fedorova_tl (fedorova_tl) wrote,
fedorova_tl
fedorova_tl

"Власовская" диссертация Александрова – итоги анализа


Диссертация Александрова является не столько научной работой, сколько информационным оружием в руках десоветизаторов. Диссертант подает историю именно в таком ключе, в каком ее рассматривает белоэмигрантская организация НТС, членом которой господин Александров является с 1989 года (и которая, кстати говоря, активно сотрудничала с нацистской Германией в годы Великой Отечественной войны).



Шесть статей я посвятил анализу заключения из докторской диссертации Кирилла Александрова,
посвящённой исследованию коллаборационистов из армии генерала Власова.

В первой части проведённого анализа мы выяснили, что Александров пытается изобразить коллаборационизм в СССР, как нечто беспрецедентное, не имеющее аналогов. Делалось это для того, чтобы обвинить политический режим СССР – дескать, коллаборационизм в СССР вызван недостатками самого режима. Однако, путём нехитрой проверки мы показали, что в процентном отношении количество переходивших на сторону Гитлера в странах Запада (Франции, да и в Польше тоже) ничуть не меньше, чем в СССР. Поэтому, аргумент Александрова оказывается несостоятельным.
Во второй части анализа мы узнали, как диссертант в развитие начатой темы переходит к описанию ужасов тоталитарного «совка»: искусственный (какой же еще?) голод, уничтожение церкви (именно так: уничтожение, а не борьба), 8 миллионов убитых, 3 миллиона заключенных ГУЛАГа и трудпоседенцев. Не стесняя себя доказательствами, господин Александров воспроизводит черные антисовесткие мифы. Мы видели, как он небрежно обращается с цифрами, например значительно преувеличивая число трудпоселенцев и заключенных ГУЛАГа. При этом диссертант скрывает от читателя, что количество узников ГУЛАГа, находившимся по политическим статьям, не превышает 28% от общего числа заключенных, а остальные были осуждены по уголовным статьям. Не пишет Александров и того, что немалую часть трудпоселенцев составляли польские осадники и польские беженцы. Таким образом, мы видим попытку господина Александрова в несколько раз преувеличить масштабы реальных политических репрессий в СССР.

В третьей части анализа мы узнали, как диссертант изображает советских людей – жителей тоталитарного СССР. Господину Александрову хватает нахальства называть советское общество атомизированным, а советского человека изображать лицемером и приспособленцем. К несчастью для господина Александрова, никто из живших в то время не подтверждает нарисованной им картины. Сами фашисты в своих секретных докладах отмечали, что советским людям свойственно чувство товарищества, и что они вовсе не запуганы ужасными большевиками.

В четвертой части анализа мы видим, как закончив рисовать картину ужасного «совка» и психологические черты его жителей, Александров прямо объявляет, что массовый коллаборационизм – это следствие недовольства политическим режимом.
Однако, сразу же вслед за этим мы наблюдаем шизу (иначе я это не назову), когда автор заявляет, что он не может достоверно установить роль того или иного мотива, почему советские офицеры становились коллаборационистами. Это заявление было сделано для того, чтобы обвинить советских писателей – мол, неправильно изображали мотивы власовцев. Однако, господин Александров опроверг этим высказыванием не только советских писателей, но и собственные построения. Тем не менее, он продолжает упорствовать – мол, мотив перехода именно такой – недовольство режимом и приспособленчество.

В пятой части анализа мы видим, как Александров от очернения советской реальности переходит к обелению коллаборационистов Власова. Диссертант заявляет, что формирование армии Власова шло чуть ли не вопреки воле Гитлера, и немалую роль тут имела анархия внутри Рейха и терпимость официальных инстанций Рейха к оппозиции. По версии автора, Власов чуть ли не терпел немцев. Эти фантазии на совести автора.
Далее Александров заявляет, что если Пражский манифест – наиболее развернутый и проработанный документ в истории антисталинского протеста , значит «его содержание следует признать соответствовавшим социально- политическим ожиданиям, которые были распространены среди русских, находившихся в Рейхе в конце 1944 года» . Александров игнорирует тот факт, что в Рейхе находились не только власовцы, но и миллионы советских военнопленных и угнанных в немецкое рабство острабайтеров. Но даже если брать только власовцев, проработанность документа не является основанием, чтобы говорить, что он отражает чье-то мнение. Тут Александров просто натягивает сову на глобус.

В шестой части анализа мы видим, как Александров рассуждает о дисциплинарных нарушениях в армии Власова. При этом диссертант заявляет – мол, такие же нарушения были и в Красной Армии, и вообще это следствие воспитания и поведенческой традиции русских. Если слегка копнуть текст диссертации, то отказывается, что речь идет о мародерстве и изнасиловании женщин. Из чего возникает вопрос: господин Александров действительно считает, что в поведенческой традиции русских мародерство и насилие над женщинами?
Зато несущими позитивное воспитательное воздействие Александров считает духовенство РПЦз (зарубежной русской православной церкви). Напомню, что представители РПЦз в открытую высказывали свои симпатии к Гитлеру, и приветствовали его поход против СССР.

Завершает введение господин Александров обвинением советской власти в беззаконном расстреле участников власовского движения, в особенности его высшего офицерского состава. Видимо, вооруженный мятеж Александров  считает недостаточным основанием для смертной казни Власова и его ближних подельников. При этом диссертант умалчивает о том, что подавляющее большинство рядовых власовцев отделалось шестилетней ссылкой.

* * *

Подводя итог: я не могу сказать, что подробно исследовал  диссертацию Александрова. Но заключение – это тоже часть диссертации, и немаловажная часть. Именно в заключении автор обобщает проведенное исследование. Мы изучили заключение к "власовской диссертации". В этом заключении мы увидели несколько серьезных натяжек и "ляпов", которые непростительны для серьезного ученого. С другой стороны, внимательному читателю абсолютно ясно, что диссертация Александрова направлена на реабилитацию Власова с позиции превратить фашистских пособников в борцов с ужасным режимом. Для этого автор преувеличивает ужасы советского режима и, одновременно с этим, пытается отделить Власова от Гитлера, показать власовцев третьей стороной.

В этом смысле диссертация Александрова является не столько научной работой, сколько информационным оружием в руках десоветизаторов. Диссертант подает историю именно в таком ключе, в каком ее рассматривает белоэмигрантская организация НТС, членом которой господин Александров является с 1989 года (и которая, кстати говоря, активно сотрудничала с нацистской Германией в годы Великой Отечественной войны).
Tags: Власов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments