fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Поражение после Великой Победы -3



Советские солдаты бросают знамёна и штандарты поверженных фашистских армий  к подножию Мавзолея.
В поисках наших ошибок, следуя указательным стрелкам  газеты «Суть Времени», забрела на территорию невещественного, трансцендентального – то есть,  настолько далёкую от моего понимания, что потребовалось некоторое волевое усилие, чтобы продолжать эту тему.

«Миром правит невещественное»

Невещественное – это идеи, концепции, культурные коды… Словом, всё то, что формирует идентичность.
 Не менее важно и то, что происходит в сфере вещественного: например, на пределе сил народа - послевоенное восстановление страны в рекордные сроки. Но в том то и дело, что сфера невещественного и вещественного теснейшим образом связаны.

Великая Отечественная война носила священный, то есть, метафизический характер, а это значит, что полученный народом метафизический опыт  как величайшее историческое  деяние   требовал, взыскивал идеологии другого, нового, высшего качества, которое и должно было поднять, возвысить идентичность народа-победителя. Это важнейшее невещественное, правящее миром, не было внятно проартикулировано, проговорено.
Как только рядом с борьбой за свет возникает призыв к борьбе за мир, появляется возможность подменить жертвенную, аскетическую накалённость борьбы с предвечной тьмой на нечто прямопротивоположное: в частности на  стремление к пресловутому личному благополучию. Это  и есть дикий обмен права первородства на чечевичную похлёбку.
 Фронтовики с их опытом священной войны интуитивно это понимали: кто-то сразу, а кто-то с течением времени. Это и притушило тот священный огонь, который поддерживал дух и волю народа в разгроме  гитлеровского фашизма. Многим людям, мечтающим о мирной жизни, со временем стало понятно, что за этот мир приходится платить потерей жизненно важных для отечества смыслов. Впереди это страшное ничто, пустота.

Чудовищные последствия этой  подмены первородства на чечевичную похлёбку  мы все в настоящее время  и переживаем.  
Деяния "царя" Бориса.

Несколько слов о Ельцине.  Используя свои номенклатурные возможности, он сделал всё возможное для того, чтобы дискредитироватьСоветский Союз: оформил союз разнокачественных антисоветских сил, вывел всё советское за рамки договора элит, что стало основой для создания нового весьма специфического государства, заложниками которого мы все с вами являемся.


Бесконечное властолюбие Ельцина порождало в нём ненависть ко всему, что было способно нанести ему политический вред: к тем, кто являлся его властной опорой, от которой он был хоть как-то зависим;  и к так называемым демократическим силам за их прозападность, несовместимую с сохранением его - «царя» Бориса -  власти; и к ближайшим соратникам-центристам.

Но особенно он ненавидел тех, кому в наибольшей степени был обязан своим приходом к власти.  
Ельцин – разрушитель великого государства, построивший на его обломках государство крайне специфическое. А заложниками этого государства мы стали потому, что ясно  понимали: его обрушение породит лишь окончательный конец российской истории.


Приходится отдавать ему должное: он хоть что-то построил в отличие от Горбачёва, стремившегося разрушить всё до конца. Но взирать на то, что он построил, невозможно без содрогания. Именно поэтому  в его напутствии своему преемнику фраза «Берегите Россию» звучит коварно.  Какую Россию?  Что он поручал беречь?  Этот болотный дух?  Этот болотный фатум?  Саму тайну болотного омута? (с)

Устойчивость неких иллюзий и параллелей между царством этого московского держиморды и Российской империей не соответствует действительности. Все его рассуждения о величии Российской империи, которую погубили зловредные большевики, были холодными и бесплодными лингвистическими  упражнениями – словесными пузырями. Пузырилось ли что-то лишь на уровне ельцинской болтовни, или этим пузырям соответствовали пузыри более глубокого, душевного и ментального свойства, но речь шла именно о пузырях. Сам Ельцин был таким пузырём. Всё им созданное обладало этой пузырностью. (с)

                                             Тайна болотного омута


А. Саврасов. «Лунная ночь. Болото».

Мы уже однажды отмахнулись от создания  пространства духа священной борьбы с предвечной тьмой
(в исламе – это джихад)  -  теперь имеем то, что имеем.   Свои попытки  рассуждать об этом начну с понятия «непознаваемое», в котором заключён существующий для разума
человека предел его возможностей, потолок. Всё, что находится за предельными возможностями разума,  лежит  в области наших ощущений невещественного мира:  интуиция (подсознание), вера.


             
"Земля пускает так же пузыри,

Как и вода. Явились на поверхность

И растеклись».

Шекспир. Трагедия «Макбет».

Так ёмко и сухо показывает гениальный англичанин  «Ничто» и его инфернальные проявления.

 И у Гёте «Пустота и Ничто», о которых говорят Фауст и Мефистофель, имеют глубочайшую метафизическую связь с этими самыми пузырями. Да и с пузырями вообще. Например, с пузырями любой инфляции – не только инфляции экономической, но и инфляции метафизической, а также инфляции космологической.


Инфляционная модель вселенной - это сугубо светская модель, разработанная сначала Аланом Гутом (1981год).  Через год эту модель усовершенствовал Андрей Линде. Эта инфляционная модель сразу погружает нас в космологическую проблематику, очень близкую к метафизической, потому что речь идёт о существовании вселенной сразу после большого взрыва.


Всё творящееся внутри представляет собой нечто, гораздо более трудно вообразимое, чем все чудеса, описанные в самых изощрённых сакральных текстах. А ведь для того, чтобы включить в мировоззрение не сакральные изыски, а эту вполне респектабельную и светскую - современную космологию, нужно вообразить себе нечто большее...

"Человечеству, если оно не возжелает погибнуть в третьей мировой войне,  понадобится лет сто, для того, чтобы превратить весь этот космологический сумбур в элементарно вменяемое состояние".

Неизвестно, какой в итоге будет другая картина мира. Но в  каком-то смысле на основе этой другой картины мира возможно глубокое и содержательное сближение людей религиозных и светских.

Как соотносятся космология и метафизика? Ведь пузыри кто-то должен надувать. И для этого этот кто-то должен находится вне пузырей или пузыря. Возможность находиться вне этого предполагает некую недостачу.

Герой Бабеля сетовал по поводу жестокости революции и говорил, что у них в городе недостача доброты. Инфляционная космология неизбежно выводит на эту недостачу. А от неё один шаг до пустоты, о которой Мефистофель говорит Фаусту. А также до того ничто, на которую сделал ставку Гёте, а в его лице и почти весь классический гуманизм. У этой ставки есть глубокие корни.

 Пытаясь докопаться до этих корней , Томас Манн приходил в отчаяние и говорил о бездонности того колодца времён, в который приходится опускаться, чтобы что-то понять. Опускаешься -опускаешься, и вдруг, глядь, там что-то пузырится. Интересно, оно само пузырится или его кто-то пузырит? А если этот создатель пузырей существует, то не на него ли сделал ставку Гёте, классический гуманизм и предшественники этого гуманизма?
Не разобравшись в этом, нельзя ответить на вопрос о том, какова роль России в спасении гуманизма, и невозможно вообще обсуждать судьбу гуманизма.

Значит, необходимо разбираться, потому что если не мы - то кто?
Tags: Гуманизм, Ельцин, Космология, Метафизика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments