fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Рождество в русской литературе

В православной русской традиции Пасха важнее Рождества и  религиозное переживание праздника Cветлого Воскресения острее. Но и русская зима давно утвердилась в качестве классического рождественского фона.
Ёлки, а не пальмы, огромные сугробы, а не европейская изморось!



281944.p


Сказку «светского» Нового года сравнительно недавно (в середине тридцатых годов ХХ века) придумали сценаристы первых ёлок в Колонном зале Сергей Михалков, Владимир Сутеев и  Лев Кассиль.

Рождественская литературная традиция таинственнее. Молитвы, колядки, затем — беглые эпизоды в одической поэзии XVIII века и, наконец, XIX век, каноническая классика.



Гоголь, «Ночь перед Рождеством». История с чертями и запорожцами. Рождество по-малороссийски. Кузнеца Вакулу можно встретить на новогодних открытках, а также в опере и в кино.
90326511_large_f9dd0c0c8707
Там всё завораживает, с самой присказки:

«Последний день перед Рождеством прошёл. Зимняя, ясная ночь наступила. Глянули звёзды. Месяц величаво поднялся на небо посветить добрым людям и всему миру, чтобы всем было весело колядовать и славить Христа. Морозило сильнее, чем с утра; но зато так было тихо, что скрып мороза под сапогом слышался за полверсты».

До Гоголя никто в русской литературе  не перерабатывал так смело и весело фольклорные сюжеты. Он оседлал сказку, как Вакула — чёрта.

Рождество для Гоголя — пространство чуда, не только возвышенного, но и приземлённого.

Бахтин писал: «Праздник, связанные с ним поверья, его особая атмосфера вольности и веселья выводят жизнь из её обычной колеи и делают невозможное возможным (в том числе и заключение невозможных ранее браков)».

«Вечера на хуторе…» и впрямь соответствуют бахтинской концепции «карнавала». Можно медленно читать и сравнивать.


Стихи к Рождеству в послепушкинское время появлялись ежегодно — в газетах и детских сборниках.
Напевно, традиционно, празднично   звучит вариация на тему 1842 года 
А. А. Фета:

Ночь тиха. По тверди зыбкой
Звёзды южные дрожат.
Очи Матери с улыбкой
В ясли тихие глядят.

Ни ушей, ни взоров лишних, —
Вот пропели петухи —
И за ангелами в вышних
Славят Бога пастухи.

***
Владимир Соловьёв оживил традицию, передав в своих стихах трагизм христианского мироощущения:
***
Пусть всё поругано веками преступлений,
Пусть незапятнанным ничто не сбереглось,
Но совести укор сильнее всех сомнений,

И не погаснет то, что раз в душе зажглось.



281945.p


А чуть позже символисты  стали пересказывать стихами  уже хорошо всем известную в те времена историю.

***
Был вечер поздний и багровый,
Звезда-предвестница взошла.
Над бездной плакал голос новый —

Младенца Дева родила.

На голос тонкий и протяжный,
Как долгий визг веретена,
Пошли в смятеньи старец важный,
И царь, и отрок, и жена.

 ***
Это Александр Блок. Плавность, музыкальность, иллюстративность этого стиха проявилась потом у многих стихотворцев.
 ***

Существовал в России и жанр рождественского рассказа, святочной сказки.  В 1876 году Достоевский создал  рождественский рассказ «Мальчик у Христа на ёлке», настоящий шедевр святочной литературы,  несколько страниц которого вместили всю трагедию нашего мира.
33eed6810c

«У Христа всегда в этот день ёлка для маленьких деточек, у которых там нет своей ёлки…

— И узнал он, что мальчики эти и девочки все были всё такие же, как он, дети, но одни замёрзли ещё в своих корзинах, в которых их подкинули на лестницы к дверям петербургских чиновников, другие задохлись у чухонок,
от воспитательного дома на прокормлении, третьи умерли
у иссохшей груди своих матерей, во время самарского голода, четвёртые задохлись в вагонах третьего класса
от смраду, и все-то они теперь здесь, все они теперь как ангелы, все у Христа, и Он сам посреди их, и простирает
к ним руки, и благословляет их и их грешных матерей…

 А матери этих детей всё стоят тут же,
в сторонке, и плачут; каждая узнаёт своего мальчика или девочку, а они подлетают к ним и целуют их, утирают им слёзы своими ручками и упрашивают их не плакать, потому что им здесь так хорошо…».

Рассказ переиздавали ежегодно. Популярным детским чтением он не стал, да и не мог стать, он предназначен для подготовленных читателей Достоевского.

Тут появляется и мотив «пира во время чумы». Для одних — иллюминация, шумные праздники во дворцах, для других — бесприютный мороз, голод, гибель. Вот вам и «социальные мотивы». А как же без них в нашей классике с её критическим реализмом, который не был пустой выдумкой литературоведов?

Описание Рождества в ХХ веке —  «Детство Никиты» Алексея Толстого. Это утончённая идиллия. Как подробно жизнелюб Толстой описывает подготовку игрушек, счастливый ритуал Рождества, когда дети «стонут от восторга»:


orig

«В гостиную втащили большую мёрзлую елку. Пахом долго стучал и тесал топором, прилаживая крест. Дерево наконец подняли, и оно оказалось так высоко, что нежно-зелёная верхушечка согнулась под потолком. От ели веяло холодом, но понемногу слежавшиеся ветви её оттаяли, поднялись, распушились, и по всему дому запахло хвоёй. Дети принесли в гостиную вороха цепей и картонки с украшениями, подставили к ёлке стулья и стали её убирать. Но скоро оказалось, что вещей мало. Пришлось опять сесть клеить фунтики, золотить орехи, привязывать к пряникам и крымским яблокам серебряные верёвочки. За этой работой дети просидели весь вечер, покуда Лиля, опустив голову с измятым бантом на локоть, не заснула у стола».

Это написано в двадцатые годы. Тогда многие вспоминали детство, у Толстого это выткалось образцово.

У Бориса Пастернака в довоенные годы христианские мотивы возникали в стихах нечасто. Трудно было предсказать, что его потянет к «архаике». Маска Юрия Живаго — героя романа — позволяла уйти от реальности. Впрочем, Пастернак давно научился убегать от неё в фундаментальные переводы, в Гёте и Шекспира… Он не просто обращался к новой для себя эстетике, менялось мировоззрение поэта:

Стояла зима.
Дул ветер из степи.
И холодно было Младенцу в вертепе

На склоне холма.
Его согревало дыханье вола.
Домашние звери
Стояли в пещере,
Над яслями тёплая дымка плыла.


  Так и сложился канон рождественского стихотворения в ХХ веке. Тёплого, но не горячего.
На пике антирелигиозной пропаганды начал «вослед Пастернаку» писать рождественские стихи Иосиф Бродский.

Спаситель родился в лютую стужу.
В пустыне пылали пастушьи костры.
Буран бушевал и выматывал душу
из бедных царей, доставлявших дары.

Верблюды вздымали лохматые ноги.
Выл ветер. Звезда, пламенея в ночи,
смотрела, как трёх караванов дороги
сходились в пещеру Христа, как лучи.

***

Неровное и нервное стихотворение о Рождестве написал Мандельштам. Восемь строк, обрывочное повествование.  Он обошёлся без риторики, без «художественного пересказа».

Сусальным золотом горят
В лесах рождественские ёлки,
В кустах игрушечные волки

Глазами страшными глядят.


Такие строки были написаны не для хрестоматий.



По материалам источника


Tags: Литература, Рождество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments