fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Categories:

В чём опасность нашумевшей «Дылды» для российского кинозрителя?

Такого рода нарратив довольно часто приветствуют в фестивальных лентах, поскольку  он работает на тот образ России, который помогает Западу противостоять ей в идеологической войне. Презентация России как страны, лишённой всяких представлений о гуманизме, едва ли не исчадия ада, помогает Западу в этой борьбе.



0bc7fc55e9d6
Фильм Кантемира Балагова «Дылда»
Скопина Ольга © ИА Красная Весна


Картина Кантемира Балагова «Дылда» громко прогремела на Западе в 2019 году. Кинолента вошла в десятку претендентов на премию «Оскар» как лучший международный художественный фильм. Однако сначала он оказался в шорт-листе, но номинантом в итоге не стал.


Культурное сообщество негативно отреагировало на провал «Дылды». Так, художественный руководитель Театра Олега Табакова Владимир Машков посчитал решение организаторов премии безобразием. А режиссёр Никита Михалков увидел причину отказа не в художественности, а в политической конъюнктуре.

Премьера фильма в России сопровождалась скандалом: зрителей возмутило то, как показано послевоенное время, а также отдельные сцены картины.

Некоторые назвали киноленту «мерзостью», на что продюсер «Дылды» Александр Роднянский заявил, что такого рода критика является «биологическим фашизмом».

О том, чем может понравиться «Дылда» и в чём её опасность, рассказала преподаватель кафедры теории культуры, этики и эстетики Института философии и социально-политических наук ЮФУ Чичина Елена Альбертовна.

Чем так приглянулась картина Балагова европейскому зрителю? 

Во-первых, на мой взгляд, эта лента приглянулась не столько европейскому зрителю, сколько европейскому фестивальному зрителю.

Во-вторых, если говорить о фестивальных предпочтениях, то фестивали приветствуют новые кинематографические стили и поощряют новые молодые дарования.

В-третьих, фестивали приветствуют повествование о феноменах, которые ещё совсем недавно являлись маргинальными.

Балагов — именно такой режиссёр — молодой, подающий надежды и касающийся актуальных фестивальных тем.

Он продолжает в определённой мере следовать художественному видению мира тех крупных отечественных режиссёров, относящихся к старшему поколению, которые транслировали в кино, помимо боли и сочувствия к человеку, некую жёсткую, облачённую в почти фантасмагоричность, картину мира. Это можно сказать о Кире Муратовой, Алексее Германе и, конечно, учителе Балагова — Александре Сокурове.

Но, следуя этому кинематографическому направлению, Балагов пока не демонстрирует, на мой взгляд, ни самой боли, ни сочувствия человечеству, ни ощущения тупика человеческого существования, т. е. апокалиптического настроения, которое, скажем, проскальзывает, у его старшего современника Андрея Звягинцева.

Люди, близкие к кинематографу, часто отмечают, что Кантемир Балагов демонстрирует блестящую форму повествования. Я бы сказала, что он пытается обрести собственную интонацию повествования, что, на мой взгляд, более всего проявляется в изобразительном решении фильма, и здесь было бы уместным вспомнить и о работе оператора — Ксении Середы. Но обращаясь ко времени, отображённом в «Дылде», молодой режиссёр, на мой взгляд, бесстрастен.

Те, кто упрекают его в следовании клише, приветствуемыми современным фестивальным движением, на мой взгляд, не совсем правы. Мне представляется, что идейная составляющая фильма Балагова — это следствие не конъюнктуры, а нравственного инфантилизма.

У него ещё просто не выработались некоторые базовые принципы отношения к отечественной истории, человеку, тем или иным историческим событиям, и пока он находится исключительно в стихии формального построения кинопроизведения.


Что лично мне понравилось и не понравилось в «Дылде».

В фильме представлена часто встречаемая в современном искусстве тема противостояния партийной элиты и простых людей. Сцена, демонстрирующая это, великолепно решена, в том числе и потому, что в ней помимо талантливой молодой актрисы Василисы Перелыгиной занята и блистательная Ксения Кутепова.

Понравилось и то, что Кантемир явно овладел формальной составляющей профессии (в содружестве со всей съёмочной группой, конечно).

Однако я придерживаюсь того принципа, что формы без содержания не существует, и вот как раз содержание фильма я не принимаю.

Фильм «Дылда» посвящён послевоенному времени и поколению тех, кто пришёл с войны (с акцентом на женских судьбах), и в нём доминирует явно пессимистическая депрессивная составляющая.

Конечно, в жизни людей бывают разные тяжёлые и страшные события, и о них искусство говорит очень часто. Однако, когда художественное повествование сводится только к этому, то произведение вряд ли найдёт понимание зрителей.

В этой картине, на мой взгляд, именно это и произошло, в нём «прочитывается» абсолютная безнадёжность людей, переживших войну, желание хоть как-то улучшить свой быт, просматриваются исковерканные войной психика и здоровье женщин, вернувшихся с театра боевых действий.

Удивительно, что речь идёт о народе, который выиграл эту войну, это просто дико. Да, было очень тяжело во всех аспектах послевоенной жизни, но был энтузиазм, а в фильме Балагова мы видим только депрессивное состояние явно не совсем здоровых людей.

Нельзя не заметить в фильме явного намёка на лесбийские отношения между героинями, а также представленного на экране трудно переносимого визуально и душевно довольно странного секса втроём. На мой взгляд, и нелепая смерть ребёнка, в которой невольно повинна Ия, явно лишняя деталь повествования. Не говоря уже чуть ли не о проблеме эвтаназии.

Такого рода нарратив довольно часто приветствуют в фестивальных лентах, поскольку он работает на тот образ России, который помогает Западу противостоять нашей стране в явной идеологической войне, особенно если учесть, что сегодня присутствует тенденция пересматривать итоги Второй мировой войны. Презентация России как страны, лишённой всяких представлений о гуманизме, как чуть ли не исчадия ада, очень помогает в этой борьбе.

«Дылда» несёт какую-то культурно-мировоззренческую опасность для российского зрителя, потому что подобное художественно-идеологическое решение способствует не раскрытию сложных человеческих характеров, непростой и суровой истории собственной страны и даже не критике той или иной общественной системы, но аннигиляции национальных ценностей. Но запрещать ничего не надо. Надо просто (хотя это не так просто!) каждый раз отвечать грамотным анализом, содержащим иной идейный контент.

А если взглянуть шире, то надо делать всё, чтобы зритель имел многогранное, полноценное представление об истории и культуре своей страны. Особенно молодой зритель.



По материалам источника

Tags: Война с историей, Запад, Кино, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments