fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

Литература. Л. Н. Толстой (Окончание)


Трагизм его жизни, или  Для чего жить?

«Я начал с того, что полюбил свою православную веру более своего спокойствия, потом полюбил христианство более своей церкви. Теперь же люблю истину более всего на свете».   (Л. Н. Толстой.)

Особенно волновал русских людей, живших в конце 19 – начале 20 веков, вопрос о путях уничтожения царившего в стране зла. Дать правильный ответ на этот вопрос Толстой не мог.

В этом нет ничего удивительного, ведь он выражал настроение крестьян, которые ненавидели помещиков, чиновников, кулаков, но ещё не умели с ними бороться, чувствовали себя беспомощными перед  угнетателями и больше надеялись на Божью помощь, чем на свои силы.

В. И. Ленин в статье «Лев Толстой, как зеркало русской революции» дал точное обоснование сущности противоречий во взглядах и теориях Толстого:

«С одной стороны беспощадная критика капиталистической эксплуатации, разоблачение правительственных насилий, комедии суда и государственного управления, вскрытие всей глубины противоречий между ростом богатства и завоеваний цивилизации и ростом нищеты, одичалости и мучений рабочих масс;
с другой стороны – юродивая проповедь «непротивления злу» насилием…».


Толстой сам чувствовал противоречивость своих взглядов.

Он сознавал, что, следуя его проповеди, народ не сможет избавиться от гнёта и нищеты.

Последние десятилетия жизни были для него временем особенно мучительных раздумий, колебаний и недовольства собой.

 В соответствии со своим учением Толстой отказался от предметов роскоши и помощи слуг, сам пахал землю, носил воду, пилил и колол дрова, помогал крестьянам строить избы, клал в них печи, тачал сапоги.


Картина Репина «Пахарь Л.Н.Толстой на пашне» – это не просто образ писателя, запечатлённый в один из жизненных эпизодов. Это законченный сюжет, в котором автор «Войны и мира» показан после перелома в мировоззрении, в работе, которую он считал главным делом жизни человека.
   
  И.Е.Репин писал Л.Н.Толстого на пашне. "Я прожил 8 дней у гр. Льва Николаевича Толстого, написал с него два портрета...  Очень интересно и полезно провёл это время, ходил с ним на его работы и теперь ясно понял этого гениального человека. Какая мощь Бессмертного духа сидит в нём!".

Художник вспоминал:

"В один жаркий августовский день, в самую припёку, после завтрака Лев Николаевич собирался вспахать поле у вдовы... Шесть часов, без отдыха, он бороздил сохой чёрную землю, то поднимаясь в гору, то спускаясь по отлогой местности к оврагу.
 У меня в руках был альбомчик, и я, не теряя времени, становлюсь перед серединой линии его проезда и ловлю чертами момент прохождения мимо меня всего кортежа. Это продолжается менее минуты, и, чтобы удвоить время,
я делаю переход по пахоте на противоположную точку, шагах в двадцати расстояния, и становлюсь там опять в ожидании группы. Я проверяю только контуры и отношения величины фигур;  тени после, с одной точки, в один момент...
 Наконец я попросил позволения попробовать попахать. Едва-едва прошёл линию под гору, - ужасно накривил, а когда пришлось подниматься на взлобок, не мог сделать десяти шагов. Страшно трудно! Пальцы, с непривычки  держать эти толстые оглобли, одеревенели и не могли долее выносить; плечи от постоянного поднимания сохи для урегулирования борозды страшно устали, и в локтях, закреплённых в одной точке сгиба, при постоянном усилии этого рычага делалась нестерпимая боль. Мочи не было. "Вот оно в поте лица", - подумал я, утираясь.

"Это с непривычки, - сказал Лев Николаевич. - И я ведь не сразу привык; у вас ещё и завтра в руках и плечах скажется труд. Да, всё же физический труд самый тяжёлый", -  рассуждал он с улыбкой.
И опять началось бесконечное тяжёлое хождение взад и вперёд по рыхлой пахучей земле. Вот он, Микула Селянинович, непобедимый никакими храбрецами в доспехах. Микула вооружён только вот таким терпением и привычкой к труду.
Мы возвращались к дому в сумерках; вызвездило на холод. Было уже настолько свежо, что я боялся, как бы он не простудился. Ведь рубаха у него была мокрая насквозь. В окнах дома весело блистал свет: нас ждали к обеду. Я мог повторить за мухой: "Мы пахали".
(И. Е. Репин, "Далёкое - близкое", из письма П. М. Третьякову от 17 августа 1887 г.).

Однако писатель не находил сил расстаться с семьёй и всё-таки продолжал жить в богатой яснополянской усадьбе.

«Всё больше и больше, почти физически, страдаю от неравенства, богатства, излишеств нашей жизни среди нищеты и не могу уменьшить это неравенство. В этом тайный трагизм моей жизни», - записывает он в дневнике (1907).
В октябре 1910 года Толстой тайно уехал из Ясной Поляны, с тем, чтобы никогда не возвращаться. В это время писателю было 82 года. В дороге он заболел воспалением лёгких и на станции  Астапово  вынужден был сойти
с поезда.  Через неделю, 7 (20) ноября, Толстой умер.  Льва Николаевича похоронили в Ясной Поляне.


«Когда в литературе есть Толстой, то легко и приятно быть литератором, так как Толстой делает за всех.
Его деятельность служит оправданием тех упований и чаяний, какие на литературу возлагаются...
 Пока он жив, дурные вкусы в литературе, всякое пошлячество,  озлобленные самолюбия будут далеко в тени.
Только один его нравственный авторитет способен держать на известной высоте так называемые литературные течения и настроения».
(А.П. Чехов)




Tags: Литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments