fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Categories:

Как из великого антимещанина Герцена сделали борца за личную свободу

Основная мысль А. Тесли состоит в том, что А. И. Герцен ратовал прежде всего за свободу личности, и, прежде всего, собственной личности — быть свободным при крепостном праве нельзя, поэтому оно должно быть отменено, даже если эта свобода не нужна. Такое утверждение автора извращает саму суть жизни и творчества писателя.


f0cda5ce7af2
А.И.Герцен
Сергей Кайсин © ИА Красная Весна


21 января 2020 года исполнилось 150 лет со дня смерти русского писателя, философа и критика Александра Ивановича Герцена (1812-1870). Противоречивая фигура Герцена всегда притягивала внимание общества.

Его роман «Кто виноват?», обличавший крепостничество, стал событием русской политической и общественной жизни. Роман вызвал бурное обсуждение в среде интеллигенции и нападки реакционной критики, увидевшей в нём «знамя протеста».


Ещё одним значимым событием русской общественной жизни стал издаваемый Герценом в эмиграции еженедельный «Колокол». Он был очень популярен у русской революционной интеллигенции, но только до восстания 1863 года в Польше. Герцен его поддержал — и та же самая интеллигенция перестала читать еженедельник.

Кто-то уверял, будто он отрёкся от своих революционных идеалов, «не замечая» при этом, как Герцен всю жизнь боролся с царизмом за социалистические идеалы. Другие его обличали как настоящего западника, «не замечая» при этом, что он жестко критиковал западное буржуазное мещанство.

Между тем он всегда был самобытен и бескомпромиссен — он не видел исторических перспектив у омещанившейся Европы, считая, что идеалы социализма, зародившиеся там, можно воплотить только в России.


Герцен оказал большое влияние на развитие русской демократической литературы. В. И. Ленин считал его основоположником русского революционного движения: «Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию. Её подхватили, расширили, укрепили, закалили революционеры-разночинцы…».

Впоследствии, в советское время, его вклад в русскую литературу и общественную мысль был оценен очень высоко.


Где бы Герцен ни находился, он неотделимо был связан душой с Отечеством, он писал, что человека «тянет участвовать в том, что делается вокруг него, продолжать начатое его отцами» и «естественно привязываться к тому, что его окружает». Становясь частью того самого близкого человеку, он «не может не отражать в себе, собою своего времени, своей среды».

Однако в современной России, взявшей курс на вхождение в западную «цивилизацию», Герцен уже чужд уютному мирку торжествующего обывателя. Сегодня ценно маленькое личное счастье, поэтому современные «интеллектуалы» пытаются как-то «осовременить» наследие великого русского мыслителя. В угоду «тренду» Герцен из борца за свободу сделался борцом за личную свободу.

Примером такого подхода может служить появившаяся в интернете к 150-летию со дня смерти Герцена статья Андрея Тесли «„Нерусский“ классик». Почему «нерусский» и как это связано с борьбой за свободу?

«И здесь — ключевая „нерусскость“ Герцена. Его борьба за свободу имеет мало общего с борьбой за свободу других или стремлением облагодетельствовать их. Он стремится быть свободным сам — так, как это понимает и умеет. Стремится к аристократической свободе…» — так видит герценовскую борьбу за свободу современный «интеллектуал». В меру своего понимания он полагает: свобода может быть только «от», а не «за».


Такое восприятие Герцена не могло не вызвать справедливой критики. Член Союза писателей России, старейший петербургский писатель Анатолий Иванович Белинский в интервью ИА Красная весна прокомментировал статью «„Нерусский“ классик».

Размещённая в интернете статья Андрея Тесли «„Нерусский“ классик» вызывает желание высказать несколько слов по поводу соображений автора. Представляется, что об Александре Герцене следовало бы дать большую аналитическую статью какого-нибудь крупного учёного-литературоведа или политолога, а не индивидуальные замечания читателя, который, судя по тексту его статьи, знаком не очень глубоко и с творчеством самого писателя, и с авторами других научных исследований о нём.

Основная мысль А. Тесли состоит в том, что А. И. Герцен ратовал прежде всего за свободу личности, и, прежде всего, собственной личности — быть свободным при крепостном праве нельзя, поэтому оно должно быть отменено, даже если, например, она (эта свобода) не нужна. Такое утверждение автора мне кажется не просто неверным, а извращает саму суть жизни и творчества писателя.

Любопытно, что автор статьи никак не объясняет, какому это крепостному крестьянину была не нужна свобода. Видимо, речь идёт о многочисленной дворне каждого помещика, которая вела паразитическую жизнь.

Что касается тех крестьян, которые обрабатывали землю и которые своим трудом содержали всех паразитов, включая помещиков с их дворней, то такие крестьяне не просто жаждали свободы от крепостной зависимости, но и хотели прежде всего свободы с правом владения землей. В царской России это вопрос так никогда и не был решён.


Выходит, что для Герцена борьба с крепостничеством в России была не столько за освобождение крестьян, сколько за личную свободу. Такое мнение сразу сбрасывает писателя в стан мелкотравчатых романтических героев борьбы за освобождение от общества. Тесля говорит: «Герцен озабочен не борьбой с царской властью, а своей собственной свободой, а это и есть индивидуализм».

Оценивая творчество А. И. Герцена, А. Тесля опирается прежде всего на работу Л. Я. Гинзбург и называет писателя «лирическим публицистом». В таком определении творческого стиля Герцена есть доля правды, но подобное определение опять-таки личность великого демократа, к голосу которого в XIX веке прислушивалась вся Россия, низводит в ряды заурядных буржуазных публицистов.

Невольно приходится возвращаться к оценке личности Герцена, которую дал В. И. Ленин: Герцен принял от декабристов знамя борьбы с русским царизмом за свободу, и своими трудами открывал путь к новому этапу революционного движения в России.


На жизненном пути А. Герцена были и заблуждения, среди которых одним из самых крупных было преувеличение значения для России освободительной борьбы польского народа от царской власти.

Герцену казалось, что поляки борются за национальное освобождение всех народов, и потому он не видел в этой борьбе гипертрофированного национализма, не видел, что эта борьба поляков была не просто за свободную Польшу, но за былую «Великую Польшу от можа и до можа».

 С высоты времени, которое отделяет нас на полтора столетия, мы знаем о захвате поляками украинской земли в 1920 году; мы видим и сейчас, как Польша, освобождённая от германского фашизма Красной Армией и, можно сказать, спасённая И. В. Сталиным как единое государство, становится одним из наиболее оголтелых врагов нашей страны.




Источник

Tags: Герцен, История, Общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments