fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Category:

О чём говорит рост «семейного образования»

Является ли сейчас приемлемой форма семейного образования? Главный ответ: конечно, да.  Сейчас для семейного образования и, к сожалению, больше оснований, и, к счастью, больше возможностей.


81047a283de56b372e8690b5f2de49af



«Первого сентября в России не сели за парты 100 тысяч детей, так как их родители предпочли альтернативные формы образования, в том числе семейное обучение. Количество таких семей растёт на 100% и более в год», – говорится в исследовании глобальной образовательной конференции EdCrunch ("Честное слово", 23.09.2019)

С чем же связан рост популярности получения семейного образования?

Главное, из чего надо исходить, – что родители это как правило люди наиболее заинтересованные в том, чтобы их дети выросли разносторонне подготовленными к самостоятельной жизни в обществе. То есть образованными – обученными и воспитанными. И это в полной мере относится и к тем, кто выбирает семейное образование. Другое дело, что родители должны представлять себе трудности и ловушки этого отважного предприятия.

Для нас привычно (и остаётся для многих идеалом), что государство обеспечивает и материально и качественно это естественное желание родителей, (которые, по закону, обязаны дать ребёнку возможность получить общее образование), создав помощника в виде бесплатной общеобразовательной школы.

И эта школа гарантирует полноценное разностороннее развитие ребёнка, причём не только как ученика, осваивающего основы культуры каждого предмета, но и как личности, приобретающей опыт общения со сверстниками под чутким руководством педагогического коллектива.

Но такая идеальная школа всё явственнее сокращается – вследствие самой сути проводимых последние десятилетия реформ, которые эти цели сняли с повестки. Самоцелью стал рынок образовательных услуг, он диктует свои мерки, так что всякая неполноценность провозглашается достоинством.

Вместо разносторонности появляется специализация. Из учебников (каждая линейка учебников – это просто бизнес-корпорация) уходит системность преподнесения знаний, методическая выстроенность материала.

Педагогов отодвигают от воспитания, лишая рычагов воздействия, вводя в штат более узких специалистов – психологов да соцпедагогов, чьи задачи – не воспитывать, а «сигнализировать».

В таких условиях сама среда общения становится агрессивной и неуправляемой, да ещё вдруг школа может не спрашивая родителей по команде сверху провести какой-нибудь урок толерантности или секспросвета...

Шансы родителей повлиять на школу есть, но небольшие. Реформы допускают вариативность и самоуправление, это можно использовать против идеологии понижения.

Нужна команда родителей-единомышленников, которая убедит остальных родителей, нужна встречная готовность администрации школы увидеть свои плюсы в сотрудничестве (а они есть) – и пожалуйста: создавайте управляющий совет, и в ваших руках будет и образовательная программа (включая выбор учебников) и Устав школы с любой нужной для учебного труда дисциплиной.


Но – кого-то удивляет, что родители ищут не такой путь? Мы, например, столкнулись с протестом родителей первоклассников против комплекта учебников, закупленного школой. Они понимали, как это важно – ведь в первом классе ставится основа. Они были дружны, едины, но они ничего не добились.

И вот родители – как раз те, кто ответственно относятся к будущему ребёнка, ищут альтернативу школе. В том числе прикидывают, а что если мы сами? «Да, я не педагог, но мне не надо искать подход к собственному ребёнку. Предметы – какие-то я знаю, по другим найму репетитора. Плюс – не XX век, можно накачать хорошие учебники и видеотренинги. Будут проблемы – есть сетевые сообщества «семейников», посоветуют».

Конечно, это может оказаться (и бывает) самонадеянным, но это проверяется аттестацией. Правда, и мотивация расставания со школой оказывается неодинаковой, поскольку встречается разное понимание, в чём проблема.

Есть и такие, которые не знают идеала хорошей школы, и критику традиционной школы принимают не как рекламные ходы поставщиков современных услуг, а всерьёз – что школа в принципе зло (есть такое вредное течение – «анскулинг», «расшколивание»).

Но уйдя из школы, они атакуются рынком частных предложений, построенных ровно на тех лозунгах, которые ещё недоразрушили государственную школу. «у нас ваш ребёнок не будет перегружен знаниями, главное, что у него будут горящие глаза».

Результат такого образования скажется через много лет, и родитель не всегда упрекнёт в этом себя. Но и мы – должны ли винить в таком выборе только его, если эти идеи сейчас доминируют на крупных образовательных форумах, преподносятся как передовые?

Но большинство «семейников», которых я наблюдаю лично или через сообщества, уходят, в идеологическом смысле, не откуда, а куда. Они ещё помнят хорошую школу, у них есть представление о потерянном идеале, они хотят дать своим детям хорошее образование.

И – самое важное, это не одиночки-социопаты, они стремятся создавать свои классы, объединяясь вокруг близких им методических подходов, с удовольствием создают для своих детей дополнительную среду общения – от экскурсий до походов.



69997696_759209391164827_2122284903075676160_n 69067621_750509488701484_3878448681963225088_n


Фактически это означает, что форма семейного образования становится для них лишь возможностью для самоорганизации, которая нащупывает новый общественный опыт, новые формы для сохранения образовательных ценностей. Они сохраняют то, что школа официальная рискует потерять – например, классическую методику, по которой есть целых два родственных течения – светское (учебники РВС) и православное (РКШ).

70362318_759209344498165_5587409855439699968_n   69273481_750509428701490_6799550815800393728_n
Сможет ли эта самоорганизация стать заметным сектором образования, вопрос преждевременный. Сейчас на её пути есть проблемы, которые надо снять, хотя это непросто. Провозгласив вариативность и многообразие форм, система не спешит его поддержать на деле, когда речь идёт о семейном образовании.

Две главных проблемы – аттестация и финансирование.

1) Казалось бы, если есть образовательный стандарт, то можно дать полную методическую свободу всем обучающим – и школам, и родителям-одиночкам. Известно, чему вы должны научить – вам решать, как.

Можно было бы представить себе независимый аттестационный центр, который проверяет результаты обучения, показывает, кто лучше учил. Это даёт основу для контроля за результатами образования - и школ, и самих родителей. И серьёзность учёбы сразу видна.

Но не тут то было. Стандарт (ФГОС) формулирует только требования к программам за целую ступень, он служит не для проверки знаний учеников, а для аккредитации программ.
Для «семейника» это означает, что ему, возможно, придётся аттестоваться по программе, от которой он ушёл. Он не хотел, чтобы его ребёнок писал «йожык», но аттестоваться придётся по программе с йожыками.

На практике получается, что всё зависит от того, насколько мягко школа готова провести аттестацию. При этом такую школу ещё надо найти – школе за аттестацию «семейников» не платят, и она вообще не рада тому, что ученики уходят – она теряет подушевое финансирование. Выходы «семейники» находят, но их не назовёшь естественными.

Проблема перестройки ФГОС Министерством просвещения осознана, попытки задать критерии для аттестации по годам предпринимаются, но встречают сопротивление со стороны “передовых” школ и учителей, который уже вкусили свободы без контроля результата, а также со стороны издательств, чьи учебники оказываются несинхронизированы с новыми стандартами.

2) Семейники тоже нуждаются в учебниках, а если организуются в классы, то оплачивают работу учителей и аренду помещения. Встаёт вопрос о том, что и им нужны деньги – ведь гарантии бесплатного образования распространяются и на них. Но компенсации «семейникам» не выплачивают почти нигде. Им говорят «в бюджете денег нет». В каком смысле «нет»?
Вот  вчера ребёнок ходил в школу, где финансирование подушевое, то есть деньги государство выделяло именно на него. А сегодня ушёл на СО – и его деньги пропали? Ясно, что их нет не в серьёзном смысле, а в бюрократическом – кто-то не организовал статью бюджетных расходов, не издал какое-то распоряжение. Эту проблему необходимо решить.
Как бы то ни было, сектор семейного образования расширяется, становясь лабораторией новых подходов. Их методическое многообразие ничем не отличается от многообразия в зарегистрированных образовательных организациях. И, хотя необходимо решить описанные организационные проблемы, получается, что главное, что необходимо делать – это вести дискуссию о самих образовательных ценностях. Чтобы соблазны рыночных подходов не отняли у наших детей серьёзное образование.

Tags: Образование
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments