fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Как профессор из Омска бежит зачищать «дорогу к храму» впереди паровоза

Профессор политологии вопреки мнению людей хотел убрать памятник Ленину из центра Омска и построить храм за счёт горожан. Но экс-губернатор рассудил иначе: причислить Ленина к лику святых — проще и справедливее.


7129f6935858
Памятник В.И. Ленину
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

«А» отпала, «Б» пропала

Автодорожный институт имени В. В. Куйбышева (СибАДИ) был открыт в Омске в 1930 году. В нём готовили специалистов для советской индустриализации, потому что нужно было пробежать расстояние в 50-100 лет за две пятилетки, чтобы выжить в грядущей Второй мировой войне.

Надежды советских людей того времени на XXI век пока что не оправдались. В 2019 году не только яблони на Марсе не цветут, но и автомобильные дороги на Земле продолжают пребывать в унизительном состоянии. И нынешним выпускникам вузов до квалификации советских инженеров всё равно, что до Луны.
Что же изменилось к лучшему за 90 лет?


Изменилось, дорогие товарищи, название. Институт (СибАДИ) переименовали сначала в Академию (СибГАДА), а потом и в университет (СибГАДУ). Студенты соседнего Политеха только и успевали забавляться дивными сочетаниями букв.

Но брендинг ушёл в отрыв от сути и даже от собственного технического обеспечения. В 2013 году весь город потешался над вывеской «Автомобильно-дорожная академия», у которой всё время в ночи не загорался кругляшок
от буквы «Б». Так нанолампочки Ильича беспощадно говорили правду о времени и о себе.


Так вот, профессор кафедры истории, философии и политологии Сергей Сизов работает именно там. 19 марта
в «Домашней газете» вышла его статья. РИА «СуперОмск», - недавно заявившее о готовности освещать даже «подвиги» общества «Двуглавый орёл», с удовольствием её разместило.


Эта статья призывала убрать прочь памятник Ленину с центральной площади Омска. На освободившемся месте автором предлагалось восстановить храм. Причём вопреки уже высказавшимся против восстановления омичам.
Но за их счёт.



4444921fe37c
Памятник В.И. Ленину на фоне часовни Ильи Пророка. Омск
Анна Рыжкова © ИА Красная Весна


Что, кроме конфуза, могло из этого выйти? Теперь, на фоне скачущих в Екатеринбурге противников тамошнего храма, докричавшихся до «соломонова решения» Верховного Главнокомандующего, статья омского профессора смотрится странно. Не хуже той дефективной буквы «Б» на главном корпусе Автодора.

Если Путин (вслед за Экзюпери) сказал, что «храм должен объединять», то профессор Сизов заговорил
с оппонентами языком ультиматумов, размахался бумажной саблей и вообще вёл себя неприлично.

"Авто-могильно- дорожная политология"  или «Неправильной дорогой идёте, товарищи!"


Памятник Ленину, по мнению профессора, «в идеале надо убрать подальше от центра… Успокойтесь, повторяю, речь идёт только о переносе памятника, а не о его сносе… Но если коммунисты упрутся (Вы имеете в виду Ваше же „устроят в городе беспорядки»? — прим. М.М.), то предлагаю компромиссный вариант: передвинуть монумент буквально на 86 метров южнее, в сквер Борцов революции. Там его нахождение будет абсолютно логичным с точки зрения нашей истории и культуры („нашей» — это чьей? — прим. М.М.). Ведь стоять он будет рядом с могилами (т.е. на могилах? — прим. М.М.) людей, которые пожертвовали жизни за идеи коммунизма».

Успокоиться и прийти в себя должен сам профессор. Ибо с партией так не разговаривают. Борцы Революции, погибшие за идеалы справедливости, свободы и равенства возможностей — для всего мира были и останутся героями.

Несмотря на то, что свобода и справедливость сегодня в одних странах низведена до набитых товарами супермаркетов и однополой любви, а в других втаптывается в грязь людьми, напялившими на себя эполеты отечественной интеллигенции и элиты.


Покончив с логикой, гуманитарий берёт в руки калькулятор (недобрый знак…): «Сколько же памятников Ленину нужно в городе? Согласитесь, есть понятие меры…».

Предлагаем соцопрос. Что будет делать политолог Сизов, если узнает, что омичам надо мемориалов Ленину
в количестве сорока сороков? Стоит ли ждать от него салютования спонсорам, которые, на радость омичам, не только вернут все убранные памятники, но и поставят новые? А ведь спонсоры сразу найдутся, от них просто отбоя не будет.


Политолог, зная всё это, сначала изволит стращать: «Мы ничем не будем отличаться от Северной Кореи…».

А потом, подозревая, что его провонявшее нафталином пугало скорее смешит, чем пугает, он переходит к хамству:

«Чуть ли не каждый крупный омский завод, некоторые вузы и даже ПТУ имели „своего Ленина“… Один из памятников, хорошо помню, стоял на мясокомбинате, недалеко от цирка… Длительное время на этом мясокомбинате забивали животных, потом оставили колбасный цех. И поставлен сей монумент был, видимо, чтобы вдохновлять рабочих  на трудовые подвиги».


Отоспавшись на подвигах советских людей, завоевавших на фронте и в тылу право (пионера?) Серёжи Сизова ходить в цирк и стоять в очереди за колбасой, завкафедрой из Автодора сначала натыкается на логическое противоречие между храмами и памятниками

(«Кто сказал, что храмов в Омске достаточно? Для кого достаточно? Для тех, кто туда вовсе не ходит»). Затем укоряет православную часть омичей за то, что они неохотно ходят в храмы вслед за Сергеем Григорьевичем («Да, к сожалению, количество православных омичей, посещающих храмы, не так велико, как хотелось бы»).



7b9d17cb3e67
Успенский кафедральный собор
Анна Рыжкова © ИА Красная Весна


И, уже севши в лужу, он забавно пытается переложить вину с себя на власть Советов. На безбожных неграмотных коммунистов с интеллигента себя, не умеющего не то что на подвиги вдохновить рабочих людей (в отличие, кстати,
от смирно стоящего бюста Ленина), но даже православные массы в храмы привести («Десятилетиями людей отучали от религии. И делали это как раз сторонники Ленина. Не в последнюю очередь мы из-за потери высоких духовных ценностей, которую помогала формировать церковь, имеем сегодня определённый нравственный упадок общества»).


«Нравственный упадок» имеет место не потому, что «десятилетиями отучали». Он есть, потому, если угодно, что «десятилетиями не приучают», перекладывая свои обязанности на рабочего с мастерком и бетономешалкой.
То есть попросту валяют дурака.


В советское время «товарищи, граждане, братья и сестры» не падали с высоты духовных ценностей, ломая себе все на свете, как это происходит в 2019 году. Они подымались «всё выше, и выше, и выше». Почему? Потому что «церковь помогала». Было много людей, которым она могла ПОМОЧЬ, которые не ныли на манер колчаковских мемуаристов, а поднимали людей из руин и окопов и вели их от одного подвига к другому.

Рыба гниет с головы, профессор. И здоровеет она тоже с головы. А если она не здоровеет, то, наверное, что-то с головой (и «мозгом нации») не в порядке. Особенно после 1991 года, когда нравственное падение, вообще никак
не считаясь с числом строящихся храмов, набрало сумасшедшие темпы и сметает на своём пути все святыни советского и досоветского прошлого. Далее.


«Для некоторых поклонников Ленина, — продолжает Сизов, будто указывая на кучку идиотов, — он является символом противовеса нынешнему меркантильному времени: коррупции чиновников, произволу коммерсантов и так далее».

А дальше — самое интересное. «Следи за рукой», — как говорил Арнольд Шварценеггер в фильме «Терминатор — 3» в ответ на вопрос: «Эй, а платить кто будет?!».

В начале статьи инвестор с деньгами на храм был («Бывший губернатор области Леонид Полежаев заявил, что хочет восстановить храм. Причём восстановление будет происходить в основном на спонсорские деньги. Казалось бы, радоваться надо»).  Но обрадоваться никто не успел. Как всегда…


К концу статьи Сизова, уважаемая публика, инвестор почти исчез. В этот момент конферансье как раз дочитал бумажку до того места, где витиевато объясняется разница между «строить за госсчёт при дефицитном бюджете региона» и «строить вместо»:

«Заявлено, что для восстановления собора планируется привлекать серьёзные деньги спонсоров (Уже смешно. Ибо на достройку аэропорта Фёдоровка, например, уже 30 лет „планируется привлекать», но только никем до сих пор не „планируется вкладывать» — прим. М.М.), поэтому речь идёт не только о бюджетных средствах. Хотя (есть одно «но», да? Неужели? — прим. и выд. М.М.) предполагаю, что, вероятно, без участия и средств города и области не обойдется… („вероятно»… «предполагаю»… — прим. М.М.)

Его уничтожили варварски… Пришло время исправлять ошибки. И, раз снос происходил при прямом участии государства, то и в восстановлении оно обязано (всё, инвесторы исчезли в антисталинском гуманистическом тумане — прим. М.М.) участвовать. А что касается больниц и школ, то, думаю, постройка собора на них никак не отразится (есть примеры восстановления Успенского и Воскресенского соборов) (ОЧЕНЬ хорошие примеры, Сергей Григорьевич!!! — прим. М.М.). Как и денег у них не прибавится, если собор всё-таки не будет построен».


Такой фокус-покус даже «меркантильным» не назовёшь, потому что он с лихвой покрывает любой «произвол коммерсантов». Но у нас маленький вопрос. А если православные омичи на этот раз возьмут, да и попросят инвестора повременить с храмом и построить парочку-другую больниц и школ, то тогда тоже «не прибавится»?

А ведь они попросят. А от государства — так и потребуют. А дать им почитать Вашу статью (литературный самострел, на фоне которого удары испытанных остряков «Эха Москвы» по РПЦ уже кажутся безобидным ковырянием в носу) — начнут требовать очень настоятельно. И отказать им будет как-то не по-христиански…


Не лишним будет добавить, что политолог и бывший студент кафедры «Научный коммунизм» уже наплевал с высокой колокольни на проведённые соцопросы.  На проголосовавшее «против» храма большинство, на пойманных за руку напрасно трудившихся с 8 по 13 марта вбрасывателей фейковых голосов «за». На всё. Он сам об этом пишет в данной статье, вышедшей через неделю после окончания голосования.
Мир в ожидании третьего "ответа Чемберлену"


  Омск — живой город, сложно построенный организм, хранимый Богом и предками. Его, конечно, не мешало бы подмести, отмыть, поободрать лишние рекламные вывески, победить бардак в городских скверах, заделать дыры
в асфальте. Ровно нанести дорожную разметку на асфальт главных улиц, в конце концов (ведь по ней 7 ноября президент Путин будет ездить!). Нужен субботник, а не ревизия (причём неграмотная) памятников, которая попросту приведёт к катастрофе. И вот почему.


Омское подполье в 1919 году спасло Россию и мир от антантовско-белогвардейского фашистского террора Колчака. Омские хлеборобы, авиаконструкторы и танкостроители спасли Россию и мир от уже немецкого фашизма. Но, воспользовавшись роспуском Коминтерна и Организации Варшавского Договора, зализавший раны зверь из бездны вполз в XXI век.

Нынешнюю антисоветскую песню уже шесть пятилеток подряд омичам поёт фальцет, исчерпавший все гранты, лимиты России на контрреволюцию и потерявший всякие приличия. Но истекающий кровью и изломанный
под тяжестью приватизаторских ударов организм упрямо живёт и ждёт конца заунывному пению, дабы подняться, наконец, с колен и навести порядок «на своей планете». Откуда у Омска столько сил?


В столице Советского Прииртышья, на улице и площади Ленина, давая начало улице 10 лет Октября и проспекту Карла Маркса, стоит памятник Вождю Октябрьской революции. На него держит равнение всё Прииртышье. А за ним — весь некрещеный Казахстан и Туркестан, Вьетнам, КНДР. Полтора миллиарда китайских товарищей имеют его учение в основе своей государственности и зовут свою армию Красной.



3b693155003a
Памятник В.И. Ленину на площади Ленина. Омск
Анна Рыжкова © ИА Красная Весна


Фидель Кастро смотрел на этот памятник в самом центре Евразийского континента и говорил, что между христианством и социализмом общего в миллион раз больше, чем между христианством и капитализмом. Вслед за «генералами песчаных карьеров» всей Латинской Америки на этот памятник смотрит половина Африки и та часть Европы, которую ещё не захлестнул фашистский реванш и гей-парады.

Куда и для чего хочет убрать из центра континента и мира памятник крупнейшему человеку XX века никому
не известный профессор из провинциального университета? Что будет после этого находиться посередине континента вместо Ленина, объединяющего христианство, ислам и нацеленных на светлое будущее светских людей?

Что собрался преподаватель политологии говорить после этого в своё оправдание жителям Белоруссии, Донбасса, Приднестровья, Осетии, Сербии, Сирии, Венесуэлы? Не кажется ли ему, что на вакантное место машиниста в ещё
не построенном локомотиве человечества он пока что не тянет? Что лучше бы ему заняться починкой старого, который ещё хоть как-то пыхтит и всё на себе волочёт от края пропасти?


Пусть сначала этот профессор выкрутит ножку из своего табурета (их без «вкуса» и «меры» всего в нескольких сантиметрах друг от друга воткнуто аж целых четыре!) и её перенесёт на 86 метров южнее места своего сидения.

Пусть стар и мал увидит, в каких случаях чудеса не сотворяются. Закон притяжения всякого зазнайку ставил и будет ставить на его место под Луной и жёлтым карликом. Ибо у ножки стула, у двигателя в ракете, у памятников на соседних площадях и у сердца в живом теле — своё место, рассчитанное их создателем с позволения Всевышнего. Вытащить их бездумно и затолкать в другое место, не считаясь с замыслом создателя и его покровителями — нельзя.


Омск — рукотворное чудо. Убрать из его центра главный памятник Ленину — всё равно, что ножку от стула отломать. Гениальная конструкция рухнет, потому что в ней уже не будет Бога. В центре континента на месте советского города-сада откроется чёрная дыра, в которую провалится всё человечество вместе с храмом.
"Наплюйте и забудьте!" или "Наш паровоз вперёд летит..."


  Профессор! Возьмите за шиворот экс-главу «12 канала» Александра Малькевича, который 22 апреля что-то сумничал о мавзолее на Красной площади, и посмотрите сюда.

Экс-губернатор Леонид Полежаев 12 апреля на сайте фонда «Духовное наследие» показал всем вам, как можно попробовать «не быть затоптанным» «равнодушным сапогом потомков», не узнающих, кто вы и зачем «стали есть».


Цитируем без комментариев, ибо сказанное претендует на исторический статус:

«Все мы привыкли и уже не представляем другого места для мавзолея Ленина, располагающегося в окружении старинных сохраненных и восстановленных Московских Соборов… совершенно бессмысленно спорить, стоять на Ильинской горке Ленину или стоять Собору. Стоять обоим, как неотъемлемым частям и памятникам нашей общей культуры… Он был не просто политиком, он был философом с глубоким видением будущего. Он стоял у истоков модернизации мировоззренческого устройства мирового сообщества, необходимой не только для России.


Кто смеет сказать, что он был не прав, ведь в его философии можно найти все те же 12 заповедей, главными в которых были: свобода, равенство и братство всех народов…


7b0a2e34032f
Где эта сволочь?
Цитата из к/ф «Особенности национальной охоты». Реж. Александр Рогожкин. 1995. Россия


Не вина вождя, что нашлись те, кто эту благородную идею оседлал… скомпроментировавшие ленинизм… Ушедший из жизни, он оставил людям веру в этот идеал, и это надо хранить, об этом нужно помнить. Пусть в нас кинут камень те, кто поручится, что через какое-то время, недолгое, и церковь не забудет все обиды и не оценит по-другому роль в истории народа великого реформатора ХХ века. И тогда череду великих святых в русской православной церкви, вполне возможно, пополнит святейший образ православного Владимира Ульянова».

Вот с этим можно идти и убеждать омичей, которые вместо храма пока что хотят сквер на улице Дианова и горящих лампочек в уличных фонарях. В любом случае, экс-губернатор внятно, словно комдив-25 Василий Иванович Чапаев, указал профессору место для его хамоватой статьи.

5 июня в 14:04 мэр Омска Оксана Фадина заявила, что не хочет скандала на манер екатеринбургского и считает принципиально важным знать мнение омичей по данному вопросу. Ну и слава Богу.
Доски и снос Ленина вместо реального восстановления православных храмов


Бандеровские счетоводы, разобравшись с памятниками Ленину и навешавшие на здания мемориальные доски его врагам, начали считать православные храмы (совсем не для того, чтобы строить новые — обращаем на это внимание сибирской профессуры!). Но пришёл КВН-щик Зеленский, и «томос» вот-вот превратится в «термос», «Киев» в «Куев», а Советская Украина в «тыкву».

В Прибалтике тоже всё ещё считают столбиком свой счёт к Советской власти. Страны сели в грязную вонючую постсоветскую лужу и всё ещё обнимаются там со своей независимостью друг от друга.

«Ленин великий» больше не озаряет их путь. От этого только виднее становятся нацистские факелы, то и дело разрезающие кромешную темноту прибалтийских столичных площадей.


Согласитесь, что в этой ситуации самое время для профессора политологии из Сибири, не освежившего в памяти
39-й том собрания сочинений, начать свои заведомо обречённые на осмеяние разборки с товарищем Лениным.


Товарищи «доценты с кандидатами», запутавшиеся в колчаковских нулях, лабиринты из которых вы сами понастроили в попытке «из гнили да из плесени» извлечь что-то пристойное!
«Нет на вас Христа… Вы же все задохнитесь»!


Для пользы дела «садитеся в полуторки» и «валяйте» в Тарский район православные храмы восстанавливать. Их там целых три. Уникальнейшие храмы, памятники деревянного зодчества 17 века! Крайний раз им давали ремонт аккурат при «безбожных коммунистах».

Жители, стремящиеся «выправить дефект», всем миром собирают средства и ищут помощи. А вы, на фоне оставшейся 21 идиотской рекламной доски военному преступнику Колчаку, сидите в Омске, «нервируете народ» и учите всех Родину любить. Неужели вы думаете, что никто над вами не смеётся?

ИА КВ

Tags: Война с историей, Ленин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments