fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Category:

Законопроект о семейно-бытовом насилии – подкоп под семью

Совет Федерации обязался до 1 декабря провести работу по анализу состояния законодательства и правоприменительной практики, касающейся семейно-бытового насилия, и подготовить к внесению
в Государственную думу законопроект по этой тематике.



Без названия


Обсуждаемая тема является вопросом не только общественной, но и государственной безопасности, которая, в свою очередь, входит в структуру национальной безопасности, касаясь её социальной, экономической, духовной, информационной и других сторон. Почему необходим именно широкий контекст?

 Много предупреждалось об угрозе либерального реванша, но когда с началом пенсионной реформы этот реванш наступил, мы почему-то не связали и не связываем с ним те многочисленные перемены, которые навязываются
во всех сферах жизни и попирают законные права и интересы государства, общества и граждан.

Необходим системный подход. И не может быть ни так, что если либеральный реванш продолжится, то этот документ не состоится: состоится обязательно в «пакете» других мер. Ни так, что если реванш провалится, то его — примут:
в этом случае не примут.

То есть вопрос о судьбе этого законопроекта — комплексный, а сам он часть общей стратегии подрыва российских национальных интересов.


В чём неприемлемость представленной в законопроекте концепции семейно-бытового насилия?

Первое и главное: в том, что она не просто дублирует действующее законодательство, а пересматривает его
в сторону облегчения ответственности за преступления подобного рода с помощью «приватизации» государственных функций в пользу НКО, которым и отводится роль его фактического исполнителя.

В 182-м ФЗ «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» ключевым субъектом предотвращения преступлений и правонарушений, по сути, рассматривается участковый уполномоченный полиции, то есть официальное должностное лицо, представитель государства.

В предлагаемом законопроекте таким субъектом де-факто провозглашается некая «общественность» в лице НКО, которые в большинстве случаев проводят в жизнь не общественные, а корпоративные интересы.


Второе: в концепцию законопроекта заложен деструктивный смысл.

Во-первых, он создаёт в правоприменительной практике те самые «двойные стандарты», которые, с одной стороны, дискредитируют власть в глазах граждан. С другой, резко усиливают коррупционную ёмкость правоохранительной системы, в которой работают живые люди, получающие возможность выбирать, что более выгодно конкретному исполнителю или его руководству.  Сочетание же того и другого ведёт к хаосу.

 Во-вторых, рассматриваемый документ, создавая двойное толкование буквы закона, усиливает этот негативный эффект противоречием, в которое он вступает с его духом. Ведь основу российского законодательства составляет советская система норм с изменениями, касающимися функционирования рыночных институтов.

 И для этой системы подобный документ — инородное тело, которое взрывает её изнутри тем, что утверждает совершенно иные принципы взаимоотношений между людьми, правил и норм общежития.

 Если говорить о проектной теории, которая рассматривает процесс развития с позиций конкуренции различных ценностных моделей, то в ней имеется следующее положение. При внедрении инородной нормы проект либо адаптирует её, меняясь изнутри, либо отторгает и разрушается.

 Создаётся впечатление, что авторы законопроекта не просто хорошо об этом осведомлены, но и целенаправленно подрывают российский цивилизационный проект настырным включением в него норм, в корне противоречащих российской проектной идее.


Третье: законопроект практически отменяет принцип презумпции невиновности, подменяя его доносом, объект которого беззащитен перед доносчиком и может уповать только на прочность правовой системы и здравомыслие государства. В данном случае удар наносится именно по здравомыслию.

 Как говорил классик, по форме верно, по существу — издевательство. Документ рассчитан не на полноценное и объективное расследование каждого конкретного эпизода, а на создание информационной волны, которая, во-первых, управляется корпоративными интересами, а во-вторых, включает логику толпы, по которой зомбируется интернет-пространство. Далеко не все общественные институты, включая суды, в состоянии выдержать такое давление, что повышает уровень субъективизма принимаемых решений.


Четвёртое. Спекулируя на внедрённых в общественное сознание мифологемах, предоставляя расширенные права и полномочия НКО, среди которых немало иностранной агентуры, авторы законопроекта ставят знак равенства между ними и гражданским обществом. И способствуют тому, чтобы подобные НКО подменяли собой общественную самоорганизацию. Более того, они, по сути, прямо запрещают такую самоорганизацию, ибо при столкновении её интересов с интересами НКО законной будет рассматриваться деятельность только последних.

Поскольку данный законопроект — далеко не первый пример наступления на традиционную семью, то закономерен вопрос: кому это выгодно? Кто заказчик?

 Ибо понятно, что лоббисты ювенального законодательства, которые агрессивно вмешиваются в семью, пытаясь контролировать внутрисемейные отношения, не могли бы действовать так напористо без серьёзной поддержки.

 Что это за поддержка? Как она осуществляется и каким образом? Проблема начинается с действующей редакции Конституции РФ. В ней имеется статья 15 пункт 4 следующего содержания:

«Общепризнанные принципы и нормы и принципы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».


О каких именно международных договорах, они же обязательства, идёт речь в данном случае?

В 2000 году в Нью-Йорке состоялся первый Всемирный саммит по Целям развития. Была принята развернутая программа, получившая название «Повестки на XXI век», одобренная всеми делегациями, включая российскую.

 Поскольку документ длинный, его для практического использования упростили до восьми тезисов, назвав это упрощение «Целями развития тысячелетия» и включив их в принятую этим же саммитом Декларацию тысячелетия.

 Как минимум четыре из целей — с третьей по шестую, прикрываясь заботой о материнстве и детстве, на самом деле внедряют в глобальные правила как раз антисемейную повестку. Провозглашается позитивная цель — и содержание мер по её реализации переворачивается с ног на голову так, чтобы получить нужный результат:


  • третья цель: «равноправие полов» и «расширение прав женщин» отдаётся на откуп агрессивному феминизму;


  • четвёртая цель: «сокращение детской смертности» обеспечивается вмешательством в семью, жёсткой регламентацией и ограничением прав родителей;


  • пятая цель: в «охрану материнского здоровья» упаковываются программы «планирования семьи»;


  • шестая цель: «борьба со СПИДом» даёт заказчикам возможность двигаться сразу по всем перечисленным направлениям.


И каждый недовольный обзывается «ретроградом», «динозавром», «ископаемым» и т. д. И внушается, что место ему в Средневековье, но никак не в «просвещённом» XXI веке. Всемирные саммиты по Целям развития сделались регулярными и проводятся каждые пять лет. На четвёртом из них в 2015 году, когда действие «Целей развития тысячелетия» закончилось, их переоформили в «Цели устойчивого развития».

 Их уже не восемь, а семнадцать, и там всё говорится ещё более открытым текстом. Ни материнства, ни детства, а «чисто конкретно»: пятая цель — «гендерное равенство». «Родитель №1» и «родитель №2», никаких «мам» и «пап».

Идеологически всё это восходит к концепции «Золотого века». Утверждается, что история имеет начало, и у неё будет конец, когда воцарится общество кастового типа, где навечно упраздняются социальные и иные лифты и устанавливается неизменный вертикально интегрированный порядок с запретом на развитие.

Высшая каста и низшая. Численность низших регулируется в зависимости от нужд высших, и они заняты сугубо их обслуживанием. Именно такую модель мира рисовал фантаст и шеф британской разведки Герберт Уэллс в «Машине времени»; именно такую модель будущего вывел в своём романе «Час быка» Иван Ефремов. Но лучше всех, гениально по краткости, её изложил Алексей Толстой в «Гиперболоиде инженера Гарина»:


«Я овладеваю всей полнотой власти на земле. Ни одна труба не задымит без моего приказа, ни один корабль
не выйдет из гавани, ни один молоток не стукнет. Всё подчинено, — вплоть до права дышать, — центру. В центре — я. Мне принадлежит всё. Я отчеканиваю свой профиль на кружочках: с бородкой, в веночке, а на обратной стороне профиль мадам Ламоль.

 Затем я отбираю «первую тысячу», — скажем, это будет что-нибудь около двух-трёх миллионов пар. Это патриции. Они предаются высшим наслаждениям и творчеству. Для них мы установим, по примеру древней Спарты, особый режим, чтобы они не вырождались в алкоголиков и импотентов.

 Затем мы установим, сколько нужно рабочих рук для полного обслуживания культуры. Здесь также сделаем отбор. Этих назовем для вежливости — трудовиками… Они не взбунтуются, нет… Возможность революций будет истреблена в корне. Каждому трудовику после классификации и перед выдачей трудовой книжки будет сделана маленькая операция. Совершенно незаметно под нечаянным наркозом… Небольшой прокол сквозь черепную кость.

 Ну, просто закружилась голова, — очнулся, и он уже раб. И, наконец, отдельную группу мы изолируем где-нибудь
на прекрасном острове исключительно для размножения. Всё остальное придётся убрать за ненадобностью. Вот вам структура будущего человечества по Петру Гарину.

 Эти трудовики работают и служат безропотно за пищу, как лошади. Они уже не люди, у них нет иной тревоги, кроме голода. Они будут счастливы, переваривая пищу. А избранные патриции — это уже полубожества. Хотя я презираю, вообще-то говоря, людей, но приятнее находиться в хорошем обществе.

 Уверяю вас, … это и будет самый настоящий золотой век, о котором мечтали поэты. Впечатление ужасов очистки Земли от лишнего населения сгладится очень скоро. Зато какие перспективы для гения! Земля превращается
в райский сад. Рождение регулируется. Производится отбор лучших. Борьбы за существование нет: она — в туманах варварского прошлого. Вырабатывается красивая и утонченная раса — новые органы мышления и чувств.

 Покуда коммунизм будет волочь на себе всё человечество на вершины культуры, я это сделаю в десять лет…
К чёрту! — скорее, чем в десять лет… Для немногих… Но дело не в числе…»


Как видим, ключевое положение — принудительное сокращение численности населения. Потом всё это воплотилось
в конкретные документы, начиная с первого доклада Римскому клубу «Пределы роста» (1972 г.).

Чётко и ясно:

«Чрезмерный рост населения — явление недавнего времени, результат снижения смертности. Есть только два способа исправить возникший дисбаланс — либо снизить темпы прироста численности населения и привести их
в соответствие с низким уровнем смертности, либо позволить уровню смертности снова возрасти».

 Доклад был издан в пяти миллионах экземплярах и распространён в 20-ти странах мира, включая Советский Союз, потому, что в нём была изложена «дорожная карта» глобальных перемен. Это программный документ с концепцией будущего, которая уже почти полстолетия конкретизируется десятками других документов, большая часть из которых разработана под эгидой ООН в сотрудничестве с Социнтерном.

 Это конкретный план замены традиционной семьи нетрадиционной путём пропаганды любых возможных пороков — от содомии до педофилии — с целью депопуляции. Поэтому правильный ответ на вопрос, когда прекратится поставленное на поток производство подобных законопроектов, состоит из двух пунктов:


тогда, когда будет восстановлен приоритет национальных законов над так называемым «международным правом»;
и когда Россия перестанет брать на себя обязательства по решениям, которые приняты на глобальном уровне.

Пока ни в том, ни в другом вопросе подвижек не наблюдается, о чём говорит недавняя ратификация Парижского соглашения по климату. Тем не менее нужно выразить искреннюю благодарность организаторам наших слушаний:
под лежачий камень вода не течёт.

Вывод мой простой: обсуждаемый законопроект неприемлем не столько в частностях, сколько в целом, концептуально. Принимать его нельзя, корректировать, ввиду изложенного, а также потому, что всё это уже имеется
в действующем законодательстве, бессмысленно.

Поэтому единственно возможным решением с точки зрения национальных интересов России является его отклонение Государственной думой. Наша задача — именно это и рекомендовать.


Материал представляет собой текст авторского выступления на общественных слушаниях в Общественной палате РФ на тему: «Проблемы насилия в семье в свете общественной безопасности», 30 октября 2019 года.

Tags: Общество, Россия, Семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments