fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Победа пожирателей огня

Современная американская школа нацелена на взращивание человека поверхностно образованного и наивного. Но в совсем недавней истории Америки были попытки создать такую школу, где  детей пытались воспитывать, основываясь на взаимовыручке, ответственности друг за друга, коллективном труде и равноправии.


01-95fb04ef9c26


«И тогда, поняв, насколько будет спокойнее, если люди будут читать только о страстных поцелуях и жестоких драках, наше правительство подвело итог, призвав вас, пожирателей огня».
(Рэй Дуглас Брэдбери. «451 градус по Фаренгейту»)


«Подавляющее большинство народов мира не знает, что вообще происходит. Они пытаются найти или сохранить работу, обеспечить себя и семью жильём и продуктами питания, найти деньги на ипотеку, оплату автомобиля или кредитной карты. В большинстве стран мира люди выживают порой просто на воде и хлебе. Они подавлены. У них нет сил противостоять негативной информации или вообще выяснить, что творится вокруг них», —пишет известный американский экономист Пол Крейг Робертс на своём сайте.

 Но для того чтобы попытаться выяснить, что творится вокруг тебя, нужно как минимум уметь критически мыслить. И лучше, если бы критическое мышление воспитывалось со школьной скамьи. Однако современная американская — и не только американская — школа этому детей не учит.

 Сегодняшнему капиталистическому обществу не нужны критически мыслящие граждане; ему нужны потребители, которыми легко управлять и которых легко обмануть. И американская школа нацелена на взращивание подобного потребителя — поверхностно образованного, наивного, напуганного финансовой зависимостью получения высшего образования с неопределёнными перспективами трудоустройства.

 Но в совсем недавней истории Америки были попытки создать такую школу, где человека учили логически мыслить и объективно оценивать получаемую информацию, где детей пытались воспитывать, основываясь
на взаимовыручке, ответственности друг за друга, коллективном труде и равноправии.


 Об одной из таких попыток мы и поговорим в данной статье. Сейчас немногие знают о плане Спрингфилда, а в своё
время это был широко распространенный проект в области образования. Он стартовал в 1940-х годах в городе Спрингфилд (штат Массачусетс, США). За несколько лет план Спрингфилда (или спрингфилдский план), детище доцента Колумбийского университета Клайда Р. Миллера и его Института анализа пропаганды, стал популярен
не только в Америке, но и в Канаде.

 Возможно, позже мы посвятим Клайду Миллеру отдельную статью, а пока напомним читателю коротко о нём и
о созданном им Институте анализа пропаганды. Клайд Раймонд Миллер (1888-1977) — американский журналист и публицист. Свою деятельность он начинал в Кливленде, штат Огайо, в качестве корреспондента газеты The Plain Dealer. Во время Первой мировой войны Миллер писал статьи о патриотизме, а в 1918 году был свидетелем обвинения во время судебного преследования одного из организаторов Социалистической партии Америки Юджина Дебса (1855-1926).

 Юджин Дебс был осуждён за активную антивоенную пропаганду, поддержку Великой Октябрьской социалистической революции и обличение американской капиталистической системы на 10 лет строгого тюремного заключения. Миллер в этом судебном процессе сыграл достаточно серьёзную роль. В своих воспоминаниях в 1963 году Миллер описывал это событие, которое, судя по всему, решительно повлияло на его мировоззрение. «Дебс в своих речах был больше прав, чем неправ относительно войны», — пишет он.

 В 1937 году для того, чтобы загладить свою вину перед лидером социалистов и «для соблюдения права на свободу слова», Миллер основывает Институт анализа пропаганды (Institute of Propaganda Analysis, IPA), организацию недолго просуществовавшую, но оказавшую на общество большое влияние.

 Институт выпускал ежегодный бюллетень, большая часть статей в котором была написана самим Миллером. Только за первый год на бюллетень подписалось около 6000 человек. В короткий срок Клайд Миллер стал широко известен благодаря своей способности переводить сложное понятие «пропаганда» на простой, понятный и доступный язык. Он написал на эту тему несколько книг и методических пособий, которые и были положены в основу учебного плана школьной программы Спрингфилда.

 Эти книги можно назвать учебниками по распознаванию и борьбе с пропагандой. Одна из книг, изданная в 1938 году Институтом анализа пропаганды, — «Пропаганда. Как её распознать и бороться с ней. Экспериментальная часть учебного материала по анализу пропаганды для использования в средних и старших классах школы» — содержит
в себе теорию и практические задания по распознаванию пропаганды.

Итак, в 1939 году по предложению Национальной конференции христиан и евреев (National Conference of Christians and Jews, NCCJ) была создана программа межнационального гражданского образования, чтобы «заставить демократию работать» для жителей Спрингфилда.



02-2d0f86a663fb


Город Спрингфилд был выбран для эксперимента не случайно. Это был небольшой промышленный городок, центр национальных оружейных складов. Спрингфилд и буквально, и фигурально был «арсеналом демократии» Америки.

NCCJ посчитала, что именно этот город должен стать «центром расовой и религиозной терпимости, хребтом демократической гражданственности». К 1930 году коренных жителей в Спрингфилде было около 38% от всего населения города, белых европейцев-иммигрантов — около 60%. Тут жили ирландцы, французские канадцы, итальянцы, поляки, русские, немцы, а также располагалась небольшая афроамериканская диаспора —около 3 000 афроамериканцев, 2% от общего числа жителей. В этот период президент Рузвельт с его «новым курсом» вёл
в стране политику «защиты демократии и подготовки к войне».

  Однако, по словам активного члена КП США У. Фостера, правительство Рузвельта оставило нетронутым большинство жгучих проблем, связанных с расовой дискриминацией. Безнаказанным оставался суд Линча, не был отменён избирательный налог, который лишал возможности участвовать в выборах подавляющее большинство негров, проживавших на Юге, сохранилась сегрегация в школах и в вооружённых силах.

 Поэтому, когда Джон Гранруд (1895-1956), суперинтендант, работавший в Спрингфилде с 1927 года, решил принять на работу учителей-афроамериканцев, это оказалось не так-то просто. Однако, Гранруд посчитал принципиально важным и первостепенным собрать для спрингфилдского образовательного эксперимента многонациональный состав учителей с одинаковой заработной платой.

 При активной помощи Клайда Миллера Гранруд нанял трёх преподавателей-афроамериканцев (один из которых впоследствии стал первым чёрным администратором школ Спрингфилда). Как писалось в одной из статей, «то, что в школе стали работать учителя-негры, было большой неожиданностью для многих родителей».


03-58b60aec3c35

Основная задача, которую поставили перед собой организаторы проекта: дети и взрослые «должны научиться мыслить независимо, они должны научиться мыслить вместе с другими». По замыслу авторов, ученики
(и молодые, и взрослые) должны, обрабатывая информацию, делать самостоятельные выводы, но быть при этом готовыми к тому, что у другого человека может быть другое мнение, порой абсолютно противоположное. Это и есть искусство демократии, считали создатели проекта: искусство мыслить и дискутировать — самостоятельно, независимо и вместе.

Миллер был уверен, что анализ пропаганды и противостояние ей могут «привить молодым и взрослым людям иммунитет от пропаганды, направленной на расовую и религиозную нетерпимость». Поэтому одной из главных задач была — научить школьников распознавать пропаганду, видеть подводные камни рационализации, самообмана, слоганов и стереотипов.

 Большое внимание уделялось труду. Школьники учились и работали вместе в школе. Дети коллективно работали в столовой, во дворе и на кухне, помогали друг другу в учёбе. Было отмечено, что ученики, привыкшие помогать друг другу в школе, переносили эту привычку в отношениях в собственный дом. Родители стали отмечать, что дети начали активнее и с большей готовностью помогать им дома.



04-a901da6ef7a9

Важная составляющая учебных программ — упор на работу в коллективе. Как отмечалось в статьях, посвящённых программе, работая и учась в коллективе, дети почувствовали себя — и дома, и в классе — одной большой семьёй.

  Перестали возникать конфликты, связанные с религиозными и расовыми проблемами, да они и не могли возникнуть «в атмосфере постоянной занятости работой, учёбой или игрой вместе. У каждого ребёнка появилась возможность показать остальным, что он научился делать и оценить работу товарища».

 Ещё один элемент плана — это осознание детьми, что все они — один американский народ и что «Америка — это страна, в которой все люди — американцы, они все одной нации, несмотря на цвет кожи, религию или место рождения».

 Так, в одном из классов собрали выставку: самовар из России, кусок ирландского кружева, свечка времён колониализма, еврейский платок для молитвы. Дети приносили их из дома и рассказывали о бесценных семейных реликвиях. Это помогало проникнуться культурой другой страны, почувствовать историю чужой семьи как свою и узнать историю разных народов. Дети учили песни разных народов, танцевали в национальных костюмах. Учителя и родители отмечали полное отсутствие даже намёков на конфликты на почве расовой или религиозной дискриминации.



05-32a02406acd6

Были также организованы вечерние классы для взрослых. Их посещали жители города всех рас, возрастов, религий, мужчины и женщины. Обучение было необыкновенно популярным. Уроки по кулинарии, экономике, художественному творчеству, кройке и шитью и многие другие образовательные программы собирали вечерами полные классы.

Вряд ли организаторы этого проекта сознательно пытались воссоздать модель советской школы. Но когда читаешь об этом эксперименте, не покидает мысль: коллективизм, трудовое воспитание, интернационализм, системное образование — это всё элементы советской школы. Не потому ли этот план был так эффективен?

И не потому ли с ним произошло то, что произошло, и о чём мы расскажем ниже? В 1942 году Институт анализа пропаганды закрыли из-за его политики невмешательства во Вторую мировую войну, но на проект Спрингфилда это
не повлияло. Мало того, Миллер стал посвящать всё освободившееся время школе. Будучи в прошлом журналистом, он умел привлечь общественное внимание к своему детищу.

 Имея свободное время, он читал до 20 лекций в месяц в школах Спрингфилда. Интерес к проекту возрос после беспорядков на расовой почве в Детройте и Лос-Анджелесе жарким летом 1943 года. В результате расового бунта
в Детройте 34 человека были убиты, из них 25 — афроамериканцы. После этого события были организованы десятки антирасовых комитетов — от Сиэтла до Бостона.

Чиновники из отделов образования различных регионов — Нью-Йорка, Детройта, Торонто, многих других городов — съезжались в Спрингфилд, чтобы ознакомиться с их учебной программой, посетить уроки и обсудить, каким образом они могут перенять опыт. В середине 1940-х годов в Питсбурге и в провинции Онтарио (Канада) в школы стали внедрять учебный план спрингфилдских школ.

 Спрингфилд стал до такой степени известен, что в 1945 году голливудская киностудия «The Warner Brothers» сняла короткометражный фильм «Это случилось в Спрингфилде» (It Happened in Springfield) с профессиональными актерами и популярной в то время киноактрисой Андреа Кинг в главной роли. Правда, в фильме не показали чернокожих учеников и учителей-афроамериканцев, что вызвало справедливую критику в прессе. Тем не менее сама постановка фильма Голливудом говорит о большой популярности этого образовательного эксперимента в Америке и Канаде. К 1945 году было выпущено несколько книг об опыте Спрингфилда.

 План, как состоявшийся эксперимент, был описан в научных журналах. Учителя, изучавшие систему, склонялись к мнению, что это программа не только оправдала себя, но принесла удивительные результаты. С началом холодной войны ситуация изменилась. В 1947 году Спрингфилд пал жертвой под атаками консервативной католической прессы, искавшей везде признаки «красной угрозы».

Началась «травля красных» прогрессивных учёных и активистов, особенно тех, кто поддерживал нормальные отношения с Советским Союзом. У нас нет сведений, поддерживал ли Миллер какие-либо отношения с СССР, но
на него обрушился целый поток обвинений со стороны консервативных католиков.

 Во-первых, его обвинили в том, что «он сочувствует политике Советского Союза».

 Во-вторых, ему припомнили, что он как активный член Методистской Федерации по социальным вопросам (Methodist Federation for Social Action, MFCA) откровенно высказывался ранее о своем неприятии любого типа государственного финансирования католических приходских школ, аргументируя это тем, что при этом нарушается принцип невмешательства церкви в дела государства.

  В-третьих, Миллер представлял на конференции методистов резолюцию, в которой предлагалось потребовать от Министерства юстиции рассмотреть, какое влияние католическая церковь оказывает на политику страны, провести проверку действий Ватикана на территории Америки как работу иностранного агента. Естественно, что после этого Миллер был заклеймён католической прессой как «антикатолик», а его не работающий уже Институт анализа пропаганды назван «коммунистическим фронтом».

 Атака на Миллера распространилась и на Спрингфилд. Особенно критики обрушились на «Фестиваль огней» — объединенное празднование Рождества и Хануки, проходившее в конце года и соединявшее детей и взрослых разных национальностей. «Фестиваль огней» был назван «всеобщим скептицизмом», противоречащим католическим верованиям и правилам.

 Миллер был уволен из института, в котором он ранее читал лекции по сопротивлению пропаганде, в связи с тем, что «лекции этого направления отменены в учебных заведениях». С 1947 года истерия холодной войны резко усилилась, с ещё большей силой обрушившись на спрингфилдский план. Организаторы и сторонники проекта были вызваны на дачу показаний в Сенат, в Комитет внутренней безопасности.

 План был назван «спорным межкультурным курсом, организованным радикальными учителями» и атакован прессой, которая стала называть его «диверсионным и антиамериканским». Так, статья в газете The Brooklyn Tablet называлась «Город спонсирует курсы красных для учителей» (City Sponsors Courses by Red For Teachers, 1947). Совет управляющих Нью-Йорка начал секретное расследование, в ходе которого учителя, участвовавшие в организации проекта, были опрошены, не являются ли они членами Коммунистической партии США.

Совет управляющих поклялся, что не потерпит никаких подрывных элементов в государственных школах, «каким бы незначительным этот элемент ни был». Борьба с «красной угрозой» стала принимать совсем абсурдные формы.
К примеру, директора начальной школы Корин Сид обвинили в «обучении детей подрывной доктрине коммунистической направленности» за то, что она на уроке рассказала о воображаемом украинском колхозе.

Пугающая учителей «травля красных» заставила многие школы, которые уже переняли опыт Спрингфилда, отказаться от учебных планов,   несмотря на их успешное осуществление. Все это привело к тому, что в начале 1950-х годов спрингфилдская программа была отменена в большинстве школ. До настоящего времени специалисты
в области образования и учителя время от времени возвращаются в своих статьях к этому эксперименту середины двадцатого века и сожалеют, что подававший большие надежды проект не имеет своего продолжения.

Некоторые из них надеются на то, что проект будет снова пересмотрен и внедрён в школы. Но в это мало верится — ведь современной Америке не нужны думающие люди. В научно-фантастическом романе Рэя Брэдбери
«451 градус по Фаренгейту» очень хорошо об этом сказано:

«Без досок и гвоздей дом не построишь, и если не хочешь, чтобы дом был построен, спрячь доски и гвозди. Если не хочешь, чтобы человек расстраивался из-за политики, не давай ему возможности видеть обе стороны вопроса. Пусть видит только одну, а ещё лучше — ни одной. Если правительство плохо, ни черта не понимает, душит народ налогами, — это всё-таки лучше, чем если народ волнуется. Спокойствие превыше всего!

 Устраивайте разные конкурсы, например: кто лучше помнит слова популярных песенок, кто может назвать все главные города штатов или кто знает, сколько собрали зерна в штате Айова в прошлом году. Набивайте людям головы цифрами, начиняйте их безобидными фактами, пока их не затошнит, ничего, зато им будет казаться, что они очень образованные. У них даже будет впечатление, что они мыслят, что они движутся вперед, хоть на самом деле они стоят на месте. И люди будут счастливы, ибо „факты“, которыми они напичканы, это нечто неизменное.

Но не давайте им такой скользкой материи, как философия или социология. Не дай бог, если они начнут строить выводы и обобщения».


Этот роман был впервые издан в 1953 году. Согласитесь, теперь он совсем не похож на научно-фантастический, это просто чуть преувеличенное описание той политики, которую начала проводить американская власть в 1950-х годах. Рэй Брэдбери, безусловно, понимал, что происходило в американском обществе в те годы.

 И надо ли объяснять, что такие образовательные программы, как спрингфилдский план, основой которого является коллективизм, трудовое воспитание, интернационализм и системное образование, никак не вписывался в эту политику пожирателей огня.

Валерий Астахов, Маша Михайлова, ИА Красная весна


http://rvs.su/statia/pobeda-pozhirateley-ognya?fbclid=IwAR00PtMjQcz0bOfpPiXQZv9wzcqc1XTNqdnmGnofrD-NtmCQF06u7JDi_qQ#hcq=d7EIu9r



Tags: Спрингфилд, Школа, Эксперимент
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments