fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Технологии разрушения семьи: подмена любви правовыми отношениями

Все мы сейчас воочию наблюдаем за процессом разрушения института семьи. Этот процесс идёт во всём цивилизованном мире. Но, вероятно, не все понимают, что семья рушится не сама по себе, что её разрушают.


safe_image


Осознанно или неосознанно — оставим это за скобками. Нам важно понять, что те, кто её разрушают, пользуются весьма эффективными и хорошо разработанными технологиями. В основе почти всех этих технологий лежит принцип подмены любви правовыми отношениями...

Возьмём, например, ювенальную юстицию. Это понятие давно уже утратило значение в качестве юридического термина, сейчас оно обозначает не столько правовую систему, сколько систему идеологических взглядов на семью.

 В этой идеологии семья — это не цельный организм, в котором сочетаются близкая родственная связь и тесные глубокие эмоциональные отношения. Для ювенальной юстиции семья — это кучка индивидов, главными отношениями между которыми являются юридические отношения.

 В первую очередь - права ребёнка и права женщины ( не права семьи или родителей, заметьте). И естественно, что
в этих условиях главный регулятор отношений между членами семьи, между родителями и детьми — это чиновники, органы опеки, судьи, полиция. Как это выглядит на практике?

 Вот, например, ювеналы считают, что у ребёнка есть право на хорошие условия жизни. Он должен хорошо питаться, поэтому дома в холодильнике обязательно должны быть хорошие дорогие продукты. Вроде мы должны согласиться
с этим тезисом. Но ювеналы идут дальше. Они делают вывод, что если таких продуктов в холодильнике нет, то права ребёнка нарушены, его надо изъять из семьи и передать в ту семьи, где его будут хорошо кормить.

 Реальный случай из практики: годовалого мальчика Родиона Тонких органы опеки отняли у матери. Они пришли
в дом без предупреждения, заглянули в холодильник и увидели, что там из продуктов только каша, написали в акте что продуктов в доме нет, «а каша — это не еда». То, что лишение ребёнка родителей - это страшная психологическая травма, которая никогда не будет до конца компенсирована, защитников прав детей не волнует.

 Любовь, привязанность ими просто уничтожаются как понятия. Кстати, про навсегда травмированную психику ювеналы прекрасно знают. Они ведут списки семей «группы риска» и одними из первых туда записывают тех родителей, которые в детстве потеряли своих родителей.

 А вот ещё более модная нынче тема: борьба с семейным насилием. Подмена личных человеческих отношений отношениями юридическими очень хорошо видна в законах, регулирующих так называемое семейное насилие.
В нашу Госдуму уже много раз вносился так называемый «Закон о семейно-бытовом насилии».

  Он настолько чудовищен по своему содержанию, что его всё время отклоняют. Но лоббисты не оставляют своих усилий по его продвижению. Так вот в этом законе есть такое понятия как «нравственное страдание» и «психологическое насилие».

 Остановимся на определении понятия «Психологическое насилие»:

«Психологическое насилие - умышленное унижение чести и (или) достоинства путём оскорбления или клеветы, высказывания угроз совершения насилия по отношению к пострадавшему или его родственникам, бывшим родственникам, свойственникам, знакомым, домашним животным,  преследование, изъятие документов, удостоверяющих личность, а также умышленное воздействие на психику человека, принуждение посредством угроз, оскорблений, шантажа к совершению преступлений и (или) правонарушений, аморальному поведению или деяний, представляющих опасность для жизни или здоровья пострадавшего, а также ведущих к нарушению психической или психологической целостности, умышленное уничтожение или повреждение имущества с целью причинения моральных страданий»

 Во всякой семье бывают конфликты. Иногда конфликты достаточно серьёзные. Как часто стороны конфликта чувствуют, что они испытывают при этом нравственные страдания, что их чувство собственного достоинства оскорблено и т. д.? Но если раньше супруги старались самостоятельно преодолевать свои трудности, притирались друг к другу, работали над своими отношениями, учились любить и прощать, то теперь при каждом конфликте,
при (внимание!) ощущении нравственных страданий предлагается звонить в полицию.

 Подчеркиваём, преступлением по этому закону считается не избиение, а такие действия мужа, которые привели
к нравственным и моральным страданиям жены. Как будут доказываться подобные преступления?

 Ну вот в Испании, где гендерные законы вводились в первую очередь, для того, чтобы назначить мужу реальный уголовный срок за психологическое насилие, достаточно слов жертвы. Эти законы по всему миру лоббируют феминистки, а они считают, что мужчины - априори насильники.

 Испанские суды сейчас завалены подобными делами, потому что жертва получает материальную компенсацию. Все это привело к краху института семьи в Испании. Молодые люди просто боятся создавать семьи. Мужчины не хотят рисковать и по оговору попасть в тюрьму, а женщин постоянно запугивают социальной рекламой, в которой показывают, какие ужасные агрессивные существа мужчины.

 Чем ещё опасно внедрение в правовую практику понятий «психологическое насилие» и «нравственное страдание»? В психологии известно широко применяющееся понятие «Проекция». Проекция – это механизм психологической защиты. Он заключается в «неосознанном наделении другого человека присущими данной личности мотивами, чертами и свойствами».

 Классический пример этого защитного механизма — индивид, испытывающий чувство агрессии по отношению
к другому и в то же время убеждённый в аморальности такого чувства, находит выход из этого противоречия в том, что приписывает агрессивность другому («Это не я к нему плохо отношусь, а он ко мне»).

 Нередко собственные недостатки или несовместимые с нравственными представлениями желания приписываются другому лицу для того, чтобы создать у самого себя иллюзию борьбы с ними («Раз я борюсь с этим недостатком
у других, значит, у меня самого его нет»). 
Такие явления могут наблюдаться и в семейных взаимоотношениях».

 В этом смысле ощущение униженности, потери чести, достоинства и пр., является в высшей степени субъективным, а иногда и не соответствующим реальности. Особенно сильно механизм проекции проявляется в семейных конфликтах, которые есть в любой семье. Стороны конфликта часто чувствуют себя оскорблёнными, они могут ощущать себя объектами агрессии, ощущения могут субъективными, не привязанными к реальности.

 Одной из важнейших характеристик семейных отношений является реципрокность (реципрокность –« круговая причинность, предопределяющая поведение каждого из супругов, то есть поведение одного оказывает воздействие на поведение второго, и наоборот»).

 Супруги взаимно влияют на поведение друг друга, поэтому сам принцип разделения «правонарушитель» - «жертва», испытывающая «нравственные страдания», является в корне неверным.

В ситуации семейного конфликта нравственные страдания испытывают, как правило, все члены семьи. Жертвой психологического насилия может, конечно, стать и ребёнок. Не так давно на Российском телевидении демонстрировалась реклама Телефона доверия. Реклама сообщала: если родители ругают ребёнка за плохие оценки, то детям нужно звонить и жаловаться.

 По сути, подобные законы сеют вражду между детьми и родителями, между мужем и женой. Ещё одна технология, разрушающая институт семьи и размывающая рамки самого понятия «семья» - это платное родительство. Многие
в России знакомы с лозунгом «Россия без сирот» и «ребёнок должен жить в семье.

 Несколько лет назад в нашей стране под этими лозунгами была практически полностью разрушена система детских домов. Казалось бы — что плохого в том, что детей усыновят и они будут жить в семьях? Ведь это лучше, чем детдома. Совершенно верно, но только при условии, что речь идёт действительно о настоящем усыновлении.

Но сейчас для сирот понятие «семья» превращается в нечто уродливое и даже порой опасное. Семьёй для сироты теперь называются платные опекуны, которым ребёнок отдаётся за деньги, по договору с органами опеки. Опекуны получают за ребёнка неплохие деньги. Они часто берут в дом сразу несколько детей. Постепенно это становится хорошим способом зарабатывать на хлеб.

 Но самое страшное, что ребёнка теперь можно также легко по договору отдать обратно, если вдруг «родителям» не нравится, как он себя ведёт. Т.е. ребёнок дважды (иногда и больше) становится сиротой. В такой «семье» отношения  ребёнок — родитель уже не только подменяются формальными правами и договорами. В них ещё добавляется разрушительная для всяких отношений денежная корысть.

 Сочетание финансового вознаграждения и возможности в любой момент отказаться от ребёнка, приводит к тому, что понятие «родительской ответственности» существенным образом обесценивается. Моральные и нравственные обязательства, которые несёт перед ребёнком настоящий родитель, несравнимо больше тех, что несёт платный опекун. Заявленная цель платного родительства - дать ребёнку семью, создать условия, при которых он получит любовь и заботу и установит  с опекающими взрослыми отношения привязанности, а на деле эта забота о сиротах превращается в торговлю детьми.

 О том, как чудовищно при этом психологически травмируется ребёнок, мало кто из реформаторов думает. Формализованная обусловленность отношений между сиротой и приёмным родителем,  а также возможность легко отказаться от ребёнка, приводят к тому, что такое устройство ребёнка часто  становится именно временным, дети начинают много раз перемещаться из одной семьи в другую.

 Опыт стран, в которых подобные формы заботы о сиротах давно реализуются, показывает, что процент отказа от детей (в США по данным разных исследователей до 40% детей перемещается из одной семьи в другую несколько раз)  весьма существенен, а ситуации, когда дети-сироты много раз меняют семью, стали многочисленными и обыденными. О существенном росте количества возвратов детей говорят и наши специалисты.

 Считается, что причиной увеличения количества возвратов  детей усыновителями стало финансовое вознаграждение. Часто дети-сироты ещё до попадания в приёмную семью уже страдают от большого количества психологически проблем. Платные опекуны не справляются с ребёнком и отказываются от него, тем самым усугубляя его трудности. В следующую семью он попадает с ещё более нарушенной психикой.

 Наши реформаторы предлагают всячески обучать новых приёмных родителей. Но профессионализм «родителей» не сможет исправить ситуацию, не сможет помочь детям, имеющим глубокие эмоциональные нарушения, потому что исцеляют не педагогические знания и умения, а опыт тёплых эмоциональных и непрерывных отношений.

Исследователи считают, что дети, выросшие в таких платных семьях, имеют самые худшие показатели развития. Как интеллектуального, так и эмоционального. Такие дети чаще (чаще, чем даже дети в детдомах!) во взрослом возрасте становятся преступниками или страдают от психических заболеваний.

 Что же мы имеем в итоге? Все описанные выше технологии ударяют по самым главным функциям семьи:



  • семья является институтом воспроизводства населения;

  • именно в крепкой любящей семье растут психологически здоровые личности;

  • семья является главным институтом стабильности общества и государства.

Читать также: «Сторонники криминализации побоев создают ложное представление о семье»

Совершенно очевидно, что защита семьи — дело первостепенной важности. Даже не потому, что как любит выражаться наша власть, нужно защищать некие абстрактные для неё традиционные ценности. Защита традиционной семьи необходима для безопасности государства.



Жанна Тачмамедова
Источник

Tags: Россия, Семья, Социальная война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments