября 1999 г., во время заседания парламента, в зал ворвались оппозиционеры-террористы, объявили о государственном перевороте и открыли стрельбу.

  Погибли восемь депутатов, включая премьер-министра Вазгена Саркисяна и спикера Карена Демирчана. Через 9 лет, когда созданный Тер-Петросяном политический блок «Импичмент» попытался оспорить результаты выборов
2008 г. и вывел на улицу тысячи сторонников, их столкновения с полицией завершились убийством 10 и ранениями более 200 человек, в том числе правоохранителей.


Отметим, что нынешний армянский «возмутитель спокойствия» Никол Пашинян был инициатором кровавой «улицы» 2008 г., после этого год скрывался, в 2009 г. сдался властям, был осуждён на 7 лет тюрьмы, но уже в 2011 г. вышел
на свободу по амнистии.


Армянская экономика

Повторим, постсоветская Армения — страна достаточно бедная. Высокоприбыльных полезных ископаемых (в том числе нефти и газа) на экспорт нет. Транспортная изоляция и потеря большинства советских рынков привели
к практическому обрушению вполне качественного и современного промышленного сектора.

  Основные статьи промышленного экспорта на сегодняшний день — медно-молибденовые руды, а также изделия
из драгоценных и полудрагоценных металлов и камней. Однако аграрный сектор достаточно развит, экспортируются алкогольная продукция, сухофрукты, консервы, табак, что вместе с продукцией переработки даёт более 26 % ВВП страны.


В 2015 году Армения присоединилась к ЕАЭС, что заметно облегчило экономическую ситуацию в стране. В 2016 г. объём армянского экспорта вырос на 12 %, в 2017 г. темпы роста ВВП увеличились до 7,5 %.

В то же время, например, энергоносители (основная статья армянского импорта) и многое другое приходится ввозить. После политического и экономического разрыва с Азербайджаном Армения получает газ из Ирана.

  По импорту в Армению машин и электроники лидером является Китай, он обеспечивает почти треть такого импорта. Но армянский экспорт — существенно ниже импорта; соответственно, внешнеторговое сальдо страны уже давно устойчиво отрицательное, а внешний долг растёт и достиг $60 млрд.


При этом в стране в условиях обрушения промышленности резко сократился рынок труда. Именно это предопределило высокий уровень постсоветской эмиграции и увеличение масштабов «новой диаспоры». В основном уезжают в Россию, но и не только.

  В частности, по данным последней переписи населения 2010 г., в России проживают около 1,2 млн армян. Однако сегодняшние неофициальные оценки гораздо выше — до 2,4–2,5 млн чел.


Именно эти «новые мигранты» оказываются одним из главных факторов поддержки армянской экономики, отчасти компенсируя дефицит внешней торговли. По имеющимся оценкам, в недавние годы их переводы денег родственникам в Армению только из России суммарно составляли более $2 млрд в год, и примерно столько же
в совокупности поступало из других зарубежных стран.


Сейчас, на фоне кризиса, эти поступления заметно сократились (из России составляют $1,5–1,7 млрд в год), однако по-прежнему являются одним из ключевых факторов поддержки «на плаву» большинства населения страны.





Статья Юрия Бялого «Что происходит в Армении?» опубликована в № 276 газеты «Суть времени».

Статья не поместилась целиком: разбила на две части.


Tags: Аналитика, Армения, Бялый
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments