fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Что происходит в Армении (продолжение)

Внешние влияния на Армению.

Наиболее мощные инструменты «жёсткого» влияния на армянскую политику — в руках России. Конечно же, своё прямое вмешательство в армянскую политику, тем более военной силой, Москва исключает, о чём Россия не раз официально заявляла во время предыдущих политических и военных (карабахских) кризисов в Армении, и о чём вновь заявила сейчас.






Однако есть, повторим, такие болезненные для Армении проблемы, как поставки вооружений и некоторых критических технологий, а также их обслуживание, в которых Россию никто в мире в близком будущем Армении
не заменит.


А вот в сфере «мягкой силы» ситуация совершенно другая. Законодательное оформление в Армении системы связей с диаспорой предоставляет зарубежным армянам достаточно широкие возможности легального участия
в политической жизни страны. В частности, для этого введён институт облегчённого двойного гражданства для армян диаспоры, а также сокращённые сроки проживания в Армении (три года) для репатриантов, претендующих на высокие политические посты.


В частности, претендентом на пост президента Армении в 2013 г. был репатриант из США Раффи Ованнисян. А нынешний президент Армении Армен Саркисян, бывший посол страны в Великобритании, официально отказался
от британского гражданства лишь в 2011 г.


Кроме того, особые связи Армении с диаспорами предопределили чрезвычайно широкие возможности деятельности в стране зарубежных некоммерческих организаций (НКО). На сегодняшний день в маленькой Армении официально зарегистрировано Министерством юстиции около трёх тысяч НКО! (При этом НКО из России — всего около десятка.)

Большинство НКО, управляемых и финансируемых зарубежными организациями и фондами, официально объявляют сугубо благотворительные цели: восстановление разрушенных памятников истории, поддержка малоимущих и инвалидов, благоустройство «родных» территорий, строительство, ремонт и обеспечение современным оборудованием университетов, школ и детских садов и т. д. И, подчеркнём, многие из этих НКО, как и граждане, участвующие в их деятельности в Армении, реализуют эти цели вполне искренне и наглядно-эффективно.

Однако немало зарубежных НКО даже официально объявляют цели вовсе не благотворительные: например, борьбу в Армении «за гражданское общество широкого политического участия», «за права человека, свободу слова и современную демократию», «за права меньшинств», «против коррупции», и т. д.

Специфика нынешней Армении состоит в том, что все эти НКО заполняются в стране далеко не всегда лишь циничными бездельниками, которых принято называть грантоедами. Причина не только в том, что в сравнительно бедной Армении участие в работе таких НКО за гранты (а их суммарный объём в последние годы, по экспертным данным, превышает миллиард долларов в год) является существенным привеском к семейным бюджетам. Причина прежде всего в том, что политическая психология огромной части населения Армении в последние годы неуклонно менялась в прозападном направлении.

Главными факторами этих изменений можно назвать следующие.

Первый фактор — широкое обучение за рубежом, в основном благодаря грантовой поддержке диаспоры, армянской молодёжи. Причём значительная часть амбициозной армянской молодёжи заканчивала за рубежом такие вполне политизированные университеты, как «Лондонская школа экономики», «Школа права и управления имени Флетчера» в американском Университете Тафта, курсы менеджмента, права, социологии и политологии в университетах парижской Сорбонны и т. д.

Отметим, что в самой Армении в духе этих западных университетов работает фактически «первичная ячейка отбора перспективных кадров» — созданная при поддержке диаспоры в Дилижане «Международная школа» для подростков 16–18 лет.

  Эксперты утверждают, что главная поддержка была от друга британского принца Чарльза и Анатолия Чубайса, российского олигарха Рубена Варданяна.


Отметим также, что в совет попечителей этой школы до 2016 г. входил бывший посол в Великобритании и тоже, как утверждается, друг принца Чарльза, а ныне президент Армении Армен Саркисян. Отметим, наконец, что его одной
из первых поздравила с избранием на пост президента лично королева Великобритании.


При этом школа в Дилижане не единственная: есть и другие подобные (в основном американские) «кузницы кадров».

Второй фактор — постепенное сокращение в стране масштабов использования русского языка в общении,
в образовании и СМИ. Вплоть до того, что очень значительная часть молодых армян неплохо знает английский и/или французский, но русского языка не знает вообще.


Третий фактор, формирующий «западный выбор», — всё более активная работа в Армении не только на армянском, но и на английском языке, западных, прежде всего американских и британских, радиоголосов. А также всё более широкое использование собственно армянскими СМИ (которые, подчеркнём, в значительной мере принадлежат Микаэлу Минасяну, зятю бывшего президента Сержа Саргсяна и нынешнему послу Армении в Ватикане и на Мальте), включая телевидение, новостные ленты западных, прежде всего американских и британских СМИ.

Четвёртый фактор — возрастающее влияние на политический дискурс в Армении западной диаспоры, которая
в последние годы, особенно после событий на Украине, не может не впитывать и не транслировать на родину доминирующие англо-саксонские, в том числе воинственно-русофобские, мировоззренческие матрицы.


В этом процессе, конечно же, принимают активное участие такие англо-саксонские политические профессионалы, как имеющие свободный доступ в Армению фонд «Открытое общество» Джорджа Сороса, фонд «Партнёрство Евразия», Агентство США по международному развитию USAID и ряд фондов, которые курируются одним из главных спонсоров «цветных революций», американским «Национальным фондом Демократии» NED.

  В этом же ряду находятся «Хельсинкский комитет Армении», армянский «Союз информированных граждан», «Клуб журналистов Аспарез» и т. д.


Ну и, разумеется, не остаются в стороне дипломатические ведомства США, Великобритании, Франции, а также ряда других европейских стран и Организации безопасности и сотрудничества в Европе (ОБСЕ).

  В частности, в маленькой Армении работает огромное, самое большое во всех постсоветских республиках, посольство США. А в посольствах всегда и во всех странах (это уже привычная «дипломатическая норма») на разных должностях, включая, как правило, второго секретаря посольства, работают профессиональные спецслужбисты, которые тоже всегда выполняют в стране пребывания свою профессиональную работу, в том числе вербовку агентуры и поиск и поддержку агентов влияния. И уж, разумеется, не могут не работать в этом же направлении и азербайджанская, и турецкая разведка...


Вся эта работа Запада и враждебных соседей в Армении сегодня даёт свои результаты. В том числе выходом
на улицы и площади «оппозиционной молодёжи», значительная часть которой не отрабатывает копеечные гранты и не вовлечена в бессмысленную скандально-весёлую движуху, а искренне верит в то, что будущее страны —
в повороте к идеям и идеалам Запада.


В то же время Россия во всех перечисленных выше сферах опосредованного влияния или так называемой мягкой силы в Армении почти незаметна. О чём многие армяне, особенно немолодые, откровенно и с возмущением говорили и раньше, и сейчас:

  «Наверное, в Москве думают, что, мол, куда от нас Армения денется. Она, мол, и от нашей армии и ФСБ зависит (они там, внутри), и от поставок оружия и обучения военного персонала. И русские армяне, мол, своими переводами денег очень серьёзно поддерживают жизнь в армянской экономике. А того, как страна — особенно Ереван и особенно молодёжь — неуклонно поворачивает в сторону Запада, в Москве видеть не хотят».


Признаем, что эти обвинения в адрес политики России — в очень большой степени справедливы. Но выводов из них в Москве не делают. Их не сделали даже после того, как произошёл бандеровский переворот на Украине, а ведь именно такие же оценки российской политики (в духе недальновидно-преступного «мол, куда они от нас денутся») много лет, с середины 1990-х годов, транслировали в Москву многие украинские политики и общественники.

  Об опасности такой политики России твердили представили русских и других национальных общин разных украинских регионов, не только Донбасса и Крыма, но и украинского Центра, Закарпатья и западных областей.


Однако от подобных украинских «алармистов» в Москве, как правило, отмахивались, — экстремисты, мол. А представители нашего МИДа и Россотрудничества отчитывались о своей «успешной деятельности» на Украине помпезными и масштабными, но политически бессмысленными публичными мероприятиями в «Русских домах дружбы», вялыми круглыми столами и конференциями, а также организацией гастролей ведущих певцов, музыкантов и театральных коллективов.

Но примерно то же самое происходило и в Армении. И сегодня мы имеем то, что имеем...



Политическая интрига армянской «бархатной революции»

Чем «провинились» Саргсян и карабахский клан?

Напомним, что политическое противостояние между либерально-западническими ереванцами и антилиберально-пророссийскими карабахцами в Армении идёт давно. И нельзя не признать, что от нахождения у власти карабахцев целых 20 лет (начиная с поражения Левона Тер-Петросяна на выборах 1998 г.) армянская политически активная элита явно устала.

Нельзя не признать и того, что инерция уважения к герою войны в Карабахе Сержу Саргсяну в достаточно широких народных массах потихоньку угасала.

Эта инерция уважения угасала потому, что становилась всё более явной коррупционно-кумовская составляющая политики клана Саргсяна, сокращающая долю доходов других клановых групп и далеко не высокие доходы населения (тем более в условиях мирового кризиса, когда поток экономической помощи от диаспор начал заметно скудеть).

Она угасала потому, что именно Саргсян в 2015 г. инициировал конституционную реформу в духе «западнических» рекомендаций, превращающую Армению из республики «полупрезидентской» в республику парламентскую. Это и оппозиция, и общество расценили как попытку президента Саргсяна «превентивно создать под себя новый властный аэродром», то есть после завершения второго президентского срока пересесть в кресло всевластного премьер-министра.

Эта инерция уважения угасала и потому, что властный карабахский клан начал постепенно, но достаточно отчётливо сдвигаться в направлении уступок своим западническим конкурентам.

В частности, 24 ноября 2017 г. на саммите Восточного партнёрства Саргсян подписал Соглашение между Арменией и Евросоюзом «О всеобъемлющем и расширенном партнёрстве». Хотя это соглашение не содержит таких торгово-экономических разделов, которые вошли в аналогичные договоры Евросоюза с Молдавией и Грузией и ставят эти республики в глубокую экономическую зависимость от ЕС, однако в нём тем не менее записаны достаточно болезненные для республики обязательства.

Среди таких обязательств, в том числе:


  •   немедленное составление Арменией графика остановки и закрытия Мецаморской АЭС — важнейшего объекта энергоснабжения республики;

  •   расширение сотрудничества в сфере безопасности, свободы и юстиции, с целью укрепить верховенство закона и уважение к основополагающим правам и свободам человека;

  •   поддержка экономического потенциала, в том числе за счёт сближения национального законодательства с европейским;

  •   сотрудничество во внутреннем контроле и аудите госсектора, в том числе налоговой системы, а также в сборе и обмене статданными;

  •   создание «Партнёрского совета», который будет оценивать реализацию Соглашения.


Наконец, 18 января 2018 г. Армения подписала Стамбульскую конвенцию Совета Европы о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием, содержащую много таких «ювенально-гендерных» положений, включая защиту прав ЛБГТ, которые не признаются христианско-традиционалистским большинством населения страны. (Отметим, что на сегодняшний момент эту Конвенцию не подписали только две страны, входящие в Совет Европы: Россия и Азербайджан.)

Эти прозападные сдвиги политического курса Саргсяна вызвали резкое неприятие со стороны его базового армянского традиционалистского электората. А когда он вдобавок заявил (отметим, вопреки его прежним заверениям), что намерен баллотироваться на созданный им же пост премьер-министра, этот шаг действительно переполнил чашу терпения даже у многих симпатизировавших Саргсяну граждан страны, а также у большинства влиятельных фигур армянской диаспоры.

Именно на такой почве массового недовольства смогли успешно прорасти семена того элитного и низового протеста, который инициировал, канализировал и возглавил Никол Пашинян, давний оппозиционный противник Саргсяна.



Феномен Пашиняна и протестные результаты


Сегодняшний бунтарь родился в 1975 г. в Иджеване. Отлично учился на отделении журналистики Ереванского госуниверситета, но перед выпускными экзаменами в 1995 г. был отчислен за критические статьи в адрес ректората и политического руководства Армении. Работал в разных газетах, в 1999 г. стал главредом оппозиционной «Айкакан жаманак».

В 2008 г. был членом предвыборного штаба кандидата в президенты Тер-Петросяна, проявил себя как яркий политический оратор, способный привлекать большие человеческие массы. После проигрыша выборов Тер-Петросяном стал одним из организаторов протестных беспорядков, приведших к бойне на улицах Еревана, был осуждён и в 2011 г. амнистирован.

В 2012 году Пашинян был избран депутатом Национального собрания Армении от блока Тер-Петросяна «Армянский национальный конгресс», но вскоре отмежевался от АНК и стал организатором партии «Гражданский договор».

В 2016 г. создал вместе с партиями «Республика» и «Просвещённая Армения» блок «Елк» («Выход»), который
2 апреля 2017 г. на парламентских выборах получил 9 мандатов. В мае 2017 г. безуспешно баллотировался на пост мэра Еревана.


Жена Пашиняна Анна Акопян — главред «семейной» газеты «Айкакан жаманак». Четверо детей: сын и три дочери
в возрасте от 3 до 18 лет.


В блоке «Елк» Пашинян демонстрировал достаточно отчётливую прозападную позицию в связи с вступлением Армении в ЕАЭС, обвиняя Россию в постепенном изъятии армянского суверенитета, а также призывал
к «декоммунизации» названий ереванских улиц. В 2017 г. инициировал в парламенте законопроекты о выходе
из ЕАЭС и «декоммунизации», но они были отвергнуты парламентским большинством.


31 марта 2018 г. Пашинян, стартовав с десятком единомышленников из Гюмри, начал пешую акцию «Мой шаг» против попытки президента Сержа Саргсяна по завершении второго срока президентства стать полновластным премьер-министром. Дойдя 13 апреля до Еревана, начал организацию митингов и массовых уличных протестных акций.

С 17 апреля, когда парламент большинством голосов избрал Саргсяна премьером, Пашинян резко усилил и радикализовал протесты, выводя на них студентов и школьников, блокируя улицы, площади и госучреждения.

Начал разговаривать с властью тоном ультиматумов. 22 апреля заявил, что готов обсуждать только отставку премьера и фактически призвал митингующих к его свержению. Был задержан полицией, но 23 апреля выпущен
на свободу.


Когда в этот же день вышли из казарм и присоединились к протестам солдаты одного из батальонов армянской «Миротворческой бригады» (подчеркнём, обучаемые, в том числе, офицерами стран НАТО), Саргсян неожиданно вышел к толпе, сказал, что Пашинян прав, и заявил о своем уходе с поста премьера.



Для иллюстрации политического стиля Пашиняна приведём несколько его ярких высказываний.

23 апреля на вопрос журналиста «зачем выводить на улицы детей?» Пашинян ответил: «Чтобы довести дело до конца». В тот же день в интервью Пашиняна российскому телеканалу «Россия 24» ему задали вопрос:
«Вот Вы всё время говорите так, как будто Вы уже премьер-министр Армении: «Я сделаю так, этак». Разве Вас уже избрали премьером?» Пашинян ответил: «Да. На площади. Народ. Вы же слышали вчера. Избрал».


24 апреля на пресс-конференции для зарубежных СМИ Пашинян заявил, что считает себя «армянским Нельсоном Манделой». А затем сказал, имея в виду уже не Саргсяна, а вице-премьера Карена Карапетяна:

«Мы не можем согласиться с тем, чтобы премьером был назначен кандидат от Республиканской партии. Как и
с Саргсяном, переговоры могут быть проведены по следующим пунктам: назначение премьером кандидата народа, формирование временного правительства, проведение внеочередных парламентских выборов
».


Поскольку хронология событий в Армении достаточно подробно излагается в сводках политического мониторинга нашей газеты, здесь остановимся на самом методологически важном.

В ходе протестов, начиная с 23 апреля, Пашиняна и его «Елк» поддержал не только партнёр по парламентской оппозиции, «Процветающая Армения» бизнесмена Царукяна, но и член правящей коалиции «Дашнакцутюн», тем самым оставив лидера — правящую Республиканскую партию (РП) — в политическом одиночестве. Если ранее правящая коалиция имела в парламенте 65 из 105 мест, то теперь у неё осталось только 58 мест.

25 апреля фракция «Елк» официально объявила Пашиняна своим кандидатом на пост премьера. Все другие фракции сообщили, что своих кандидатов не выдвигают, а РП объявила, что будет выбирать нового председателя партии вместо Саргсяна.

26 апреля спикер парламента Ара Баблоян объявил, что вопрос выборов нового премьер-министра Армении будет обсуждаться на специальном заседании парламента 1 мая с 12:00.

Подчеркнём, что открытой официальной поддержки какой-либо из сил возникшего в Армении противостояния
ни одна страна не проявляла; все призывали к «мирному разрешению конфликта». Однако зарубежные СМИ, прежде всего «Радио Свобода», ВВС и «Евроньюс», вели, конечно, не информационное, а скрыто-пропагандистское сопровождение протестов. В том числе прямой «возбуждённой» трансляцией событий в Ереване и других городах страны поддерживали и расширяли мобилизацию участников протестных акций.


Кроме того, высокопрофессиональная организация протестов с привлечением преимущественно молодёжи и широким использованием соцсетей явно адресовала к «мирным и децентрализованным» технологиям из методичек Джина Шарпа. На улицах и площадях возникал тот самый «управляемый хаос», который просто парализовал любое эффективное противодействие правоохранительных органов.

Единственным, хотя и достаточно внятным политическим жестом поддержки оппозиции со стороны США стало «внезапное» появление в СМИ выдержек из очередного ежегодного отчёта по правам человека Госдепа США.

  А отчёт гласил, несмотря на предыдущее признание справедливости и бесспорности армянских парламентских выборов 2017 г. со стороны США (включая посла в Ереване Ричарда Миллса), что «достоверные сообщения
о покупке голосов и давлении на госслужащих и сотрудников частных компаний подорвали общественное доверие к результатам парламентских выборов
»...


Эта статья пишется вечером 30 апреля, когда результаты завтрашней чрезвычайной сессии парламента ещё неизвестны.

Известны лишь основные возможные процедуры.

По уставу парламента, у фракций будет по 15 минут для представления своих кандидатов, затем — по часу
на программные выступления кандидатов, а далее ещё по 30 минут для их финальных выступлений. После этого парламент открытым поименным голосованием выбирает премьера — кандидата, набравшего минимум 53 голоса.


Если голосование результата не даёт, процедура второго тура повторяется через неделю, но при этом кандидатом становится лишь тот, кто получил поддержку минимум 32 депутатов. Если и второй тур результата не даёт, парламент распускается и назначаются новые парламентские выборы.

А Пашинян уже призвал своих сторонников 1 мая, в день голосования, наводнить улицы...


#### Что дальше?

Азербайджанская пресса радостно пишет, что хаос в Ереване ослабляет Армению и дает Азербайджану реальные шансы на быстрое отвоевание захваченных армянами территорий.

Минобороны Карабаха раз за разом публикует видео о концентрации тяжёлой азербайджанской военной техники вблизи линии соприкосновения с передовыми позициями Армии обороны Карабаха. Минобороны Азербайджана эти видео не комментирует, но сообщает о «плановых учениях».

Победивший на внеочередных выборах президент Азербайджана Ильхам Алиев, который уже неоднократно заявлял, что не только Карабах, но и Эривани (то есть Ереван) — это азербайджанская земля, совершает торжественные визиты в Турцию к Эрдогану, а также в Лондон к Терезе Мэй. И присутствует вместе с Мэй
на подписании очередного соглашения с британской ВР о совместной разработке крупного нефтеносного блока
на Каспии.


Страны постсоветской Азии всё внимательнее прислушиваются к голосу Анкары и возглавляемого ею «Тюркского совета».

Армянские аналитики пишут о том, что у Пашиняна нет не только необходимого политического и государственного опыта, но и ясной программы, а также квалифицированной команды, которая способна занять ключевые посты
в правительстве. И что из высказываний Пашиняна на последних дебатах следует, что он не предлагает никаких действий и проектов, которые не содержались бы в программе Саргсяна.


А Россия — пока — молчит. И устами наших политиков, включая пресс-секретаря президента Пескова и депутатов Думы и Совета Федерации, повторяет, что события в Армении — это внутренне дело страны и её граждан.

Хотя совершенно понятно, что Азербайджан, Турция, США, Великобритания — так явно не считают. Понятно, что практически любое развитие армянской «бархатной революции» — наносит огромный ущерб интересам России.
И не менее понятно, что этот ущерб никак не ограничится Закавказьем...




Статья Юрия Бялого «Что происходит в Армении?» опубликована в № 276 газеты «Суть времени».


Tags: Аналитика, Армения, Бялый
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments