fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Category:

Российская экономика и высшее образование всё дальше друг от друга.

Сергей Черняховский

Чтобы разрешить противоречие между спросом рынка труда и предложением рынка образования, следует подумать о возрождении практики послевузовского распределения выпускников.


vipusknica


Власть сегодня воспринимает систему образования – и школы, и вузы, и всё им сопутствующее – как некое обременение. Зачем экономике нужно всё это – непонятно. Денег требует. Давать жалко. Совсем не давать неприлично.

Вообще же образование выполняет как минимум три основные функции:

  • развития человека,

  • культурно-цивилизационного воспроизводства общества

  • и подготовки квалифицированных кадров для производства.

Чтобы осознать значение двух первых функций, правительству и работодателям не хватает общей культуры и широты мышления. Для понимания прикладной значимости им не хватает прагматизма. Поэтому российская образовательная система «висит в воздухе»: она не сориентирована на производство и никак не связана с перспективными планами развития страны.

В свою очередь ни чиновники, ни бизнес не думают о ней как о самостоятельной производственной системе.
Налицо противоречие: для выпускников вузов остра проблема найти приличную работу по специальности,
для работодателей – найти хороших специалистов. Образование как система производства кадров существует
в отрыве от потребителя этих самых кадров.


Выпускники вузов жалуются как на уровень зарплат, которые им предлагают, так и на отсутствие рабочих мест
по специальности. Работодатели сетуют на отсутствие нужных им специалистов.


Последние полагают, что им нужны не образованные люди, а прикладные исполнители. И с этой точки зрения образованный человек, закончивший вуз, для работодателя, скорее, помеха. С одной стороны, у него высокие требования: проучившись пять-шесть лет, он не хочет получать зарплату ниже зарплаты дворника-гастарбайтера,
с другой – он новичок в том производстве, для которого ищет специалиста работодатель.


Да и подготовка, которую дают сегодняшние вузы, невысокого качества: по профессиональному и образовательному уровню сегодняшний дипломник не превосходит уровня советского первокурсника.

Работодатели видят причину в том, что вузы учат студентов общим теоретическим предметам, не давая прикладных знаний. А потому требуют получения доступа к аттестации выпускников и одновременно изменения программ обучения, приближения их к нуждам производства.

Но корень проблемы не столько в «неправильных» программах, сколько в отсутствии баланса между спросом и предложением, когда, грубо говоря, вместо требуемых производству геодезистов предлагают юристов.

В советское время существовала система обязательного трудоустройства выпускников вузов. Кому-то она кажется ограничением свободы: окончив вуз, человек был обязан идти работать туда, куда направили, и отработать там минимум два года. Сегодня выпускники могут свободно идти куда угодно… Если, конечно, это «куда угодно» имеется.

На деле же старый порядок был системой гарантии и профессиональной адаптации:

  • выпускник гарантированно получал рабочее место по специальности;

  • выпускнику гарантировалась минимально достойная оплата, которая составляла 120 тогдашних рублей. Сегодня это эквивалент 60 тысяч рублей.

Конечно, при этом можно было оказаться за тридевять земель от места учёбы и «малой родины». Но, с одной стороны, периферия как раз давала возможность более быстрого успешного старта (если, конечно, имелась готовность хорошо работать). С другой – степень благоприятности распределения напрямую зависела от успешности учёбы. Тот, кто имел более высокие оценки, получал право преимущественного выбора места распределения.

Отличная учеба, то есть «красный диплом», давала возможность:

  • первым выбрать лучшее место распределения;

  • отказаться от распределения в пользу самостоятельного трудоустройства;

  • поступить в аспирантуру, что в то время означало почти гарантированное безбедное существование после защиты диссертации и успешную научную или управленческую карьеру.

Успех в учёбе тогда был напрямую связан с последующим жизненным успехом. Сегодня этой связи практически нет. Сама по себе учёба ни на что не влияет. При самой лучшей подготовке и том же «красном дипломе» самый талантливый студент может не получить хорошего места, потому что работодатели предпочтут троечника со стажем работы.

Надо заметить, что в советские времена система послевузовского распределения отнюдь не носила благотворительного характера: отучился – имеешь право на работу.

С определёнными оговорками, перечень мест всё
же выстраивался в соответствии с реальной потребностью народного хозяйства. И выпуск дипломников был соотнесен с тем, сколько людей данной специальности требуется в той или иной сфере.

И число студенческих мест определялось в соответствии с тем, что нужно будет производству через 5-6 лет, когда абитуриенты защитят дипломы.

Система образования, работая как часть социальной сферы, обеспечивающей право на образование, одновременно была заточена под решение производственных задач.

Госплан, формулируя задания отраслям промышленности на годы вперёд, планировал и количество тех или иных специалистов, которое должно было быть подготовлено. Их число определялось как на основе моделей развития, так и на основе постоянных запросов предприятий и отраслей народного хозяйства.

Сегодня же «бюджетные» места в вузах выделяются, исходя не из потребностей той или иной отрасли, а из объёма выделенных бюджетом средств. Частные вузы вообще готовят не тех, кто будет востребован экономикой, а тех, кто готов заплатить за обучение престижной на данный момент специальности.

С целями развития народного хозяйства всё это никак не увязано. Промышленность не получает специалистов – выпускники не имеют гарантий.


Работодатели жалуются, что не хватает нужных им специалистов. Но обращают внимание лишь на то, каких специалистов им не хватает сегодня. А сегодня их готовить уже поздно.

Сказать же, сколько людей и по каким направлениям будет нужно через пять, десять лет (что худо-бедно делал Госплан) не могут ни работодатели, ни государство.


В результате система образования и система производства сегодня разорваны. Альтернативы советской системе планирования в этом направлении никто пока не предложил.


Источник


Tags: Образование, Экономика РФ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments