fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Трамп - глобалисты: война за ФРС началась.

Хазин Михаил

Схватка бульдогов под ковром закончилась: битва за контроль над политикой ФРС выходит в открытую фазу. Тема ставки Федеральной резервной системы США только совершенно недалёкому человеку кажется неактуальной. Мы живём в Бреттон-Вудской финансово-экономической системе, доллар США есть Единая мера стоимости
в современной экономике, вся наша жизнедеятельность привязана к этой системе.

   
   Достаточно сказать, что получить кредит в банке (речь идёт, как понятно, не о займе «до получки») можно только если ты предъявишь модель своего бизнеса (ну, как минимум, тщательно разработанный бизнес-план), который должен быть основан на экономическом прогнозе МВФ.

Том самом МВФ, который до сих пор является главным стратегически-координационным органом Б-В. системы.


Поэтому тема важная. Так что недаром президент США Трамп, сразу после встречи в Хельсинки, поднял эту тему.

Причём не один, а два раза (в официальном интервью и
в своём твиттере). 
Кстати, отметим, что все рассуждения   о «влиянии России» тут, прямо скажем, не совсем уместны: вопрос носит чисто экономический, объективный характер, тут вопрос стоит о выборе сценария развития, и Россия повлиять
на ситуацию не может в принципе, ну, разве что, открыто выложить свою оценку разных факторов. Другое дело, кто
в США к этой оценке будет прислушиваться.


Для начала зададимся вопросом: а в чём, собственно, проблема? Проблема в том, что с 1981 года, начала политики «рейганомики», экономика вначале США, а потом и всего мира стимулировалась через рост частного спроса.

  Который, в свою очередь, обеспечивался не за счёт роста реально располагаемых доходов (они в США с начала 70-х не росли и сегодня находятся на уровне 1957 года по покупательной способности), а за счёт роста долговой нагрузки.

При этом сама эта нагрузка компенсировалась за счёт рефинансирования долга под все время уменьшающуюся стоимость кредита.


В частности, учётная ставка ФРС США упала с 19% в 1980 году (США боролись с инфляцией) до, фактически, 0 (нуля)
в декабре 2008 года. Разумеется, стоимость обслуживания коммерческих кредитов всегда была выше нуля, но она тоже падала, до некоторого времени.

  Но в результате, только частный долг в США вырос с, примерно, 60% от годовых доходов для среднего домохозяйства, каким он был в 1980 году, до уровня более 130% в 2008. Сейчас этот уровень немножко упал (до, примерно, 120%), но всё равно остается запредельно высоким для нормальных ставок процента.


Вопрос: а зачем в такой ситуации повышать ставку? Ну работает всё, и слава богу! Ответ очень простой: когда вы стимулируете экономику через печатание доллара, то эффективность этой печати (если рынки не растут) всё время падает. То есть рост экономики от каждого напечатанного доллара сокращается.

  И в тот момент, когда эта эффективность снизилась до нуля, стали проявляться другие проблемы. Например то, что значительная часть государственных институтов (бюджетов) уже перестроились под высокий поток ликвидности и сокращение эмиссии вело к уже государственным проблемам.


Например, уже несколько лет номинальная доходность ценных бумаг Германии и Швейцарии является отрицательной. Собственно, у других она тоже реально отрицательна (поскольку инфляция превышает номинальный доход), но формально, всё-таки, какой-то плюс место имеет…

  Аналогичные проблемы с экономическим ростом: без использования всё более и более хитрых способов расчёта, положительный рост не наблюдается… А этого допускать нельзя…


С точки зрения «мэйнстримовской» экономической логики, нужно повышать ставку, то есть — истребить всех финансовых «паразитов», выросших на потоках эмиссионной ликвидности и вернуть капиталу эффективность
(то есть — положительную доходность), возможность самовоспроизводиться.


  Да, при этом будут проблемы у многих субъектов мировой экономики (доллар-то мировая валюта!), но по итогам экономика должна оздоровиться. Отметим, что у нас, как у теоретиков, немножко другой подход к этой проблеме, в том числе к оценке возможного спада, но это совершенно неважно, поскольку практически весь экономический истеблишмент, поголовно, придерживается этой логики. Вспомним конец 70-х (цифра в 19%, приведённая несколькими абзацами выше, никого не царапнула?).


Так вот, беда состоит в том, что сильнее всего проигрывают в такой ситуации те, у которых максимальные издержки. А у производителей в США они, по определению, выше, чем у Китая, стран ЮВА, Индии или даже стран Латинской Америки.

 Поскольку и зарплаты выше, и стоимость инфраструктуры, и финансовые издержки (страховки). И когда я 5 ноября 2014 года говорил на Дартмутской конференции в Дейтоне, что есть два сценария экономического развития и один из них — спасение мировой долларовой системы за счёт промышленности и вообще реального сектора США, то именно этот вариант с поднятием ставки и имел в виду в качестве первой части альтернативы.


А вторую часть как раз предлагает Трамп. Ну, точнее, те силы, которые за ним стоят, и которые я и имел в виду
в своём выступлении, поскольку в ноябре 2014 года он ещё не объявил о своём выдвижении.

  Суть этот сценария в том, чтобы вернуть производства в США и, воспользовавшись внутренним рынком, как базой и максимально нарастив экспорт (в том числе, используя политические инструменты, чего уж там) спасти свой,
американский реальный сектор. 


  А поскольку, если ставку не поднимать, то экономический кризис в мире будет продолжаться, то, значит, повышать экономику за счёт общего роста будет невозможно, но зато можно будет это сделать за счёт других участников (прежде всего, Китая и Западной Европы), которые стали главными бенефициарами предыдущей эмиссии.


Фокус в том, что высокие процентные ставки создают проблемы при экспорте, облегчают импорт и угнетают инвестиции в реальный сектор. Нет, если бы США, как это было в 20-е — 30-е годы прошлого века могли бы закрыть свои границы и не пускать импортные товары, то ставка бы роли не играла (у всех одни правила игры), но для реализации такого сценария нужно разрушить не только ВТО, но и всю Бреттон-Вудскую систему, с её обязательной свободой движения капитала.

  Да и чисто внутренних рынков может для восстановления не хватить. И, разумеется, сделать это сразу не может даже президент США. Но в каком направлении он сдвигается уже понятно. И это — как раз второй сценарий
из обозначенной мной в ноябре 14 года альтернативы: спасения экономики США за счёт разрушения мировой долларовой системы.


Какое-то время Трамп не мог себе позволить озвучить это всё в более или менее явном виде, он говорил только общие выводы: «Сделаем Америку снова великой», «Не дадим жить за наш счёт» и так далее, тезисы, с которыми американскому гражданину сложно спорить.

  Но его противники (как мы понимаем, сторонники альтернативной экономической моде
ли) понимали всё изначально, почему и занимались активным саботажем.

Но после встречи в Хельсинки Трамп открыто объявил о том, какую высоту он хочет взять в этой (до той поры тайной) войне и, тем самым, создал casus belli. То есть повод для открытой войны. Повторю ещё раз: хотя схватку
в Вашингтоне видят все, но реальная её причина оставалась втайне, что создавало довольно странные ощущения
у всех наблюдателей. Но теперь все изменилось.


Ответный ультиматум, как мы видели, поручили озвучить главе МВФ Кристин Лагард. И с этой минуты (то есть —
с середины прошлой недели) схватка бульдогов под ковром закончилась.

  Началась прямая война, первой целью которой является контроль над политикой ФРС. Конкретно: повышать ставку или снижать. Ну, а уж как будут развиваться боевые действия, мы будем внимательно следить.




Источник


Tags: Глобальная политика, Экономика и финансы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments