Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Читателям.

Рада приветствовать друзей и гостей. Надеюсь, что каждый найдёт для себя что-то полезное, поделится своими впечатлениями, выскажет пожелания, которые будут учтены. Для общения: я - Татьяна.



782381_800


Подборка педагогических тем  (будет дополняться).
------

Вехи речевого становления:  (от 0 до 5 лет)  1 часть2 часть
 -------
1. Непослушные буквы.
2. Как правильно держать ручку при письме.
3. Малыш и компьютер.
4. Что каждая мама должна говорить своим детям.
5. Воспитываем маленького книголюба.
6. От клякс - к каллиграфическому письму...

7. Рабочее место первоклассника
8. Советы родителям: домашние задания.
9. Советы родителям: домашние задания – 2
10. Гармоничное развитие детей, начавших обучение в школе.
11. Кормушка для птиц своими руками
Collapse )

19 октября 1811 года — день открытия Лицея.


246487182_1771457296576010_693138018892398669_n


После окончания лицея Пушкин и его товарищи  решили, что ежегодно 19 октября они будут встречаться, вспоминая былую лицейскую жизнь.  Они придерживались этой традиции, но со временем многие перестали соблюдать этот обычай. В их числе был и А. С Пушкин, потому что его сослали в ссылку за непочтение к царю.  Александр Сергеевич не отчаялся, написал и послал стихотворение «19 октября» своим друзьям. 
***

19 октября...

Роняет лес багряный свой убор,
Сребрит мороз увянувшее поле,
Проглянет день как будто поневоле
И скроется за край окружных гор.
Collapse )


Любить и владеть. Как Достоевский предупредил психоанализ.

Для героев Достоевского выбор всегда болезнен. Но лишь он способен сдвинуть человека из стазиса, в котором он пребывает как объект чужих страстей и поступков.


895a5dfb



К 200-летию со дня рождения писателя.


Часто можно встретить оценку Федора Михайловича Достоевского как писателя-реалиста. Но Достоевский — отнюдь не бытописатель. Читая его романы, мы невольно ловим себя на мысли, что его персонажи как бы «ничем не занимаются» в смысле какой-либо ежедневной деятельности, работы. Всё полотно его произведений — это бесчисленные диалоги, рефлексии, скандалы, конфликты, исповеди, откровения.

Достоевский — реалист необычного рода, его интересует иная сторона бытия человека. Как никто другой в русской литературе, он добрался до самых крайних пределов человеческой личности, или, выражаясь языком религиозным, человеческих духа и души. Внутреннее содержание, личность, душа, находятся в связи с окружающей реальностью, воздействуют на неё. И писатель пристально наблюдает за этим воздействием.

Collapse )

Источник

Х/ф "Дэвид Копперфилд".


Историческая драма по мотивам романа Чарльза Диккенса.

Замечательный и глубокий роман Чарльза Диккенса  является литературным наследием на все времена. Книга потрясающая, полная жизни, невероятной судьбы, хитросплетений чувств, любви, дружбы.





Экранизация этого произведения привлекает своей основательностью, своей прочной книжной основой.

Всем приятного просмотра и хорошего настроения! Читайте книгу!


Константин Паустовский. (Из записной книжки)

Случай с Диккенсом.

Жёлтые облака над Феодосией. Они кажутся древними, средневековыми. Жара. Прибой гремит жестянками. Мальчишки сидят на старой акации и набивают рот сухими сладкими цветами. Далеко над морем поднимается прозрачная струя дыма – идёт из Одессы теплоход.
004
Мрачный рыбак, подпоясанный обрывком сети, сидит и сплёвывает в воду – ему скучно. Рядом с рыбаком на берегу сидит мальчик и читает книгу. «Дай, пацан, поглядеть, что такое за книга», - хрипло просит рыбак. Мальчик робко протягивает книгу. Рыбак начинает читать.

Он читает пять минут, десять, он сопит от увлечения и говорит: «Вот это завинчено, убей меня бог!». Мальчик ждёт.


Рыбак читает уже полчаса. Облака переменились на небе местами, мальчишки уже объели одну акацию и полезли на другую. Рыбак читает.

Мальчик смотрит на него с тревогой. Проходит час. «Дядя, - шёпотом говорит мальчик, - мне надо домой». – «До мамы?» - не глядя на него, спрашивает рыбак. «До мамы», - отвечает мальчик.

«Успеешь до мамы», - сердито говорит рыбак. Мальчик замолкает.
Collapse )

А.С.Пушкин. "Осень".

Как говорили современники Пушкина,  вся дисгармония его внутренних переживаний и его жизни выливалась в идеально гармоничные стихи. И ещё отмечали, что не было до Пушкина русской мировой поэзии.






А Смоктуновский читает как Бог. Вот через какое прочтение надо приобщать детей к гениальному нашему Пушкину - кто пил из родника, из лужи пить не будет!
***

Осень.

I
Октябрь уж наступил — уж роща отряхает
Последние листы с нагих своих ветвей;
Дохнул осенний хлад — дорога промерзает.
Журча ещё бежит за мельницу ручей,
Но пруд уже застыл; сосед мой поспешает
В отъезжие поля с охотою своей,
И страждут озими от бешеной забавы,
И будит лай собак уснувшие дубравы.

II

Collapse )

Как Маша-растеряша с Александром Македонским породнилась.

115 лет назад, 4 (17) сентября 1906 года, в Москве родилась писательница Любовь Фёдоровна Воронкова. Одна из тех, кто создавал необозримую советскую детскую литературу. Родилась, между прочим, по соседству с теми кварталами, где на 85 лет ранее появился на свет Фёдор Достоевский.
bez-imeni-1_fa1
Надо вещи убирать.

Когда-то она начинала с живописи и со стихов. Начнём со стихов и мы:

– Ищешь, ищешь – не найдёшь,
А разыщешь – так поймёшь.
Надо вещи убирать —
Не придётся их искать.

Когда-то весь Советский Союз знал эти строки благодаря радио. Ведь именно радио давало связь с миром в тридцатые годы.

А это было именно тогда, до войны. Уже – без малого – девяносто лет назад. Тогда мало кто знал фамилию автора этих детских радиопередач – воспитательных и занимательных. Зато все знали имя героини, да и в наше время оно не забыто, и мы нет-нет, да и скажем – Маша-растеряша! Помните? Конечно помните. Даже если не догадываетесь, откуда этот звон.


«Бежит Маша в детский сад, торопится.
А ребята в детском саду уже позавтракали и пошли гулять. Они увидели Машу и закричали:
– Опоздала, Маша,
Маша-растеряша!»

Фамилия автора этих рассказов стала известной чуть позже – Любовь Воронкова. Её узнают в 1940-м, когда выйдет первая книга уже не слишком молодой писательницы – сборник рассказов «Шурка».
Collapse )

Источник

Хемингуэй о русской литературе.

"С тех пор как я обнаружил библиотеку Сильвии Бич, я прочитал всего Тургенева, все вещи Гоголя, переведённые на английский язык, Толстого в переводе Констанс Гарнетт и английские издания Чехова.
1589913594_ernest-hemingway1
В Торонто, ещё до нашей поездки в Париж, мне говорили, что Кэтрин Мэнсфилд пишет хорошие рассказы, даже очень хорошие рассказы, но читать её после Чехова — всё равно что слушать старательно придуманные истории ещё молодой старой девы после рассказа умного, знающего врача, к тому же хорошего и простого писателя.

Мэнсфилд была как разбавленное пиво. Тогда уж лучше пить воду. Но у Чехова от воды была только прозрачность. Кое-какие его рассказы отдавали репортёрством. Но некоторые были изумительны.

У Достоевского есть вещи, которым веришь и которым не веришь,
но есть и такие правдивые, что, читая их, чувствуешь, как меняешься сам , — слабость и безумие, порок и святость, одержимость азарта становились реальностью, как становились реальностью пейзажи и дороги Тургенева и передвижение войск, театр военных действий, офицеры, солдаты и сражения у Толстого.

По сравнению с Толстым описание нашей Гражданской войны у Стивена Крейна казалось блестящей выдумкой больного мальчика, который никогда не видел войны, а лишь читал рассказы о битвах и подвигах и разглядывал фотографии Брэйди, как я в своё время в доме деда.

Collapse )

Быть русским...

Автор Алексей Беляков.

Недавно был в Берлине. Вечером зашёл в бар, не в «Элефант», как Штирлиц, но чем-то похожий. Сижу пью кофе. А у стойки три молодых и очень пьяных немца. Один всё время что-то громко вскрикивал и порядком мне надоел.
241692659_356592856178735_4227111028107526095_n
Я допил кофе, поднялся. Когда проходил мимо стойки, молодой горлопан чуть задержал меня, похлопал по плечу, как бы приглашая участвовать в их веселье. Я усмехнулся и покачал головой. Парень спросил: «Дойч?» («Немец?»). Я ответил: «Найн. Русиш». Парень вдруг притих и чуть ли не вжал голову в плечи. Я удалился. Не скрою, с торжествующей улыбкой: был доволен произведённым эффектом. РУСИШ, ага.

А русский я до самых недр. Образцовый русский. Поскреби меня — найдёшь татарина, это с папиной стороны, с маминой есть украинцы — куда без них? — и где-то притаилась загадочная литовская прабабушка. Короче, правильная русская ДНК. Густая и наваристая как борщ.

И весь мой набор хромосом, а в придачу к нему набор луговых вятских трав, солёных рыжиков, берёзовых веников, маминых колыбельных, трёх томов Чехова в зелёной обложке, чукотской красной икры, матерка тети Зины из деревни Брыкино, мятых писем отца, декабрьских звёзд из снежного детства, комедий Гайдая, простыней на веревках в люблинском дворе, визгов Хрюши, грустных скрипок Чайковского, голосов из кухонного радио, запаха карболки в поезде «Москва-Липецк», прозрачных настоек Ивана Петровича — весь этот набор сотворил из меня человека такой широты да такой глубины, что заглянуть страшно, как в монастырский колодец.
Collapse )