November 8th, 2020

Глава РВС: мы бьёмся на всех фронтах — от социального до Донбасса.

На угасание жизни мы ответили идеологической работой и прямым социальным действием, заявила председатель «Родительского Всероссийского Сопротивления» (РВС) Мария Мамиконян 7 ноября в Москве, на торжественном съезде движения «Суть времени», посвящённом столетию революции, сообщает корреспондент ИА Красная Весна.


23331313_889069871257998_6377952306202847528_o

Столкнувшись с ситуацией «затухания настоящей политической левой жизни, ситуации, когда общество душат, как подушкой, пошлейшими выдумками по поводу революции, по поводу войны, по поводу Советского Союза … мы начали заниматься работой, идеологической работой … совмещая её с прямым социальным действием», — сказала глава РВС, подчеркнув:

«Мы это делаем потому, что понимаем, что народ погибает от истощений культурной жизни в стране. От попрания всех идеальных представлений о том, что такое человек, что такое человеческое общество. Жить без этого нельзя нигде, а в России без этого жить абсолютно невозможно».


Collapse )

Предел возможного. (1984)

По одноименному роману Иосифа Герасимова. О нелёгкой судьбе героя фильма Игната Матвеевича Ремеза, прошедшего путь от молодого специалиста в годы Великой Отечественной войны до руководителя крупного промышленного предприятия в мирное время. В главной роли Виталий Соломин.

1 серия



Реплика из обсуждения:

Collapse )

О смеховой культуре.

Смерть Жванецкого – это уход создателей эпохи той самой смеховой культуры, которая лежит в основании либерального катехизиса десакрализации всего и вся.
KMO_128025_04325_1_t222_153623
Бахтин назвал это эпохой карнавализации культуры и мышления, но это всего лишь яркая метафора.

 Карнавал тоже инструмент десакрализации – сначала сферы религии, потом политики, а потом всего бытового и профанного пространства жизни и смерти городского обывателя.

 Итогом стала десакрализация любви, семьи, патриотизма, любой самоидентификации личности, потерявшейся в карнавале, где все в масках и все хохочут до упада.


Не Жванецкий начал эту эпоху – эстрадные смехачи были до него уже сложившимся привилегированным культурным сословием. Все эти Шунины и Рыкунины, Штепсели и Тарапуньки, корпус развязных конферансье при Москонцерте.

Смех давал разрядку, он создавал видимость борьбы с недостатками, но на самом деле ушлые дядьки в серых костюмах нащупали верное средство отвлечения народа от уходящих смыслов на фоне затянувшихся трудностей быта. С тех пор смехачи стали анестезиологами системы. Почва для отбора лучших из лучших была подготовлена.


Collapse )