fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Слушания в Думе о пенсиях не ответили на простейший вопрос

Александр Коваленин

Зачем держаться за соотношение работающих и пенсионеров, если это делает миллион людей обманутыми вкладчиками Пенсионного фонда?


Пенсия
Сергей Кайсин © ИА Красная весна

Слушания в Думе 21 августа подавались как долгожданное честное обсуждение законопроекта о повышении пенсионного возраста. Но такими не стали.

По их сценарию, хозяином бала был Кудрин со своей группой. Он получил слово первым после министра труда, он же отвечал на записки перед последним словом Топилина. Кроме Кудрина из специалистов-экономистов выступили гайдаровцы — ректор ВШЭ Кузьминов и ректор РАНХиГС Мау.

Обозреватели «кудринского» направления уже рисуют эту группу альтернативой правительству — потому что они, дескать, смотрелись профессиональнее.

Однако дело не только в том, что правительство даже не скрывало свою несамостоятельность, но и в том,
что
экономисты других, нелиберальных направлений, слова на Слушаниях не получили.

Между тем на «нулевых чтениях» в Общественной палате они высказывались, и высказывались сокрушительно для реформы. Академик Ивантер, например, тогда просто отбросил вежливость и назвал реформу очевидной для профессионалов глупостью.

Напомню, никто из авторов реформы не говорит, что в стране нет денег. Бюджет профицитен, а майским указом президент велел ещё обеспечить серьёзный экономический рост. Об этом напомнил на думских слушаниях Валерий Фадеев, добавив, что правительство при обосновании реформы оперирует цифрами меньшего роста. То есть
правительство выполнять указ президента не собирается.


Дело не в том, что нет денег. А в том, что правительство готово сделать людей обманутыми вкладчиками в Пенсионный фонд, лишь бы ничего не менять в самом принципе пенсионной системы, по которому пенсии платятся из текущих поступлений взносов за работающих.


Государственная Дума, 21 августа 2018


Слушания не ответили на очевидный вопрос: почему нужно держаться за это правило, если оно не позволяет выполнить обязательства перед выходящими на пенсию? Казалось бы, не надо быть очень умным, чтобы предвидеть: если вы ссылаетесь на соотношение работающих и пенсионеров, то люди спросят: «а какое нам до него дело?» И в Конституции про него ничего не сказано. Тем не менее ни тени ответа, ни даже попытки дать ответ на этот вопрос
не звучало.

Топилин только повторял, что
«у нас солидарная система», что «трансферты из бюджета — это нехорошо». Для него это почему-то более «нехорошо», чем обмануть сотни тысяч людей, которым государство обещало пенсии и теперь отказывает в них, то есть откладывает их выплату на 5–8 лет.

 Почему
«нехорошо» расходовать бюджет, он тоже не объяснил, будто бюджет не для того, чтобы его расходовать.
На Слушаниях даже звучали безумные слова о том, что «пенсионная система должна быть эффективной» (!), будто это производство, а не расходные обязательства.

«Кинуть» огромное количество людей, лишив их обещанных средств, — это для правительства и Кудрина решение не «нехорошее». Если они могут себе позволить на одну чашу весов положить судьбу людей, на другую какие-то свои собственные правила (Кудрин сказал в Думе: «Всего 160 000 людей в год? — не вижу остроты проблемы!»), значит, они кинут людей ещё раз, и не один раз.

  Почему вообще серьёзные люди могут брать в голову соотношение работающих и пенсионеров? О чём оно на самом деле говорит?

Если бы оно просто говорило о провалах в экономике или демографии, то это тоже значило бы, что правительство должно уйти в отставку. А кто и как ещё за провалы должен ответить? И о провалах, кстати, Кудрин тоже говорил, заметив, что после 2011 года (типа, «когда я был не у власти») уровень жизни пенсионеров стагнирует, а последние годы даже снижался. «Россия подошла к черте: либо увеличивать налоги, против чего выступает бизнес, либо нужен новый взгляд на ситуацию», — сообщил он.

Заявление бесспорное, но в «новый взгляд» Кудрина явно не входит то, что из заявления следует в силу неумолимой логики, — отмена привязки пенсий к этим налогам. Не входит — и без всяких объяснений, почему.

 А входит в его
«новый взгляд» простое бандитское решение — просто у кого-то отнять. И Кудрину не нужно издеваться над пенсионерами, объясняя, что пенсионерам это выгодно, или что они должны пустить свои пенсии на повышение пенсии соседа — это за него в Думе услужливо и бесстыдно делают люди поглупее.

Но на самом деле уменьшение числа работающих на одного пенсионера — процесс исторический. Оно говорит просто о том, что человечество развивается. Что всё меньше работающих нужно для того, чтобы его прокормить. Потому что развиваются технологии. Земля даёт больше урожая и глубже открывает свои недра, роботизация уничтожает конвейер, цифровизация делает лишними бюрократов и учётчиков, и даже сокращает нужду в помещениях для рабочих мест. И так далее. А кушать человек намного больше не может, а то лопнет.

Казалось бы, это говорит о том, что вот, происходит то, о чем мечтали философы. Человечество получает возможность избавиться от адамова проклятия — труда «в поте лица своего» ради необходимости выживания.

 Казалось бы, можно уделять такому труду меньше времени и входить потихоньку в «царство свободы» — когда желание трудиться становится нравственным качеством, а не спасением от голода. А пенсионеры могут жить не на проценты от зарплаты работающих, а пользуясь производимыми работающими и накопленными обществом благами.


Из мечтающих в наше время в этом русле самым высокопоставленным и медийным является... министр Топилин!
Не прошло и года с тех пор, как пресса активно муссировала его вдохновенные слова о том, какие замечательные перспективы сулят роботизация и цифровизация. Как много труда они высвободят!


«Что, будут массовые увольнения?»гудел рой журналистов. «Нет, — радостно фантазировал министр, — мы просто сократим рабочую неделю!.. рабочий день!..» О том, что это в корне меняет соотношение работающих и пенсионеров, Топилин тогда не думал. Как и о том, что понадобится «новый взгляд».

Состояние общества, в котором ему достаточно для выживания меньше работающих (достигаемое вовсе не левыми политиками, а прогрессом), конечно, настоятельно требует «нового взгляда», но совсем не того, что у кудринистов.

Чтобы пенсионерам распределять общественные блага, нужно общественное присвоение благ — то есть солидарное общество, а не
«солидарная пенсионная система». Общество с частным присвоением не станет кормить, одевать, лечить и возить своих простых стариков просто так, если можно на них сэкономить. Бизнес не захочет 4-часового рабочего дня, если у него нет развитого конкурента в виде обширного государственного сектора занятости с такой нормой.

Если, созерцая число работающих, не искать «новый взгляд» в русле лучших мечтаний человечества, то остаётся примитивный старый взгляд на то, что делать с людьми, ненужными для работы на правящий бизнес-класс. Его поголовье надо сокращать, чтобы на него не тратиться.

 Под это уже давно разработаны глобальные концепции — «устойчивое» развитие и означает сдержанное развитие, сокращение человечества до «золотого миллиарда». (Да и требование повышения пенсионного возраста — это программное требование МВФ для неразвитых стран.) И напрасно кто-то думает, что такой фашизм сметёт только либералов... Он будет зачищать всякое отношение к человеку как к человеку, всякое проявление человечности.


Слушания не были организованы так, чтобы заслушать все точки зрения, обнажить связи её вдохновителей с глобальными структурами (МВФ и мировым банком). Но ЗА пенсионную реформу не звучало ни одного неглупого аргумента — такого, который бы выдержал самую очевидную критику.

За неё, следовательно, выступают люди недалёкие или зависимые. Среди последних наиболее омерзительны те, кто не просто боится выступить против, но исполняет танец живота перед хозяевами, призывая народ радоваться.


А политическая, да и чисто дисциплинарная логика происходящего проста. Правительство, которое не может обеспечить исполнение обязательств государства перед гражданами, должно:

1) или
уйти в отставку,
2) или предложить Думе варианты устранения препятствий, которые ему мешают исполнять обязательства — например, попросить денег или отменить такое-то правило.

Оно не может просить только одного — отменить уже взятые перед людьми обязательства. Не только по совести, но и формально не может — по Конституции, ухудшающий положение граждан новый закон не может иметь обратной силы, то есть распространяться на тех, кто уже выстроил жизнь по закону действующему.

Поэтому за сам факт внесения такого предложения в Думу, правительство должно быть послано в отставку. Тогда президент будет президентом, гарантом Конституции.
 Secundum non datur.




ИА КВ



Tags: ГД РФ, Народ, Пенсионная реформа, Правительство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments