fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Осмысление поражения, или В чём наш просчёт?


Педагогическое соодружество.
Sch_34_arh_31

Благополучной мою работу (после успешного выпуска коррекционного класса) можно назвать лишь весьма условно.

Сохранялся сплочённый творческий педагогический коллектив, руководимый умным и опытным завучем Ниной Антоновной. А это основа образовательного процесса школы.

Моя работа полностью обеспечивалась методическим сопровождением.

Программа (1-3) не вызывала вопросов и отвечала моим представлениям о целях, задачах и методах обучения и воспитания моих питомцев.


Интересно было работать с практикантами и методистами из педвуза и осуществлять плотную методическую и другую поддержку молодых учителей – передавать свой опыт и наблюдать их профессиональное взросление.

Молодёжь тоже вносила свежую струю, интересные идеи в наш дружный коллектив. Да и опытные учителя не упускали возможности участвовать в районных и городских семинарах и конференциях, обмениваться опытом, повышая своё профессиональное мастерство.

Казалось бы, структура под оболочкой государственного института была прочной и могла бы противостоять разрушительному воздействию ельцинских реформ.


Такое направление мыслей у меня случилось после изучения статьи «О новой интеллигенции» в газете «Суть Времени», № 141.
Приведу один тезис.

«И научное сообщество и творческая интеллигенция после распада Советского Союза отказались от выполнения своих обязательств перед гражданским обществом, а тем самым и от своего собственного нематериального советского  багажа так, как будто на них обрушилась вся ельцинская репрессивная машина.

Но Ельцин занимался демонтажем государственных институтов с помощью административных решений – реформ, а такие институты всего лишь оболочка. При этом не затрагивались профессиональные сообщества, находящиеся под этой оболочкой: научные, творческие, педагогические, медицинские и т. д.

И если бы в этих сообществах сохранялась советскость, то восстановление гражданских институтов обошлось бы минимальными усилиями и не заняло бы много времени». 


Сразу оговорю, что никогда не относила себя к мало уважаемой в народе когорте, величаемой интеллигенцией.

В моём понимании служение детям – это особый образ жизни, подвижничество, если хотите.

Возможно потому, что ориентировалась я и в обучении профессии и в своей работе на лучших педагогов, чьи имена знают все образованные люди.

Продолжу о дружном коллективе учителей, многие из которых тратили на дорогу от дома до школы по часу и больше, дорожа именно коллективом и руководителем. Случайные люди, не готовые к серьёзной работе, у нас не задерживались. Излишне говорить о том, что родители ценили нашу школу и были нашими союзниками.

Первый удар и был нанесён по нашему педагогическому содружеству. Это квалификационные категории, разделяющие педагогов по качеству работы. Лукавство (или коварство) этой рефоры в том, что в сознание людей вбивался чуждый советскости посыл: «Каждый – за себя».

Способы «измерения и взвешивания» качеств педагогического труда шли по нарастающей. В первую очередь под удар попадали молодые педагоги. Ответственность за качество их работы в коллективе несли наставники, которые вынуждены были и свою категорию подтверждать (одних отчётных бумаг куча).


Не буду перечислять все ранги, то бишь  категории, этого принудительного разделения (индивидуализации, атомизации - неважно) и  способы, которыми  номенклатурные эксперты это осуществляли.

Отмечу, что для подтверждения высшей категории необходимо (не буду оглашать весь список) иметь в своём багаже победителей олимпиад.

Моя советскость побудила меня принять предложение стать районным экспертом квалификационной комиссии на общественных началах, то есть без отрыва от работы и без оплаты.

Мне казалось, что я смогу помочь настоящим учителям выстоять в этом накате. Да и случайных в школах людей разгляжу с этой высотки сходу. Так оно, в общем-то и было до тех пор, пока я, как эксперт, не получила задание, неприемлемое для моей советскости.

Глядя мне в глаза и понизив голос чуть не до шёпота, чиновница доверительно сообщила, что нужно уволить одну строптивую учительницу, поэтому я должна дать отрицательный отзыв о её работе.

Ей 80 лет, работает в школе «без году неделя» (кто брал на работу?), с обязанностями не справляется, трижды ей лепили (липовые?) выговоры, уволили, но она восстановилась по суду. Справедливая экспертиза  без надобности. Нужна только и категорически отрицательная оценка качества её работы, положительную не будут рассматривать в квалификационной комиссии.
Что бы вы стали делать на моём месте, будь вы трижды советским человеком?

Забегая вперёд, скажу, что  учительница, которой перед уходом на пенсию я «сдала» свой класс
( в смысле - кабинет), умерла через два года работы прямо за учительским столом от сердечного приступа -  во время подтверждения категории.


Продолжение следует.

Tags: Категории, Педагогическое сообщество, Разделение, Реформы, Структурность, Школа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments