fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Царь отвечает за свои просчеты головой бояр…

У всех сегодня на слуху скоротечный скандал с чиновницей из Саратова, который вышел на федеральный уровень после того, как в сеть попала интересная видеозапись. На ней чиновница говорит: «Саш… Саш… Вставай». Это, разумеется, оскорбило общественность, и тогда…


5346


Нет, прошу прощения, ошиблась. Это совсем другой случай – с совершенно другой саратовской чиновницей. В мае этого года специалист по опеке и попечительству Мария Мищенко была остановлена инспекторами ГИБДД.

Она управляла служебным автомобилем Сузуки в состоянии алкогольного опьянения. А на заднем сиденье спал министр финансов Саратовской области Александр Выскребенцев. Дело же было ночью, господин Выскребенцев был женат, но не на госпоже Мищенко.

Но и в мае всё тоже развивалось по знакомым нотам. Запись попадает в Интернет, затем краткий скандал и увольнение. О судьбе нетрезвой дамы пресса умалчивает, а вот саратовский министр финансов правительства был уволен «по собственному» губернатором Валерием Радаевым.

Не прошло и пяти месяцев, как господину Радаеву пришлось отправлять в отставку другого своего министра – труда, занятости и миграции – Наталью Соколову, которая прославилась своей фразой о «макарошках».

В чём сходство этих двух случаев? За последнее время мы пережили сразу несколько информационных всплесков, связанных с региональными деятелями того или иного ранга. То мы услышали о «золотом парашюте» в Воронежской области. А то в Алтайском крае уволили целый ряд чиновников после скандала с домами престарелых.

Обстоятельства разные, но сходство в том, что до скандалов федерального уровня фамилии их участников широкая публика никогда не слышала. Более того, после скандала имена действующих лиц моментально будут преданы забвению.  Оно и не удивительно. Мало ли у нас мелких бюрократов? Никто бы и внимания не обращал на их похождения, если бы не громкие названия должностей.

Все они министры, какие-нибудь вице-чечевицы, первые заместители и статс-егеря. А в реальности – расходный материал системы, люди, столь же далёкие от реальной власти, как и мы все, простые смертные.

Если глядеть снизу, то жизнь их удалась, оклады непомерны, спесь и чванство велики. Но если глядеть сверху, откуда начинается настоящая власть, то какой-нибудь вице-премьер Нижнедновского поселкового правительства в дорогом костюме мало отличим от нижнедновского тракториста в телогрейке.

Вахтёры не пускают в женское общежитие парней-студентов, оскорбляют их и упиваются своим вахтёрским величием. Чего бы не щёлкнуть такого вахтёришку по носу, не потрафить студентикам?

Это весьма древняя политическая технология – выдавать бояр на расправу разъярённой толпе, чтобы её успокоить.
Вспоминается правление Алексея Михайловича Тишайшего. К 1648 году реформы правительства молодых бояр-технократов под руководством Бориса Морозова были направлены на балансировку бюджета, создание прочной финансовой системы и наполнение казны.

Что привело к увеличению налогового бремени и челобитным о том, что народ с жёнами и детьми впал
в окончательное разорение. Бояре же, окружавшие его царское величество, в ответ жестоко избили просителей и многих посадили в заключение.


Тогда народ не знал ещё о вреде майдана, поэтому учинил разные беспорядки. Грабили и жгли дома бояр, а потом явились толпою к царскому дворцу и «начали вызывать бежавшего Морозова, бежавшего Плещеева, равно как и беглеца Траханиотова, а также и его царское величество, требуя выдачи им беглецов.

Тогда царь немедленно выдал им Плещеева с приказанием отрубить ему голову. Но народ потащил Плещеева на торговую площадь, где его жестоко избили до синяков и чёрных пятен, после чего топорами разрубили на части, словно рыбу».

Видите как. «Немедленно выдал». Воеводу и реформатора Леонтия Плещеева, заслуженного человека.
Нравы с века XVII изрядно смягчились, поэтому вместо «приказал отрубить ему голову» теперь следует «приказал отправить в отставку». Не дожидаясь образования на пустом месте разъярённой толпы. И надо уже без ёрничания заметить, что хотя технология и древняя, но работает она худо-бедно по сю пору.

Беда лишь в том, что наша власть вначале создаёт себе проблемы на ровном месте, а потом начинает их решать точечными полумерами, постоянно запаздывая и лишаясь таким образом союзников как в обществе, так и внутри своей системы.

Раздутый бюрократический аппарат на местах ведёт к присутствию в креслах огромного количества случайных людей. Элиты становятся аморфными, управляемость теряется. Трудно объяснить правила игры своим же нижним этажам – особенно, когда эти правила меняются чуть ли не ежемесячно вместе с политической реальностью. Трудно проповедовать управленческий технократизм, а затем от технократов требовать политического поведения и соблюдения политического политеса.

Региональная бюрократия тяжело усваивает правило «quod licet Jovi, non licet bovi» (что можно Юпитеру, не можно быку). Да и как объяснить чиновникам из Саратова или Хабаровска, почему депутат от ЕР может советовать людям покинуть зону комфорта, после чего получает высокий пост в Думе, а на местном уровне за такие же точно пассажи грозит увольнение.

Этого, кстати, не понимают и рядовые граждане. Почему федеральный министр может нести чушь о том, как пенсионная реформа укрепляет здоровье людей, а министр региональный вылетает пулей за пассаж о «макарошках».

И бюрократия на местах мотает себе на ус: система не защитит, ославит, опозорит. А ведь та же министр Соколова отстаивала, пусть и неловко, действия всей системы – и её коллеги это прекрасно видят.

С другой стороны, граждане вне системы воспринимают слова чиновницы из Саратова как нечто наглое и вопиющее. А увольнение – как нечто естественное. Поэтому факт увольнения в памяти не задержится, а слова осядут надолго.

«Они все так думают, просто эта лишнее сболтнула. Медведева уволить нельзя, а мелкую сошку – можно». «Ладно бы еще просто говорили – они действуют в соответствии с этими словами!»

То есть власть проявляет непоследовательность и нерешительность. Сначала принимая вопиющие законы, а потом пытаясь пробежать между струек.

Так аппарат входит в политический занос. Это опасная ситуация на дороге, и в ближайшее время мы увидим, настолько ли опытны наши водители, как нам сообщали. Смогут ли они выйти из сложившегося положения без того, чтобы вылететь на встречку – под колёса западных фур.



Публицист.ru

Tags: Бюрократия, Власть
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments